Куда нас ведет кривая дорога?

На прошлой неделе СМИ сообщили о том, что Министерство юстиции готовит законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства». Как заявляют его инициаторы, он направлен на «декриминализацию некоторых преступлений небольшой тяжести, не представляющих большой общественной опасности, в том числе с переводом их в категорию административных правонарушений».

В переводе на простой человеческий язык, данный законопроект направлен на то, чтобы не сажать людей, которые крадут сотовые телефоны, домашнюю птицу или кило картошки, а наказывать их штрафами. По данным Минюста, «ежегодно в стране регистрируется около 130 тыс. преступлений. Из них около 40 процентов приходится на кражи. Каждое пятое присвоение чужого имущества – это кража мобильных телефонов». По данным министра юстиции З.Балиевой, на 1 января 2009 года в тюрьмах Казахстана содержалось 59 тыс. заключенных, из которых 16 процентов были осуждены «за совершение нетяжких преступлений, таких, как кража мобильных телефонов». Логика чиновников проста: лучше пополнять казну за счет штрафов, чем тратить деньги налогоплательщиков на содержание арестантов. Приводятся даже такие данные: «содержание одного осужденного обходится государству в 830 тенге в сутки, в год – в 303 тыс. тенге».
Надо признать, что гуманизация уголовного и уголовно-процессуального права – вопрос назревший. Существует много проблем, связанных с практикой судопроизводства. Есть очень много случаев, когда люди осуждаются на довольно длительные сроки за кражу домашней птицы или мешка картошки. И многие думают, что тюрьма сама по себе способствует исправлению нравов и снижению преступности. Скорее, наоборот.
Но, как ни странно, в нашем случае против инициативы Минюста выступают сегодня прежде всего правозащитники. По их мнению, лоббируя данный законопроект, чиновники попросту хотят «улучшить показатели» и «облегчить работу правоохранительных органов», которые, по сути, не справляются с валом преступлений против граждан и их имущества. Не секрет, говорят общественники, что полиция зачастую манипулирует данными уголовной статистики, занижает количество преступлений, старается не принимать заявления граждан по «незначительным» или «мелким» преступлениям. Существует еще советская практика учета преступлений, а сами полицейские заинтересованы в снижении количества т.н. «висяков» даже путем нарушения прав граждан. Особенно впечатляет, что данный законопроект разрабатывается и готовится к внесению в мажилис в кризисный период, когда, по ожиданиям, количество подобного рода преступлений будет расти и расти весьма значительно!
И здесь возникает множество вопросов. Кто прав? Кому верить? Как быть с конституционными принципами о неприкосновенности граждан и их законной собственности? Как быть с принципом неотвратимости наказания за совершение преступления? А что если у преступника, укравшего шапку или мобильный телефон, попросту нет средств к существованию? За счет чего штрафовать? Продавать его почку с аукциона? Конечно, есть частные случаи, когда законопослушный человек набедокурил и совершил мелкое хулиганство или кражу. Всякое бывает. Сажать такого человека, зачастую единственного кормильца, нередко отца семейства, просто грех! Для таких можно применять и штрафы, и общественные работы. Но грабежи и кражи сотовых телефонов вряд ли можно назвать случайными. Как правило, это целый преступный синдикат, который состоит из сети поставщиков, перекупщиков и реализаторов! Как быть?
Как показывает практика, граждан больше всего пугают и шокируют громкие преступления вроде убийств или изнасилований. Они вызывают огромный общественный резонанс, обсуждаются в прессе. Но и совершаются такие преступления, слава богу, нечасто! Представим себе поселок или микрорайон. Что будет пугать людей больше: редкое убийство или регулярные кражи и грабежи? Полиция может бросить все силы и найти убийцу или маньяка. Но что будет, если она не будет справляться с каждодневными драками, пьяными дебошами, хулиганством, наркопритонами, грабежами и воровством?
Согласитесь, что это очень важный вопрос. Безопасность и эмоционально-психологическое самочувствие граждан – это огромный социальный капитал. Американский социолог Джеймс К. Уилсон говорил: «Преступность не просто делает жертвой индивида; она препятствует и, в предельном случае, делает невозможным формирование и сохранение общества. Разрывая тонкую сеть связей, формальных и неформальных, которыми мы связаны с нашими соседями, преступность разбивает общество на атомы и делает из его членов просто индивидов-вычислителей, прикидывающих свою собственную выгоду, особенно свои шансы выжить среди своих собратьев». Общество, в котором индивиды не чувствуют себя комфортно, находятся в состоянии постоянной тревоги и страха, не может быть успешным и устойчивым. Такое общество обречено или на взрыв, или на развал (не знаю даже, что хуже)! Нельзя, невозможно отгородиться от поясов гетто, «шаныраков» и неблагополучных районов путем строительства элитных микрорайонов и «царских сел». Если ничего не делать, «шаныраки» сами дойдут до дворцов…
Практики-криминалисты Джордж Келлинг и Кэтрин Коулз утверждают, что одним из наиболее важных факторов, побуждающих представителей среднего класса уезжать из городов, была не серьезная преступность, а «отсутствие порядка – невозможность пересечь общественный парк без того, чтобы не пристал какой-нибудь попрошайка, нежелание, чтобы дети ходили мимо наркоманов, секс-шопов и проституток».
Упомянутый Джордж Келлинг в 1982 году призывал жестоко наказывать за самые незначительные правонарушения. По его убеждению, последствия мелкого хулиганства неизбежно приведут к куда более серьезным проблемам. «Разбейте в доме одно окно, и это неизбежно привлечет вандалов. Покончив с окнами, они вломятся в здание и устроят там пожар», – утверждал он. Результаты исследований Келлинга подвигли его к выработке знаменитой «теории разбитых окон» (ТРО), которая подтверждается данными многочисленных научных экспериментов.
Ученые во всем мире приходят к тому, что законопос-лушность, уважение закона не являются врожденными свойствами человека. Это уже результат культуры, в том числе культуры правовой. Если закон не будут неуклонно исполняться, если не принуждать людей к безусловному исполнению законов, то правовая культура будет снижаться. Даже в самых законопослушных и правовых странах!
Еще в 1969 г. стэнфордский профессор Филипп Зимбардо провел такой эксперимент: он бросил на улице две машины. Обе – без номеров и с поднятыми крышками капота.
Но одну – в неблагополучном ньюйоркском районе Бронкс, другую – в Пало-Альто, богатом калифорнийском городке. «Через десять минут, – пишет журнал «Ньюсуик», – прохожие вынули из автомобиля в Бронксе радиатор и аккумулятор. Через сутки в машине не осталось ничего ценного. А еще через некоторое время – ничего целого. Машина в Пало-Альто простояла нетронутой больше недели, пока Зимбардо не подошел к ней с кувалдой и не нанес первый удар. Через несколько часов стараниями прохожих автомобиль превратился в груду металлолома».
Любопытные данные опубликовали в прошлом году ученые Гронингенского университета Кеес Кайзер, Зигварт Линденберг и Линда Штег. В разных городах они провели эксперименты, направленные на изучение законопослушности граждан.
Мы часто сталкиваемся с табличками «Не сорить!», «Не бросать мусор!». Но что будет, если таких табличек нет или рядом с ними лежит куча мусора? Ученые пошли на провокацию и набросали кучу мусора у подобных запретительных знаков. Видеонаблюдение показало, что через небольшой период времени «количество оставленного горожанами мусора росло на глазах, и вскоре улица становилась грязнее, чем она была до того, как на ней появились призывающие к чистоте знаки».
Другой эксперимент проходил на одной из улочек Гронингена, где часто паркуют велосипеды покупатели близлежащих магазинов. «На рули велосипедов повесили рекламные флаеры, а неподалеку установили знак «Не рисовать граффити». Урны поблизости не было, так что люди, садясь на велосипед, оказывались перед выбором: либо бросить флаер наземь, либо забрать его с собой. При этом в одном случае стены домов специально покрыли граффити, а в другом – оставили чистыми. Когда стены были разрисованы, флаеры бросили 69% человек, когда они были чистыми – 33%».
Ученые попытались спровоцировать граждан на более серьезное преступление – воровство. «Главным научным инструментом стал почтовый ящик, из которого торчал большой конверт с прозрачным окошечком. В нем виднелась купюра в 5 евро. «Беспорядочных» сценариев было два: в одном ящик покрыли граффити, а в другом – вокруг накидали мусора. Из разрисованного ящика конверт украли 27% прохожих, при грязном тротуаре – 25%. А из чистого ящика при чистом тротуаре – «порядочный» вариант – только 13%».
Эти и другие эксперименты подтолкнули ученых к главному выводу: «Свидетельства, что в обществе неукоснительно соблюдаются самые незначительные правила поведения, обязательно приведут к тому, что большим уважением начнут пользоваться и куда более серьезные нормы». Кейзер и его коллеги считают, что «выводы исследования имеют вполне практическую ценность. Два ключевых совета, которые можно дать городским властям: всячески подчеркивать важность соблюдения норм и оперативно ликвидировать следы их нарушения.
Санкции за нарушения нужны, но их связь с нормами должна быть очевидной: власти должны объяснять людям, откуда берется та или иная норма, почему это можно, а это нельзя».
У казахов говорят: «Если блеснет золото, то и ангел свернет на кривую дорожку». Люди не ангелы. Чтобы они уважали закон, были законопослушными, нужно развивать правовую культуру. Нужно, чтобы сами власти уважали и чтили закон. Одних только красивых слов и формул здесь недостаточно.
Если конституция является набором тостов и пожеланий, а законы становятся дышлом, то ничего путного из этого не получится. Разлагающаяся власть будет растлевать общество, и наоборот. Надо работать над повышением авторитета властей и полиции не только пиар-средствами, но и реально приближая их к населению, в том числе через их реальную выборность и подотчетность. Надо сокращать разрыв между делами и словами, снижать количество взаимной лжи и очковтирательства. Системно бороться с коррупцией на всех уровнях власти.
Надо создавать общественное мнение, культурную среду, в которой совершение преступления станет затруднительным и невыгодным. По крайней мере, будет однозначно осуждаться. Надо создавать атмосферу ухоженности и благополучия везде, где это возможно. Это означает, что нужно, в том числе, облагораживать города и села, освещать улицы, вовремя вывозить мусор, красить заборы и фасады домов.
Поэтому, полагаю, что с законодательной инициативой Минюста следует повременить. Дождемся «тучных времен» и тогда будем говорить о гуманизации. Сейчас же, пожалуй, следует говорить об эффективности и самостоятельности судов, профессионализме судейского корпуса, реформе и детоталитаризации правоохранительных органов. А там видно будет…

Айдос САРЫМ
«Тасжарган» № 13 (139) от 1 апреля 2009 г.
01 Apr 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom