Астана разрывается между Москвой и Вашингтоном

В условиях обострившихся отношений между Москвой и Вашингтоном по энергетическим вопросам «многовекторная» внешняя политика Астаны подвергается, по всей видимости, очень серьезному испытанию. Эти две большие столицы, соперничающие в борьбе за распространение и укрепление своего влияния в Центральной Азии, в последнее время попросту переходят к обвинениям практически открытым текстом в адрес друг друга. И Казахстану пока с трудом удается балансировать на той тончайшей грани, которая служит разделительной линией между зачастую полярными интересами россиян и американцев. Сколько может продолжаться так, неизвестно.

В ситуации самое примечательное то, что и Москва, и Вашингтон склонны рассматривать Казахстан как наиболее близкое им по своей политике государство во всей Центральной Азии.
Основанием российскому руководству для такого отношения к нашей стране служит целый ряд соглашений – о добрососедстве и вечной друж¬бе между РФ и РК, о вхождении РК в ДКБ (Договор о коллективной безопасности), ЕврАзЭС и ЕЭП. А также то обстоятельство, что до сих пор все отводящие Москве лидирующую роль интеграционные инициативы на постсоветском пространстве получали со стороны Астаны самую горячую поддержку.
Руководство же США, отводя официальной Астане роль своего ближайшего «друга» с вытекающими отсюда обязательствами, исходит из того, что из порядка восьмидесяти миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций, вложенных в экономику нашей страны за последние полтора с лишним десятилетия, львиная доля принадлежит американскому бизнесу, что Казахстан достигнутым за последние годы экономическим благополучием, которым Астана так гордится, обязан в первую очередь западному капиталу. И в том числе – американскому.
Другими словами, и Москва, и Вашингтон имеют вполне обоснованное основание для того, чтобы рассчитывать на союзническую поддержку Астаны в отношении своих политических и экономических интересов, так или иначе связанных с нашей страной. Проблема сейчас лишь в том, что Казахстану все трудней и трудней удовлетворять одновременно запросы этих двух держав сразу. И дело еще в том, что рассматриваемая ситуация находится не в замороженном или, скажем, определенным образом стабилизированном состоянии. Она стремительно развивается. И, соответственно, меняется.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что теперь Казахстан призван оживлять транспортные проекты способствующие достижению бывшими советскими республиками энергетической независимости от Москвы. От него в частности хотят гарантий поставок нефти для существующего уже нефтепровода Одесса-Броды, который Польша и Украина хотели бы довести до польского порта Гданьск.
Согласие Казахстана поддержать такой проект, может коренным образом изменить систему сложившихся отношений Астаны с Москвой. Ибо это будет не просто экономически объяснимая транспортировка казахстанской нефти в обход России. Это будет обход России по всему южному и западному периметру ее границ. К тому же к Балтийскому побережью нефть из любого месторождения Казахстана можно доставить гораздо проще и дешевле. Поэтому поддержка Астаной проекта «Одесса-Броды-Гданьск» была бы однозначно оценена как некий вызов России, какого наша страна до сих пор ни разу себе не позволяла.
Те же Польша и Украина, у которых в этом вопросе за спиной поддержка США и ЕС, уже достаточно долгое время предпринимают попытки убедить Казахстан включиться в реализацию проекта «Одесса-Броды-Гданьск». Но до сих пор такие усилия результатов не принесли. Причем каждый раз получалось так, будто бы Казахстан уже дал свое согласие. Но потом выяснялось, что такая информация не соответствует действительности.
Нефтепровод Одесса-Броды, который сейчас предстает как часть проекта «Одесса-Броды-Гданьск» с участием стран-членов ГУАМ и Польши, изначально был задуман для транспортировки каспийской нефти. Однако тогда, когда его построили, выяснилось, что вывозить-то по нему нечего. Поэтому готовый объект оказался не очень-то нужен. Просчет, главным образом, в том, что так называемая общая «большая каспийская нефть» в значительной мере оказалась фикцией.
Реальные объемы нефти для экспорта из зоны Каспия через Черное море, где находится порт Одесса, расположенный в начале маршрута вышеназванного проекта, нынче имеются лишь у Казахстана. Но в то же время у нашей страны нефти все же не так много, как связанных с ней обязательств перед другими (ближними и дальними) государствами-партнерами. Однако Казахстан, дрейфующий сейчас в сторону США и Запада, похоже, поставлен перед необходимостью принятия какого-то позитивного решения по проекту «Одесса-Броды-Гданьск», даже если это грозит серьезным ухудшением его отношений с Россией.
Важно и то, что почти все крупные нефте- и газоэкспортные проекты, поддержанные в последнее время нашей страной, вызывали и вызывают, мягко говоря, неприятие Москвы. А американцы, самым настойчивым образом добиваясь согласия Астаны на такую поддержку, вовсе никакого секрета не делают из того, что их планы при этом направлены, так или иначе, против Москвы.
Чтобы такое утверждение не выглядело голословным, приведем конкретный пример. Американский журналист Джошуа Кучера из «Eurasianet» в прошлом году в своей статье «Вашингтон хочет помочь Грузии прорвать энергетическую зависимость от России» писал так: «Грузинский план является частью более масштабной стратегии, разработанной чиновниками Вашингтона с тем, чтобы поощрять развитие энергетических отраслей стран Центральной Азии и Кавказа, увеличивая также одновременно влияние США в регионе. Стивен Манн, главный заместитель госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии, говорит, что сейчас Вашингтон сосредоточился на «второй фазе» новых энергетических путей из Центральной Азии… Вторая фаза, говорит он, фокусируется на возрастающем доступе нефти из Казахстана, ключевого союзника США в регионе, к трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан» (04.08. 2006 года).
Но как долго Казахстану будет возможно продолжать соответствовать тем зачастую полярно противоречивым политико-экономическим видам, которые в отношении него имеют Россия и США?!
У того же Вашингтона есть еще идея непосредственного связывания Центральной Азии с Южной Азией. На специальных слушаниях в соответствующем комитете Конгресса США высокопоставленные представители американской администрации говорили о том, что такая связь особенно важна в энергетическом секторе. Прежняя американская администрация обращалась к правительствам Афганистана, Пакистана и Индии с призывом экспортировать газ не из Ирана, а из Казахстана.
То есть и в данной задумке американцев главная ставка делается на природные ресурсы нашей страны. А ведь, по логике вещей, на такую роль больше подошли бы Туркменистан и Узбекистан, которые непосредственно граничат с тем же Афганистаном и расположены гораздо ближе к Пакистану и Индии, чем наша страна. К тому же у туркмен и узбеков свободного газа для экспорта больше, чем у нас. Но Туркменистан, видимо, не очень сговорчив и податлив. А Узбекистан сейчас больше связан с Москвой и Пекином, чем с Вашингтоном и европейскими столицами. Поэтому, надо полагать, американцев в данном случае больше интересует Казахстан.
Но подобные планы также идут вразрез с интересами Москвы. В общем, как ни крути, у американцев получается лишь одно – вынашивание планов о принятии мер по уводу Центральной Азии из-под влияния России.
Причем основную ставку они, повторимся, делают на Казахстан. Этим, надо полагать, и объясняется выдвижение нашей страны на роль «ключевого союзника США» в регионе. Но вместе с тем Казахстан привычным образом воспринимается в качестве такого же ключевого союзника России, причем не только в Центральной Азии, но и в СНГ в целом.
Сейчас, именно сейчас такой двойственный, а посему противоречивый характер образа Казахстана начинает трансформироваться с акцентом в пользу США и Запада в целом. Но едва ли Москва согласится спокойно взирать в дальнейшем на такой ход развития событий и не постарается придать ему более выгодное ей направление. Следовательно, борьба за влияние на принятие ключевых внешнеполитических и внешнеэкономических решений в Астане продолжится.
Но ожидания России, с одной стороны, и США, с другой, от своего «ключевого союзника» со временем поставят Казахстан, надо полагать, в такое положение, когда не останется решительно никакой возможности найти хотя бы минимально приемлемые как для Кремля, так и для Вашингтона решения. Ведь такой вариант развития событий неизбежен. Дело к тому и идет.

Марал САЛЫКЖАНОВ,
inosmikz.com
15 Apr 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom