Крапленную колоду снова перетасовали.

Начало апреля текущего года началось с «перезагрузки» правоохранительной системы органов государственной власти. Президент Нурсултан Назарбаев произвел кадровые изменения в силовых структурах. Назвать их изменениями очень сложно, так как фактически данные переназначения представляют собой только рокировку уже надоевших фигур. Новыми лицами, призванными придать «системность соответствующей работе правоохранительных органов» стали Мусабек Алимбеков в должности председателя Верховного суда и Серик Баймаганбетов в качестве нового главы МВД.
У каждого из участников свершившейся ротации в судебно-правоохранительном блоке свои «скелеты в шкафах» и «тараканы в головах». Об этом ио тех, кто стоит за кадровыми назначениями, плюсах и минусах ново-старых назначенцев в нашем материале.

Круговорот министров…
Комментируя последние кадровые перестановки в руководстве правоохранительных органов на пленарном заседании сената, Нурсултан Назарбаев отметил: «Кадровые решения в правоохранительных органах вызваны временем, долгим присутствием некоторых руководителей на данных должностях, что в некоторой степени начинает работать против системности соответствующей работы правоохранительных органов».
Сказанные слова о «долгом присутствии» уже наталкивали на мысль о том, что зачистка будет серьезной. Однако слова, как всегда, разошлись с делом. На поверку вышел элементарный «круговорот министров в природе». Судите сами. Два мастодонта в лице Рашида Тусупбекова и Кайрата Мами, которые, кстати, были ведущими игроками в этой системе, подтвердили статус «непотопляемых».
Загипа Балиева и Бауржан Мухамеджанов свои позиции сдали, отправившись на запасной аэродром – в парламент страны. Иначе этот орган не назовешь, так как он сплошь и рядом состоит из «экс», которые пересиживают не лучшие для них времена в стенах мажилиса или сената, а после, при благоприятно сложившейся для них конъюнктуре, возвращаются…
Новый председатель Верховного суда Мусабек Алимбеков является креатурой Кайрата Мами. В этой связи очень сложно предполагать, что в системе судебных органов сразу произойдут кардинальные перемены. Основные усилия главного судьи в настоящее время будут направлены не столько на реальную судебную реформу, сколько на завоевание доверия со стороны президента страны и укрепление своих позиций в качестве личного назначенца главы государства. По мере возможности Мусабек Турганбекович попытается откреститься от проблемного наследия, которое ему оставил бывший патрон К.Мами.
Серик Баймагамбетов по существу «кабинетный полицейский», что, впрочем, дает ему и дивиденды в виде наличия незапятнанной репутации, а тем, кто настоял на его назначении, управляемость органами внутренних дел. В то же время достаточно сложно надеяться, что он будет работать «по новому стилю», на что очень рассчитывает Нурсултан Назарбаев. Достаточно привести примеры того, что, будучи депутатом мажилиса и руководителем профильного комитета, Серик Нуртаевич не направил в адрес правительства или правоохранительных органов ни одного депутатского запроса. И это несмотря на наличие существенного числа вопросов и нерешенных проблем в судебно-правоохранительной системе. Если верить парламентскому сайту, то Баймаганбетовым не осуществлялась какая-либо работа в округе, отсутствуют инициативы в части законотворческой деятельности. В период с декабря 2007 года и по март 2009 года на его адрес поступило 7 писем с обращениями граждан, однако ни на одно из них не последовало ответа.
Таким образом, перед нами предстает своего рода система, основанная на принципе сообщающихся сосудов. Так,
М.Алимбеков, став председателем Верховного суда, переместил К.Мами в прокурорскую емкость, которая в свою очередь позволила Р.Тусупбекову занять пост министра юстиции. Это «выдавило» З.Балиеву в сосуд, наполненный народными избранниками, выплеснув в соседний, под названием МВД, С.Баймаганбетова. Новый глава внутренних дел, уже окрещенный журналистами «серой мышкой», вынудил уйти Б.Мухамеджанова на сенаторские хлеба.
Переливание «содержимого» из одного сосуда в другой зависит от многих факторов, начиная от внутригрупповой борьбы, состояния дел в самой отрасли и заканчивая ситуативной целесообразностью. При этом первый фактор в кадровых рокировках казахстанского государственного истеблишмента играет доминирующее значение.
Ментовские войны продолжаются
Ни один из руководителей судебно-правоохранительной системы не был освобожден по отрицательным мотивам. Хотя оснований для этого у главы государства было предостаточно. Об этом очень красноречиво свидетельствует хотя бы то, что президент страны вынужден был признать бардак, царящий в правоохранительных органах. «И сами правоохранительные органы внутри себя должны навести порядок, и вызвать доверие со стороны населения…, в настоящее время надо в первую очередь уничтожить все негативные факты внутри этих органов», – подчеркнул глава государства.
В этом случае не помешала бы детализация касательно «негативных фактов» и конкретизация, по отношению к какому органу правоохранительной системы прозвучала сия критика.
Более детальное рассмотрение сложившегося «силового пасьянса» дает основание утверждать, что в любом случае «в шоколаде» остался Каирбек Сулейменов, нынешний глава Совета безопасности. С момента своего назначения его усилия были направлены если не на установление контроля, то, по крайней мере, на увеличение влияния на правоохранительную систему.
Не стоит сбрасывать со счетов и то, что К.Сулейменов, как бывший министр внутренних дел и освобожденный по обстоятельствам, аналогичным нынешним, всячески хотел взять реванш. Из инсайдерских источников стало известно, что именно глава Совбеза убедил Нурсултана Абишевича назначить Серика Баймагамбетова на пост министра внутренних дел как фигуру, не имеющую пока что политического влияния, не запятнанную в коррупционных скандалах и не замешанного во внутриклановых интригах и борьбе за сферы влияния. Если учесть, что последний долгое время был заместителем К.Сулейменова в руководстве МВД, то становится ясным, что он является стопроцентной креатурой Каирбека Шошановича. Руководитель Совбеза в лице нового министра МВД получил управляемую структуру и повышение собственной «капитализации» в глазах властной вертикали и особенно среди руководителей судебно-правоохранительного блока.
Также в кулуарах власти активно обсуждается версия о том, что смещение Б.Мухамеджанова было неминуемым, так как он недавно по непонятным причинам лишил сына К.Сулейменова Тимура поста одного из руководителей органов внутренних дел в Северо-Казахстанской области. Причем последний не успел даже привыкнуть к креслу регионального начальника – таким стремительным было его увольнение. Тем не менее, сын «прославленного арбузного борца с коррупцией на дорогах Казахстана» не выпал из обоймы, плавно опустившись на место первого заместителя прокурора г.Алматы. В кулуарах Ак Орды также говорят о том, что основным аргументом, с помощью которого Сулейменов смог убедить главу государства принять решение о смещении Б.Мухамеджанова с поста министра внутренних дел, являлся факт провальности всех действий МВД во время «Рахатгейта» и неудавшихся попыток экстрадиции Р.Алиева в Казахстан.
Второе, на что стоит обратить внимание, так это то, что Назарбаев остался по-прежнему верен принципам политики «сдержек и противовесов» и «разделяй и властвуй».
Два тяжеловеса силового блока в лице К.Мами и Р.Тусупбекова остались на плаву. Именно с их именами было связано жестокое противостояние судебных органов и Генпрокуратуры. Достаточно вспомнить скандал, связанный с председателем Актюбинского областного суда Мухтаром Есжановым, против которого Генеральный прокурор республики Рашид Тусупбеков возбудил уголовное дело не по факту «получения взятки», а «по подозрению в получении взятки».
Видимо, борьба достигла кульминационного предела, когда руководители в результате внутриведомственных разборок забыли свои главные функции. Кстати, слова Назарбаева, обращенные к сенаторам о том, что в условиях кризиса «правоохранительные органы должны работать все вместе», лишь подтверждают тот факт, что противостояние между главами силовых ведомств существовало. Видимо, противостояние двух ведомств перешло на уровень личностных антипатий, что дало возможность президенту это использовать, пусть даже в усеченном виде. Несмотря на то, что Рашид Толеутаевич назначен на пост министра юстиции – органа с меньшими силовыми властными полномочиями, его присутствие в общей «колоде» правоохранительной системы будет для Кайрата Мами сдерживающим фактором. И это очень важно, если учесть, что позиции последнего в результате последней рокировки существенно улучшились. Так, назначенный председателем Верховного суда Мусабек Алимбеков, будучи человеком Мами, до поры до времени будет обеспечивать преемственность курса экс-председателя.
Свидетельством того, что Мусабека Алимбекова и Кайрата Мами связывают прочные нити дружбы, является то, что они были однокурсниками, причем такими, которые целых пять лет прожили в одной комнате казгушной общаги.
Следует отметить, что недоброжелатели г-на Мами пытались использовать фактор дружбы с Алимбековым против него же самого. Относительно недавно на ряде интернет-сайтов юристов-однокашников обвиняли даже в том, что оба они были якобы связаны с Рахатом Алиевым! Причем, как указывает автор одного из материалов (А.Искак. Тень Рахата – 2), «доказательства связи между Кайратом Мами и Рахатом Алиевым слишком неоспоримы, чтобы их игнорировать».
Автор утверждает, что К.Мами ни много ни мало нес «полный букет обязательств перед бывшим старшим зятем президента». Что поручения казахстанской судебной системе в деле о нападении на «Нурбанк» венский затворник отдавал через «находящегося с ним в Вене своего преданного помощника Дулата Абухаирова». Последний, по утверждению авторов материала, перенаправлял их своему родному тестю Мусабеку Алимбекову.
Верится в это с трудом, хотя бы потому, что навряд ли президент страны доверил бы два ключевых ведомства в силовом блоке людям, которые хоть как-то замечены в связях с опальным зятем.
Главный вопрос теперь заключается в одном: как будут развиваться взаимоотношения между прокурорскими и судейскими, которые все эти годы занимались перетягиванием полномочий на себя? Не получится ли так, что теперь судейский корпус попросту станет придатком органов прокуратуры? И не приведет ли такое «внутривидовое скрещивание» к тому, что будут попросту перечеркнуты даже те небольшие права и иммунитеты, которые судьи смогли получить за эти годы? Не зря ведь говорят, что «угол зрения будет зависеть от занимаемого места». Не получится ли так, что г-н Мами, который почти 9 лет боролся с прокуратурой, начнет с удвоенной энергией восстанавливать полномочия времен Вышинского? Тогда прости-прощай не только судебно-правовая реформа, но и многолетняя студенческая дружба? Не легко придется и Алимбекову, который будет вынужден не только на словах, но и на деле доказывать самостоятельность и независимость судей, хотя бы перед собственными коллегами.
Если это и есть воплощение в жизнь тезиса главы государства о том, что органы должны «работать все вместе», то это не лучший выбор. Рано или поздно это станет катализатором недовольства основных оппонентов К.Мами и других кланов, которые вряд ли будут сиять от счастья, наблюдая за расширением сфер влияния нынешнего «ока государева».
Не лучшие времена, надо полагать, ожидают областные и городские прокуратуры. Региональным прокурорским элитам предстоит пройти унизительную и болезненную процедуру «очищения» от тусупбековского влияния. Люди Рашида Тусупбекова с вероятностью до 95% свои позиции не сохранят. Высока также вероятность и того, что мы станем свидетелями громких публичных разоблачений в результате «наведения порядка» и «уничтожения всех негативных факторов внутри органов». Надо полагать, что пара-тройка громких скандалов, связанных с коррупцией в органах прокураторы, станут предметом гласности, выполняя при этом две функции: имиджевую лично для Мами и попытку восстановления доверия населения к правоохранительной системе в широком смысле.
Очистка рядов
или крыловский «Квартет»?
Таким образом, президент в очередной раз подтвердил незыблемость сложившейся традиции в кадровой политике, основанной на принципе «сдержек и противовесов». В целом, политика выражается в сохранении позиций ведущих игроков госаппарата с разницей в смене функциональных полномочий и сферы деятельности. Во всем остальном глава государства был достаточно предсказуемым. Так, выдвижение новых лиц в любом случае связано с усилением позиций той или иной группы влияния. При этом по-прежнему главным условием при принятии решений касательно обновления кадрового состава министерств и ведомств являются не столько профессиональные качества, сколько выраженная политическая лояльность, принадлежность тому или иному клану или группе.
Сегодня можно говорить только об одном: назначение лиц с указанным выше набором качеств говорит о том, что речи о трансформации системы, «перезагрузки» в правоохранительных органах не будет. Как могут ново-старые назначенцы изменить ситуацию к лучшему, если они и на прежних-то должностях не решили поставленных перед ними задач? Да и потом, в одночасье избавиться от привычки работать спустя рукава, укоренившихся традиций кланово-групповой поруки, формализма и безответственности невозможно. Даже если этого формально требует глава государства!
Попытки единичными кадровыми решениями, словно лоскутками и заплатками прикрыть непристойно оголившиеся части тела системы государственной власти и управления, проблемы, конечно, не решат. Тем более, если эти меры носят половинчатый, конъюнктурный характер. Лишь бы не получилось, как у дедушки Крылова: «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь…»

Досье: плюсы и минусы
Кайрат МАМИ: 54 года. Выпускник юрфака Казахского госуниверситета им. Кирова. В системе судебных органов проработал более 28 лет. Трудовую деятельность начал в качестве судьи Гурьевского областного суда, заняв в 1990 году пост его председателя. В 1990 – 1993 гг. судья Верховного суда Республики Казахстан. Попав под огонь критики Назарбаева, Кайрат Мами два года находится в опале, работая председателем Алматинского горсуда. Начиная с 1995 года, занимает руководящие должности в системе Верховного суда. С 2000 годапредседатель Верховного суда РК. Занимал этот пост 9 лет. С апреля 2009 года Генеральный прокурор РК. Является членом Высшего судебного совета РК. Полностью контролирует судебную ветвь власти. Находится в постоянной конфронтации к Рашиду Тусупбекову, экс-генпрокурору. Любитель элитного вида спорта – гольфа.
Плюсы: добился повышения предельного возраста судьи до 65 лет, а если позволяет здоровье, то до 70 лет; заработная плата судей с 1 января 2009 года повышена на 60%; согласился на то, что при освобождении от должности по отрицательным мотивам судьи лишаются всех льгот, установленных законом; критиковал южно-казахстанский судейский корпус за безграмотность, нарушение судебной этики, некомпетентность и непрофессионализм.
Минусы: поставил окончательную точку в политически мотивированном судебном процессе над Г.Жакияновым и М.Аблязовым в 2002 году; в результате критики судебной системы и лично председателя Верховного суда К.Мами закрыта газета «ЗиП»; на протяжении 9-летнего срока работы К.Мами большая часть судей в Казахстане в общественном сознании стала ассоциироваться с несправедливостью, некомпетентностью и коррупцией; ряд источников утверждает, что помощник К.Мами Бауржан Мумбеков в 2003 году был задержан с поличным при получении взятки в один миллион долларов, однако избежал должной ответственности.

Рашид ТУСУПБЕКОВ: 54 года. Выпускник юрфака Карагандинского госуниверситета. Трудовую деятельность начал судьей района, далее возглавлял Карагандинский областной суд, затем возглавил Коллегию по уголовным делам Верховного суда, был председателем Комитета по судебному администрированию при Верховном суде. В 2000 году назначен Генеральным прокурором. Являлся бессменным надзирателем за законностью более 8,5 лет. На момент назначения Генпрокурором его считали не ангажированным человеком. Однако вскоре он стал, как и многие, зависим от аппаратно-клановых группировок. Дружит с теми, кто на конкретный момент наиболее приближен к «телу». Снискал славу непримиримого оппонента полицейского ведомства. В апреле 2009 года назначен министром юстиции.
Плюсы: приостановил исполнение всех судебных актов о сносе домостроений в алматинском микрорайоне «Шанырак»; инициировал рассмотрение вопроса о привлечении к ответственности вице-спикера Госдумы РФ Владимира Жириновского по факту разжигания межнациональной розни между народами двух стран, в результате чего МИДом РК Жириновский признан персоной нон-грата на территории нашей страны.
Минусы: организовал противостояние судебным органам; сделал прокуратуру главным душителем демократических прав и свобод, стал запретителем участия в акциях протеста; способствовал политически мотивированному закрытию ряда оппозиционных СМИ и сайтов; критикуя практику принятия на работу по звонкам, допустил назначение Нурбола Назарбаева, племянника президента прокурором г.Капшагай в 23 года в нарушение норм закона «О прокуратуре»; накануне президентских выборов с целью снижения явки протестного электората совместно с экс-председателем КНБ Дутбаевым сделал заявление о готовящихся беспорядках; во время расследования уголовного дела по факту убийства А.Сарсенбаева и его помощников оказывал давление на Р.Ибрагимова, требуя фальсифицировать свои показания; не смог выполнить поручение главы государства об экстрадиции Р.Алиева из Австрии в Казахстан.

Досье: плюсы и минусы
Загипа БАЛИЕВА: 51 год. Выпускница юрфака Казахского госуниверситета им. С.М.Кирова. Ряд источников относит ее к числу «звездных однокурсников» К.Мами. В свое время ее продвижению активно способствовал З.Нуркадилов. С 1996 по 2005 год председатель ЦИКа, министр юстиции РК в 2005 – 2009 годы.
Плюсы: первая женщина-министр юстиции РК осуществившая демонстративную чистку в рядах Минюста за коррупцию; регистрацию недвижимости в обязательном порядке; создание ЦОНов, работающих по принципу одного окна; открыта для прессы, коммуникабельна.
Минусы: фальсификация итогов выборов во время председательства в ЦИКе; внедрение неработающей автоматизированной системы голосования «Сайлау»; скандальная информация, связывающая ее имя с разбазариванием средств во время строительства жилого дома для сотрудников МЮ, с продажей земельных угодий Ерминсая в предгорьях Алматы по 140 тенге за сотку, с перешедшими в личное пользование служебными джипами, покупкой экзотических растений на средства алматинского Центра недвижимости для ЦОНов, якобы оказавшихся в квартире министра; обвинения в неэффективном расходовании бюджетных средств; инициатор закона «О легализации имущества», который не решил проблемы жителей «Шанырака» и «Бакая»; массовое членовредительство в учреждениях КУИС, подконтрольных МЮ; разработчик изменений и дополнений в Конституцию РК, снимающих ограничения для выдвижения первого президента страны на пост главы государства; разработчик антидемократических поправок в закон «О политических партиях»; выдвинула идею о строительстве патентного дворца; сторонник исключения графы «национальность» в биометрическом загранпаспорте; имела неосторожность быть аффилированной с группой Р.Алиев–Д.Назарбаева; возбуждение уголовного дела по факту контрабанды в отношении ответсекретаря МЮ Аскара Кенжеханова, который, как утверждает ряд источников, активно сотрудничал с Р.Алиевым; недостатки работы по подготовке проектов законодательных актов.

Бауржан МУХАМЕДЖАНОВ: 48 лет. Выпускник юрфака Казахского госуниверситета им. С.М.Кирова. Экс-министр внутренних дел. Был назначен на этот пост в октябре 2005 года. Во время руководства МВД был вынужден долгое время лавировать между группировками генералов Касымова и Шпекбаева, набравшими силу и наглость во времена бесславного «министрования» Турисбекова. Отношение к последнему однозначно негативное. Аналогичные отношения сложились и с бывшим Генпрокурором Р.Тусупбековым. Курировал расследование дела об убийстве в феврале 2006 года деятеля оппозиции А.Сарсенбаева, итогами которого ни родственники убитого, ни общественность не удовлетворены. В мае 2007 года был обвинен бывшим зятем президента Казахстана Н.Назарбаева Р.Алиевым в коррупции и криминальных связях. Большой друг «почетного пенсионера» Владимира Ни и господ из «Казахмыса». 2 апреля 2009 года назначен депутатом сената парламента.
Плюсы: добился повышения размера зарплаты для дорожных полицейских; ужесточил наказания за дорожные правонарушения; запретил тонировку передних стекол авто; предложил ужесточить наказание вплоть до смертной казни за преступления, связанные с наркотиками; отменил водительские талоны.
Минусы: обвинения в аффилированности с ФПГ «Казахмыс»; на протяжении долгого времени был активно аффилирован с группой Рахата Алиева; убийство З.Нуркадилова квалифицировано как самоубийство; превратил в фарс расследование убийства оппозиционного политика А.Сарсенбаева, оказал давление на главного подозреваемого Р.Ибрагимова, игнорировал требования о рассмотрении версии причастности Р.Алиева к убийству политика; санкционировал карательные экспедиции в «Бакае», «Шаныраке», в результате которых погиб сотрудник полиции; «вооружил» органы МВД накануне выборов в парламент в целях разгона демонстрантов; занимал неоднозначную позицию в деле о нападении на «Нурбанк» в результате своевременно не принятых мер органами внутренних дел по розыску топ-менеджеров банка; не сдержал слова, данного главе государства, и не собрал необходимый компромат на опального зятя, достаточный для его экстрадиции из Западной Европы; «перекосы» в кадровой политике, наличие «случайных» людей в министерстве и нецелевое использовании бюджетных средств; уголовное дело в отношении группы представителей политической оппозиции об «укрывательстве» лиц, получивших политическое убежище на Украине.

Досье: плюсы и минусы
Мусабек АЛИМБЕКОВ: 55 лет. Выпускник Казахского госуниверситета им. Кирова. Работает в судебной системе с начала 80-х годов прошлого столетия. В разные годы занимал должности председателей судов Жамбылской области и Алма-Аты. В последнее время был председателем Коллегии по гражданским делам Верховного суда. Является членом Квалификационной коллегии юстиции РК, членом Высшего судебного совета республики. Относится к числу «звездных однокурсников» К.Мами.
Плюсы: пока не зафиксированы.
Минусы: до своего назначения был закрыт для прессы; близкие отношения с нынешним Генеральным прокурором К.Мами не будут добавлять ему авторитета в глазах коллег и подчиненных.

Серик БАЙМАГАМБЕТОВ: 51 год. Выпускник МГУ им. М.В. Ломоносова и адъюнктуры Академии МВД СССР, кандидат юридических наук. С 1992 по 2001 год работал в аппарате президента в отделах правоохранительных органов, законодательства, являлся заместителем и заведующим секретариата СБ, заместителем министра юстиции. Будучи депутатом, являлся председателем Комитета по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса. В апреле 2009 года назначен министром внутренних дел РК. Является креатурой К.Сулейменова, нынешнего руководителя Совета безопасности РК.
Плюсы: кадровый сотрудник органов внутренних дел, наличие незапятнанной репутации.
Минусы: ассоциируется как «кабинетный полицейский» и «паркетный генерал».

Артур САДВАКАСОВ
«Тасжарган» № 14 (140) от 8 апреля 2009 г.
08 Apr 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom