М. Аспандиярова: Когда народ становится оппонентом власти – это очень серьезно

В дни Наурыза, праздника обновления, мира и согласия, Казахстан облетело тревожное сообщение о забастовке в нефтяном регионе страны – городе Жанаозене Мангистауской области. Более тысячи рабочих-нефтяников ТОО «Бургылау» вышли на забастовку, а четырнадцать их товарищей объявили бессрочную голодовку. Очевидцем этих чрезвычайных событий оказалась заместитель председателя Демократической партии «Азат» Маржан Аспандиярова, которая рассказала нам об этой акции протеста.
– Маржан, что побудило вас поехать в Жанаозен?
– В Мангыгастуской области активно работает наш партийный филиал, который собрался открывать партийную ячейку в Жанаозене. И 23 марта у нас состоялась встреча с партийным активом этого города. Но мы, уже собираясь в эту поездку, знали, что 20 марта рабочие-нефтяники ТОО «Бургылау» объявили забастовку и четырнадцать бастующих начали голодовку.
– По официальной версии, рабочие возмущены тем, что с осени прошлого года не получают заработной платы. На самом ли деле именно это обстоятельство стало поводом для проведения забастовки?
– Это одна из причин. Но истоки проблемы кроются гораздо глубже. Года два назад предприятие, до того входившее в состав национальной компании «КазМунайГаз», было передано частному владельцу. И рабочие хотят знать, кому конкретно принадлежит ТОО «Бургылау», кто его хозяин, каким образом проводилась передача или продажа предприятия частному лицу или группе лиц, кто стоит за этой сделкой, зачем было принято такое решение.
– А почему рабочие стали задаваться такими вопросами?
– Потому что в последнее время на предприятии резко сократился объем работ. Соответственно, снизился уровень зарплаты, значительно уменьшился социальный пакет. И получилось так, что, работая на Жанаозенском предприятии, входящем в единую нефтегазодобывающую систему Казахстана, нефтяники «Бургылау» за ту же работу, которую выполняют их коллеги с таким же уровнем квалификации на предприятиях АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз», получают намного меньшую зарплату. Одно из конкретных требований рабочих – об обратной передаче ТОО «Бургылау» в состав АО РД КМГ.
– Значит, рабочих даже не поставили в известность о том, что предприятие перешло к частному владельцу?
– В том-то и дело. Причем такая практика в Казахстане принята повсеместно. И, как правило, люди молча это воспринимали – обычно нашему человеку все равно, на кого работать, лишь бы получать свою зарплату. Но факт выхода людей на забастовку о многом говорит. Это наглядное свидетельство того, что чиновникам дальше пренебрегать мнением людей уже просто невозможно.
– А вы лично встречались с бастующими, разговаривали с ними?
– Разумеется, встречалась. Впечатление, конечно, неизгладимое. Когда мы после встречи с нашими активистами подъехали к офису ТОО «Бургылау», то увидели прямо напротив этого здания, вдоль дороги, огромное скопление народа, больше тысячи человек. Кто-то стоял, кто-то сидел. Люди положили на кирпичи длинные доски, и получились такие импровизированные лавки. У многих из бастующих рты были завязаны платками. В этих краях сильные ветры, песок забивается в рот, в нос. Но люди, несмотря на это, целыми днями стоят напротив конторы предприятия.
– А горожане знают, что их сограждане вышли на акцию протеста?
– Конечно, знают. Жанаозен – второй по величине город в Мангыстауской области после Актау. Его экономика держится на нефтяниках. Поэтому забастовка сейчас в центре внимания жителей не только этого города, но и всей области. Остановка работы предприятия наносит очень серьезные убытки экономике и города, и области.
– Тогда, наверное, руководство предприятия, города, области должно быть обеспокоено тем, что происходит?
– Я этого не заметила. Как мне сказали, руководство предприятия к бастующим не выходит. Больше того, по словам рабочих, в дни Наурыза, когда нефтяники начали свою акцию протеста и стояли под окнами офиса предприятия, его руководство весело отмечало праздник. Говорят, что аким области г-н Кушербаев приглашал несколько участников акции к себе на переговоры, но, по сути, расписался в собственном бессилии, поскольку данный вопрос не в его компетенции.
– А как чувствуют себя голодающие?
– Двум рабочим из четырнадцати голодающих в тот момент, когда мы там были, требовалась медицинская помощь. Но люди не сдаются. Они готовы на крайние меры.
Меня особенно потрясла история, которую рассказал нам один из участников голодовки. С глазами, полными слез, он говорил о том, что у него как раз в эти дни скончался отец, но он не поехал на его похороны, потому что не может оставить своих товарищей по голодовке (фото справа). Голодающие говорили о том, что не знают, с чем идти в семью, с чем идти к детям. Зарплаты нет с осени прошлого года. А те небольшие суммы, которые выдавались рабочим время от времени, всего лишь позволяют кое-как сводить концы с концами.
Люди со страхом думают о том, как им выжить. Стабильности нет, перспектив никаких. Ведь почему нефтяники были вынуждены объявить забастовку и прибегнуть к такой крайней мере протеста, как голодовка? Потому что на все их вопросы, на все обращения во всевозможные инстанции, от руководства предприятия до генерального директора «КазМунайГаза», никто из вышестоящих господ не откликнулся. И люди по-прежнему в неведении, какая судьба их ждет.
– Ну что-то же им обещают?
– По моей информации, никто из тех, в чьей компетенции находится решение этого вопроса, на прямой контакт с лидерами бастующих не вышел.
– А вы не интересовались, не стоит ли за забастовщиками какая-то политическая организация? Не являются ли они членами какой-то партии?
– Эти люди не состоят в политических партиях. Это обычные труженики, которых принято считать политически пассивными. Но людей довели до того, что сегодня они вынуждены объединяться для защиты своих прав и интересов. Бастующие нефтяники сейчас создают свой независимый профессиональный союз, работают над необходимым для этого пакетом документов.
– Так если сегодня, как вы говорите, по всему Казахстану идут акции протеста, имеет ли смысл политическим силам заключать меморандум, инициированный партией «Нур Отан»?
– Да, конечно, эта инициатива не имеет смысла! И непонятно, чем руководствовались лидеры партий, которые уже подписали его.
Мы, представители политических партий, должны трезво отдавать себе отчет в том, что нынешняя экономическая ситуация в стране такова, что там и тут возникают протестные группы, проходят стихийные акции протеста, как правило, самопроизвольно, без какого-либо участия политических партий. Люди, абсолютно аполитичные, которые никогда не принимали участие в такого рода мероприятиях и даже не предполагали, что им придется прибегнуть к подобной мере выражения своего протеста, сегодня группируются, выдвигают свои требования, готовы идти на забастовку, на голодовку, на другие, более отчаянные шаги.
– То есть, терять уже практически нечего…
– Однозначно. Поэтому лидеры партий, подписывающие меморандум, поступают, по меньшей мере, самонадеянно. Если людей прижмет и они захотят выйти на акцию протеста, то кто будет смотреть на какой-то меморандум? Да они никакую партию спрашивать не будут!
– А в чем, по вашему мнению, должна заключаться работа оппозиции в данный период?
– Оппозиция должна не просто пойти в народ, а быть вместе с ним, помогать разрешать подобные конфликтные ситуации, оказывать юридическую помощь, доводить информацию о таких случаях до общественности, поскольку это имеет огромное значение. Ведь даже в нашей стране властные структуры не могут просто так отмахнуться от мнения общественности.
Наша задача состоит в том, чтобы подсказать участникам акций протеста, на какие законы они могут опираться для решения своих проблем, проще говоря – проводить юридические консультации. Это очень важно. Зная о том, что закон на их стороне, люди чувствуют себя увереннее, у них появляется надежда.
Поверьте, в последнее время в Казахстане очень много «горячих точек», подобных Жанаозеню. Мы почти ежедневно получаем информацию о конфликтных ситуациях, когда власть на местах бессовестно попирает закон, пользуясь правовой и юридической безграмотностью населения.
Мы все сегодня являемся свидетелями развития нового политического процесса. Люди, прежде аполитичные, становятся оппонентами власти, не будучи членами каких-либо партий. Посмотрите, ведь «Нур Отану» приходится зазывать граждан в свои общественные приемные, а в офисах оппозиционных партий всегда многолюдно. К нам идут со всеми проблемами, со всеми бедами. Кризис экономический усугубил и кризис доверия к власти, вот что самое страшное.
Я могу рассказать об одном из самых последних случаев. В прошлое воскресенье прошли выборы в Алматинский городской маслихат. В числе прочих кандидатов туда баллотировался молодой журналист Жанболат Мамай, которого по совершенно надуманным основаниям сняли с выборов. И студенты из его команды доверенных лиц, побывав на заседаниях суда № 2 Ауэзовского района, в апелляционной инстанции, где рассматривался иск Жанболата к избирательной комиссии, вышли оттуда, что называется, с квадратными глазами. Они были просто шокированы. Эти ребята сказали: «Мы не понимали раньше, почему оппозиция все время недовольна властью, судебной системой. Мы теперь убедились, насколько оппозиция права в своем возмущении. То, что мы увидели в суде, перечеркивает все декларации и заверения «Нур Отана».
Это говорят молодые ребята, которые были дотоле вне политического процесса, жили своими интересами и не собирались идти в политику, тем более – в оппозицию. Власть сама делает их своими оппонентами.
– Начался и другой процесс. Как вы уже сказали, люди все больше понимают, что для решения своих проблем должны объединяться…
– Вот именно! Самосознание народа растет. Мы видим это на примере рабочих-нефтяников. Не решая проблему работников ТОО «Бургылау», власть может получить еще большую головную боль. Профессиональная солидарность – это великая сила. А рабочих «Бургылау» поддерживают их коллеги. Как мне сообщили в стачечном комитете, 24 марта нефтяники всех подобных предприятий «КазМунайГаза» на час приостанавливали свою работу.
– Да, это серьезно…
– Очень серьезно. Вот только руководство КМГ, области, страны, похоже, этого не понимает. Более тысячи рабочих крупнейшего месторождения области бастуют, предприятие стоит уже десять дней, а ни аким области, ни руководство КМГ не удосужились приехать лично к этим людям, посмотреть им в глаза, поговорить с ними, ответить на их вопросы, разрешить, в конце концов, этот конфликт.
– Может, ждут, что само рассосется?
– Я не думаю, что рассосется. Как я убедилась, жанаозенцы – очень крепкие, стойкие и сильные духом люди. И готовы стоять до тех пор, пока не добьются выполнения своих законных требований.
Беседовал
Дмитрий ГРИГОРЬЕВ

Тем временем
БЕЗРАБОТИЦА
будет расти
В текущем году в Казахстане могут потерять работу более 135 тысяч человек, прогнозирует Министерство труда и социальной защиты населения, передает «Казахстан Сегодня». «По данным антикризисных программ местных исполнительных органов, в пессимистическом развитии событий в 2009 году,... предполагается возможное высвобождение 135 тысяч работников», – сказал вице-министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов, выступая в пятницу на коллегии ведомства.
Кроме этого, сообщил он, по данным местных исполнительных органов министерства образования и науки на рынок труда выйдет 191 тысяча выпускников учебных заведений, которым также потребуется содействие в трудоустройстве.
«В рамках программы «Нурлы кош» в составе пребывающих по квоте 20 тысяч семей вопросами трудоустройства необходимо будет охватить более 50 тысяч оралманов трудоспособного возраста», – пояснил Нурымбетов. С учетом обозначенных категорий граждан прогнозируемая потребность в трудоустройстве составит в текущем году 378 тысяч человек, уточнил он.

Когда верстался номер
Вчера Маржан Аспандиярова связалась с заместителем председателя независимого профсоюза нефтяников Егеубаем Жумагазиевым. Вот что он сообщил: «Сегодня (спустя 10 дней после начала акции протеста. – М.А.) с лидерами забастовочного комитета встретился господин Балжанов А.К. – генеральный директор АО «РД «КазМунайГаз». Он фактически подтвердил свою зависимость от вышестоящих чиновников от нефти и неспособность решить вопрос самостоятельно, но при этом заявил о готовности взять бурильщиков под свое крыло, конечно, если на это будет санкция сверху».
Между тем, в конце прошлой недели около 40 женщин с детьми вышли в поддержку своих кормильцев к зданию жанаозенского горакимата. Вчера стало известно, что к голодовке в поддержку требований бурильщиков готовы присоединиться представители НГДУ-3, НГДУ-4, УОС-2 и УОС-5, а на 14 часов 30 марта лидеры забастовочного комитета вызваны в местный суд. Жанаозен бурлит. Правительство молчит.

Беседовал Дмитрий ГРИГОРЬЕВ
«Тасжарган» № 13 (139) от 1 апреля 2009 г.
01 Apr 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom