Заглотнул крючок – и живи спокойно

Следствие по БТА только-только началось, а прокуратура уже поспешила провести брифинг, где на обвиняемых и подозреваемых навешаны ярлыки преступников. Для понимающих тонкости казахстанского правосудия понятно, что если начало уголовного дела настолько «оптимистично», то обвинительный характер процесса обеспечен. Прокурорам уже известен результат – им его подсказали сверху, и теперь дело за процедурной частью – нужно соблюсти приличия и формальности.

Сергей ДУВАНОВ

Я допускаю, что многое из озвученного на брифинге в части деятельности бывшего руководства «БТА Банка» действительно могло иметь место. Но верить нашей прокуратуре можно только с очень большой осторожностью. Она у нас лицо заинтересованное. И потом, контекст высказанных обвинений в адрес бывшего руководства БТА заставляет подозревать, что вся эта атака на Аблязова и его команду — всего лишь следствие куда более веских причин.

Кто не с нами — тот против нас

Логика подозрения проста — ну не возбуждают у нас уголовных дел против людей уровня Аблязова просто так. Давайте положа руку на сердце признаемся самим себе, что там (палец кверху) тоже коррупционеров хватает, они так же неравнодушны к денежкам, которые можно получить, используя свое служебное положение. Это, как говорят философы, имманентное состояние системы, выстроенной господином Назарбаевым. Других там не держат.

Не брать и не давать — это повод усомниться в адекватности человека. Не помочь сделать карьеру родственнику, хорошему знакомому — признак дурного тона. Не выделить льготный кредит самому себе, своим родственникам, знакомым, по звонку сверху — значит бросить вызов общественному мнению. Не украсть то, что можно украсть, — значит прослыть лохом.

Нужно признать, что неуважение закона, его перманентное нарушение стало нормой жизни, и не только нашей элиты (откуда Аблязов, прокуроры, судьи, акимы, чиновники всех рангов), но и рядовых граждан. И тысячу раз прав господин Назарбаев, когда заявляет, что любого можно брать за руку и вести в суд. Вот только насчет суда он явно слукавил — потому что суд, как органичная часть этой системы, тоже коррумпирован, поэтому толку от этого не будет: всегда есть возможность откупиться.

Но в этом лукавстве президента спрятан главный секрет, посредством которого Назарбаев правит насквозь коррумпированной страной. Секрет прост — в суде оказываются только те, кто ему неугоден. Его известную фразу «я каждого могу взять за руку и отвести в суд» нужно понимать буквально. Ключевым в этой фразе является местоимение «я». То есть, кого именно из истеблишмента пустить «под молотки» правосудия, решает именно Назарбаев.

Ни МВД, ни КНБ, ни прокуратура, ни суды — только он сам по подсказке допущенных «к телу». А делает он это, как показывает практика, тогда, когда тот или иной чиновник становится опасным. Кажегельдин — раз, Аблязов — два, Жакиянов — три, Нуркадилов — четыре, Алиев — пять. Нынешнее пришествие прокуратуры по душу Аблязова — это всего лишь подтверждение, что чужие в системе не приживаются. Либо ты становишься своим в доску со всеми вытекающими из этого прогибами и унижениями, либо тебя в конце концов «съедают».

Коней на переправе не меняют

Всех интересует истинная причина, почему у Аблязова отняли банк. Трудно сказать однозначно. Возможно, это было просто желание прибрать банк к рукам, использовав кризис в качестве удобного для этого повода.

Может, сыграло роль недовольство тем, как Аблязов вел дела (инвестиции за границу, лоббирование своих проектов). Ведь, по слухам, акционерами этого банка являлись люди из самых высоких эшелонов власти. Кстати, последнее достаточно логично объясняет, почему именно в «БТА Банке» правительство претендовало аж на 63% голосующих акций. А заодно и то, как быстро денежки из бюджета сегодня падают в нынешний БТА, — спасают свои кровные.

Официальная версия — банк прибрали к рукам, чтобы его спасти — не выдерживает никакой критики. Для того чтобы спасать банк, нет нужды его приватизировать и разгонять старую команду управленцев. Достаточно просто помочь. Нужно очень не дружить с логикой, чтобы в тех тяжелых условиях, в каких находился банк, поменять руководство. Коней, как известно, на переправе не меняют. Но об этом не думали — потому что решали другие задачи. Результат налицо: банк, при Аблязове являвшийся лидером, сейчас уже откатился на 28-е место.

Прокуратура, не дожидаясь решения суда, объявила Аблязова преступником. Команда сверху (с самого) «фас» — и нет таких законов, которые бы прокуроры не «забыли». Нам ли в Казахстане не знать об усердии наших прокуроров на поприще выполнения установок сверху!

Вообще, на мой взгляд, главная задача брифинга Генеральной прокуратуры — это подготовка общественного мнения к мысли, что в начавшихся проблемах БТА виновато бывшее его руководство. Тактический ход на опережение! Дефолта или консервации банка еще нет, а виновные в этом уже определены — Аблязов и К.

Такой расклад для правительства Масимова архиважен, потому что в противном случае, если с банком будут проблемы, ответственность ляжет на правительство: банк-то при Аблязове был на плаву. Следовательно, чтобы сохранить лицо, нужно выбирать: либо вливать в потерявший доверие БТА новые миллиарды «на поддержание штанов», либо вешать всех собак на Аблязова, объявляя его преступником. Так как денег нет, то приходится напирать на второе.

Полагаю, что Масимов понимает, что с момента входа государства в банк судьба БТА — это и его судьба. Вот почему для чиновников сегодня необходимо «правильно» ориентировать общественное мнение и загодя перевести стрелки на Аблязова, чтобы в случае краха банка крайним сделать его.

Традиция такая — плевать на закон

Что же касается нарушений в работе прежней команды БТА, то они наверняка есть. Их не может не быть — банк-то казахстанский и, соответственно, работал в условиях нашей перевернутой нравственности, как того требуют негласные правила существования в рамках коррумпиетета. Именно это нынче инкриминируют Аблязову.

Но все озвученные на брифинге «преступные действия» руководства БТА — общая практика работы наших банков. Они так работали и работают. Это своеобразная колея общей неправовой ментальности менеджеров и чиновников. Если хотите, традиция такая — плевать на закон. Формально это осуждается, закон этого не позволяет, но в реальной жизни это уже стало нормой.

И тут сами собой возникают вопросы к прокурорам. Где они были все эти годы? Почему смотрели на это сквозь пальцы? Почему в других банках они не видят ОПГ? Только ли потому, что нет команды сверху?

Понятно, что с приходом новой управленческой команды в БТА эта противоправная практика кредитования не прекратится. Более того, я убежден, она теперь достигнет куда более значительных размеров. И если раньше банк благоволил, скажем, только фирмам, аффилированным с Аблязовым, то теперь это уже будет целый список высокопоставленных чиновников, которым руководитель кредитного комитета банка не сможет отказать.

Это отлично иллюстрирует пример, приведенный Солодченко, когда отец нынешнего премьер-министра уже на другой день после того, как БТА стал государственным, получил кредит по звонку из правительства. Легко получил. А заодно и карьеру своей родственницы устроил. Но никто не кричит об ОПГ, о неправедном обогащении, о коррупции.

Прокуратура, ау! Ведь, казалось бы, чего проще — взять и проверить сказанное Солодченко, поднять документы, условия выдачи кредита, соблюдение процедур и пр., и станет ясно, что вместо «ОПГ Аблязова» сегодня в банке «ОПГ Масимова». Но прокуратура, как это принято в таких случаях, молчит — зачем совать нос туда, где его могут прищемить? Мол, будет команда сверху, вот тогда возьмем за руку и отведем в суд.

Почему так? Да потому что и прокуроры ничем не лучше банкиров, они такие же продукты Системы, и их самих точно так же можно взять за руку и отвести в суд — был бы повод. Потому они и проявляют такое усердие, чтобы этот повод ненароком не появился. Все очень логично.

Как попасть на крючок

Обычная практика: бери взятки, воруй, отмывай капиталы, нарушай законы — но соблюдай правила игры. Правила просты: делись с вышестоящими и сохраняй лояльность режиму. Своих Система, как бы они ни преуспевали на ниве неправедного обогащения, как правило, не трогает. Им дают возможность обогащаться в обмен на покорность и преданность.

Пример Рахата Алиева, пока он был в фаворе, отлично это демонстрирует. Аблязов же после 2001 года стал чужим. И с этой точки зрения его вина не в том, что он неправильно кому-то выдавал кредиты. Это формальная причина. Какая же это вина, если вокруг все так делают? На мой взгляд, его вина в другом — в том, что он согласился работать по схемам назарбаевской Системы. Он хотел зарабатывать деньги, как это принято в Казахстане, но при этом сохранять независимость суждений и поступков. Так не бывает. Либо ты, как и все, поешь общие песни, либо тебя берут за руку и — в суд. Третьего не дано.

Кстати, отличный урок для тех, кто надеется, что в Казахстане можно и быть богатым, и иметь свое, отличное от «Ак орды», мнение. Если ты стал богатым, а стать таковым, не нарушив законов, практически невозможно, то нужно быть очень осторожным в своих амбициях и демонстрации своей независимости. Здесь этого не любят. В противном случае ты рискуешь попасть под следствие за превышение должностных полномочий, за подготовку государственного переворота или на худой конец стать организатором ОПГ. Что и произошло с Мухтаром Аблязовым.

Сегодня это основной алгоритм сохранения нынешней власти. А так как у подавляющего большинства влиятельных и состоятельных казахстанцев рыльце в пушку, то все они находятся на крючке у Хозяина (любого может за руку и — в суд). Согласитесь, при таком раскладе у созданной Назарбаевым системы довольно солидный запас прочности. То есть создана гениальная по своей простоте и результативности схема.

Я бы ее назвал аквариумом абсурда. Всем плавающим в этом аквариуме-жизни предлагается червячок в форме возможности быстро и без проблем решить какой-нибудь свой шкурный вопрос. Через взятку, льготный кредит (с откатом), коммерческую аферу, предполагающую нарушение закона. Вы понимаете, что это при возможности «задобрить» блюстителей закона не так уж и опасно. Вы быстро привыкаете решать свои проблемы именно неправовым способом — это становится правилом. Так вы заглатываете червяка.

Но в один прекрасный день вы понимаете, что вместе с червяком заглотнули и крючок. А это означает, что в любой момент кто-то всесильный, кому вы либо перебежали дорогу, либо просто не понравились, может выдернуть вас из аквариума и отправить на сковородку. С этого момента ваша основная задача — не разозлить того, у кого вы на крючке, и во всем с ним соглашаться. От него зависит ваше благополучие и даже ваша свобода. По сути, он для вас бог.

Вот в таком аквариуме и живут все наши «крутые» и «элитные» казахстанцы... Печально, но факт. Аблязов был одной из золотых рыбок этого аквариума. Имея печальный опыт попадания на сковородку, на этот раз он не дал себя поймать.

«Ответки» на загадки

Сегодня, отвечая на вопрос, кто есть Аблязов — преступник, ограбивший свой банк, или жертва конфликта с властью, важно учитывать казахстанскую специфику, а точнее, тот самый алгоритм удержания власти, о котором мы говорили выше. Здесь принципиально важно разглядеть, что первично: взгляды человека, его позиция или уголовное обвинение.

Если уголовное преследование идет следом за поступками человека или выражением его позиции, то, независимо от степени обоснованности уголовных обвинений, человек заслуживает особого отношения. Совершенно иная ситуация, если уголовное дело возбуждается, а уж затем человек предпринимает какие-то действия, заявляет свою позицию. В этом случае очевидно, что доминирует уголовная составляющая, а артикуляция позиции — скорее попытка политизировать процесс.

В случае с БТА узловым моментом было несогласие Аблязова с национализацией банка, а когда она состоялась — резкое открытое несогласие и критика. То есть со стороны Аблязова был брошен публичный вызов власти, осуществившей принудительное вхождение государства в БТА, на что последовал ответный ход — возбуждение уголовного дела. В этой ситуации, независимо от степени обоснованности обвинений, предъявленных прокуратурой, очевидно, что «уголовка» — это всего лишь наказание за строптивость и дерзость. Ну а как нужно относиться к такого рода наказаниям, думаю, не стоит объяснять.

Точно так же в свое время получили свои сроки Кажегельдин, Жакиянов, сам Аблязов в 2002-м. И Рахат Алиев свои сорок лет заключения получил только после того, как замахнулся на власть своего тестя, а до этого творил беспредел — и был в законе. Это уже привычная схема: ссоришься с высшей властью — становишься преступником, не ссоришься — можешь быть преступником и процветать.

Зная об этом и видя откровенно карательный характер «ответки» прокуратуры, заявлять о преступлениях Аблязова и его команды по крайней мере нелогично. Это, во-первых. А во-вторых, как вообще можно всерьез воспринимать решения суда в стране, где и следствие, и прокуратура, и суд насквозь коррумпированы?

Что есть вера коррумпированному суду, как не откровенный абсурд? Ладно, президент всех постоянно посылает в суд или грозит отвести туда — он сам в этом суде ни разу не был, поэтому понятия не имеет, что это такое. Но мы-то знаем ему цену. Поэтому кивать на казахстанское правосудие — самое последнее дело. Жаль, что еще не все находящиеся в аквариуме нашего абсурда это осознали.

http://respublika-kaz.livejournal.com/87362.html#cutid1

Сергей ДУВАНОВ
Газета "Республика — деловое обозрение" №12 (147) от 03 апре
04 Apr 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom