Жесть в зале суда.

Судебное разбирательство по явно заказному уголовному делу достигло своего апогея в прошедший четверг, когда в зале суда появились свидетели обвинения и судья Р.Ашкеева начала заседание не с положенных вопросов о том, есть ли у участников процесса отводы и ходатайства. Она объявила начало судебного следствия и предложила государственному обвинителю озвучить текст обвинительного заключения, что совершенно естественно вызвало протест со стороны обвиняемых и их защитников.

После того, как Б.Абилов указал судье на то, что она нарушает законную процедуру судопроизводства, Р.Ашкеева объявила, что она удалит его из зала суда, что и сделала несколько позже. Адвокаты подсудимых в очередной раз заявили об отводе судьи и покинули зал заседаний. Правозащитник Евгений Жовтис, комментируя ситуацию, сказал: «Судья стала жестко вести процесс, повышать голос. Это этическая сторона, но меня больше беспокоит правовая сторона. Ашкеева допустила грубейшее нарушение права на защиту. Закон предусматривает заявление ходатайств в любой момент судебного процесса, а судья обязана была рассмотреть их немедленно, в крайнем случае, в течение трех суток. Заявленные же нами ходатайства на предыдущем заседании остались нерассмотренными. Сегодняшний процесс должен был начаться с озвучивания результатов их рассмотрения. После этого судья должна была дать возможность нам объявить следующие ходатайства. Поведение судьи объясняется очень просто – на судебное заседание из Павлодара были доставлены свидетели обвинения. Все они, включая неизвестного нам Сабира Сабировича Сабирова, будут пытаться доказать факт общения подсудимых между собой по вопросу умышленных действий по укрытию в Украине Байсаковых. При этом Булат Абилов не был в Павлодаре, но Сабир Сабирович знает все. Теперь он должен это рассказать. Это настоящий бред».
Судебные заседания продолжались с нарушением норм УПК РК. Судья Р. Ашкеева, при поддержке государственного обвинителя, явно стремилась лишь к тому, чтобы как можно быстрее перейти к судебному следствию в ущерб интересам стороны защиты.
Все это происходило в присутствии представителя ОБСЕ.
Булат Абилов, поддерживая заявление об отводе прокурора, заявил о том, что возбудить уголовное дело за все допущенные нарушения законности надо против А. Кирияка, прокурора Алматы Байтукбаева и его заместителя Сулейменова. «Именно они должны сидеть на скамье подсудимых, – сказал лидер партии «Азат», – мы защищали своих соратников. А вот кого защищает господин Кирияк? Коррумпированную систему, в которой он лишь винтик? Он сразу вскочил, как только ему судья предоставила слово, и готов был зачитать текст обвинения вместо того, чтобы сказать о том, что произошла ошибка. Он, как мальчик, который не хочет отвечать за свои поступки, заявил о том, что раз ему дали слово, он готов зачитать то, что ему сказали. Слова «Клянусь говорить только правду» относятся и к Кирияку. Он же лжет каждую минуту. Давайте не будем попросту тратить время на хождение сюда. Объявите заготовленный приговор, и точка. Госпожа судья, и вы, и прокурор содержитесь на наши налоги. Вы на бюджетные деньги привозите из Павлодара свидетелей, содержите их в Алматы. Вы наносите материальный ущерб государству».
В соответствии с требованиями статьи 324 УПК РК уголовное разбирательство может быть прекращено, если в его ходе будут установлены обстоятельства, указанные в Кодексе. Ходатайство о предоставлении политического убежища в Украине было подписано 10 сентября 2005 г. Дополнительное обращение – 10 апреля 2007 г., но оно уже никак не повлияло на решение официального Киева, так как убежище уже было предоставлено.
Б. Абилов заявил о том, что политический оттенок дело приобрело не в 2001 г., когда был убит предприниматель Костанов, а в 2002 г., когда начались судебные процессы над М. Аблязовым и Г. Жакияновым. «До этого, – заявил политик, – мы десятки писем подписали в защиту А. Кажегельдина, но никто нас за это не преследовал. Если следовать УПК РК, то в 2006 году 27 марта статус политических беженцев был получен, и наши письма никоим образом на это не повлияли. Об этом пишет и украинская сторона. Мы об этом заявляли Машанло, но он, как и Кирияк, заявил – в суде разберемся. Вот в таком суде и разбираемся. Уголовное дело должно быть прекращено, а Машанло и Кирияк привлечены к суду за превышение должностных полномочий. Вы должны были заметить проколы в уголовном деле. Объявите перерыв, изучите уголовное дело и вынесите решение. Мы здесь находимся незаконно, и вы это знаете. Как мы можем слушать вас, если вы употребляете слова не из УПК, а с улицы?».
Пристав по требованию судьи выводит Абилова из зала. Покидает его и Своик.
Адвокаты заявляют очередное ходатайство о том, что Ашкеева грубо проигнорировав требование действующего законодательства, нарушив УПК РК, не удалившись в совещательную комнату, оставила ходатайство открытым, мотивировав свое решение тем, что она не знает, когда уголовное дело было возбуждено и в каком томе находятся соответствующие документы. Согласно ч. 4 ст. 102 УПК РК, ходатайство должно быть рассмотрено непосредственно после его заявления. В случае, когда это невозможно, определение по нему должно быть вынесено не позднее трех суток со дня заявления. Закон не предусматривает такого процессуального действия, как оставление ходатайства открытым. Указанные действия судьи являются грубым нарушением установленного законом порядка судопроизводства и прямо противоречат ч. 2 ст. 8 УПК РК. Кроме этого, действия судьи нарушают конституционный принцип права на защиту. Такие фразы судьи, как «Когда возбуждено, я не знаю. Когда, в каком томе начато, не знаю» свидетельствуют о непрофессионализме и некомпетентности. Перечисленные факты свидетельствуют о необъективности и небеспристрастности судьи Ашкеевой, наличии в ее действиях обвинительного уклона.
«Поскольку столь явное игнорирование требований закона и прав стороны защиты указывает на возможную заинтересованность судьи в данном деле, – говорится в ходатайстве, – то согласно п. 6 ч.1 ст. 90 УПК РК, это является основанием для ее отвода. Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 69, 74, 90, 102 УПК РК, просим судью в связи с большим общественным резонансом данного уголовного дела рассмотреть настоящее ходатайство лично председателем Алмалинского районного суда».
А.Кожахметов отказался от присутствия в зале суда, а
Б.Абилов и Т. Тохтасынов по телефону из Монголии от услуг адвокатов. Дело приобрело острый скандальный оттенок. На следующее заседание адвокаты вернулись только после того, как Р.Ашкеева позволила им озвучить очередные ходатайства. Удовлетворено было лишь одно из них, касающееся приглашения представителей Украины. Два ходатайства судья оставила открытыми. В одном из них речь шла о предоставлении возможности адвокатам задать в открытом судебном заседании вопросы С.Сабирову.
Вчера в Алмалинском суде
г. Алматы продолжилось то, что трудно назвать судебным заседанием по делу Б.Абилова, Т.Тохтасынова и А.Кожахметова. Председательствовала вновь судья Райхан Ашкеева, обвинял А.Кирияк. Адвокаты, отстаивая права своих подзащитных, вновь и вновь предъявляли ходатайства, судья их отклоняла то сразу, то после объявленного перерыва.
Мы сегодня, не вникая в особые тонкости юриспруденции, предлагаем вашему вниманию самые яркие моменты заседания. Практически ими стали диалоги между судьей Р.Ашкеевой и ее оппонентом Б.Абиловым.
Во вторник в зале появился какой-то никому не знакомый молодой человек и уселся в первом ряду. Поскольку в суд приходят люди, уже хорошо знающие друг друга, неизбежно возник вопрос – кто этот новичок?
Б.Абилов: Кто этот гражданин?
Р. Ашкеева: Откуда я знаю?
Б.А. Вы спросите у него.
Р.А. Зачем мне спрашивать?
Б.А.Мест нашим людям не хватает, их в зал не пускают, а здесь посторонний находится. Кто вы такой?
А.Кирияк судье: Замечание сделайте. Это что же, подсудимый допрашивает…
Б.А.: А вы замолчите вообще… Ваша честь, выясните, кто этот человек.
Р.А. Это что, я должна спрашивать? Зачем это мне?
Б.А. Как он попал в зал? На входе никого не пропускают.
Р.А. Подсудимый, успокойтесь. Кто вы такой здесь? Процесс открытый.
Мужик молча уходит.
Б.А. Вы сегодня получили через канцелярию письменное заявление. Огласите его.
Р.А. Какое письмо?
Речь шла о том, что с подачи следователя Машанло уголовное дело в отношении А. Сарсенбаева, подписавшего письмо о предоставлении убежища вместе с подсудимыми, было прекращено не из-за отсутствия состава преступления, а по причине гибели политика. По этой причине Рысбек Сарсенбаев обратился в суд с заявлением дать ему право выступать в суде представителем брата и защищать его честь и достоинство.
Б.А. Можно вопрос?
Р.А. Кому?
Б.А. Вам.
Р.А. Вы не имеете права задавать мне вопросы.
Б.А. Вы буквально 10 минут назад заявили, что не знаете ни о каком заявлении. В то же время господин Кирияк уже имеет на руках постановление. Машанло, который вел следствие по убийству Алтынбека, возглавлял следственную бригаду и по нашему делу. Мы видим профессиональные ошибки… Такие люди, как Машанло и Кирияк, не должны работать в правоохранительной системе. Они ее позорят. Рысбек Сарсенбаев должен защищать честь своего брата.
Судья ходатайство не удовлетворяет.
Рысбек Сарсенбаев настаивает на своем праве защищать брата, но судья просит его успокоиться, и дословно: «Успокойтесь. Я одна здесь принимаю решения.
Абилов, садитесь. Здесь я председатель».
Б.А: Объявите перерыв, нам нужно посоветоваться с адвокатами. Мы хотим объявить отвод судье. Я не могу подойти и поговорить со своим защитником.
Р.А. Вы что, хотите вместе сидеть? Нет такого в законе. Вы имеете право общаться до процесса.
Ходатайство об отводе судьи Ашкеевой не удовлетворяется.
30 марта вновь продолжилось рассмотрение ходатайств со стороны защиты. Дело в том, что вновь назначенный адвокат Т.Тохтасынова Салимжан Мусин при знакомстве с документами дела обнаружил, что возбуждение уголовного дела в отношении Абилова, Кожахметова и Тохтасынова было подписано не прокурором города, а его заместителем. Сама же подпись не была расшифрована, т.е. фамилия подписанта не указана, а стоит лишь его росчерк.
Судья ходатайство при поддержке Кирияка отклоняет.
Б.А. Когда комментирует прокурор, вы не делаете ему замечаний. Он по поводу и без повода вставляет свои три копейки.
Факт непонятной подписи под постановлением о возбуждении уголовного дела лишний раз доказывает систему фальсификации, которая существует в стране почти 20 лет. Все эти годы выносились неправедные судебные решения. И тогда, когда осуждали Акежана Кажегельдина, Галымжана Жакиянова, Мухтара Аблязова. Это уже целая система, когда МВД стряпает уголовные дела. Кто хочет, тот и подписывает постановления об их возбуждении. Машанло выносит решение о том, что виноват человек, которого сегодня нет в живых. Господин Кирияк покрывает такие подлоги. Наверное, сам в них участвует. Он же за день успел ознакомиться с 15 томами. Третья стадия контроля – это вы, суд. Вы должны были тщательно изучить дело, вернуть его на доследование. Напомню, что вместо 15 томов на первом суде вы заявили лишь о девяти. Значит, вы не знакомы с делом. Это позор вам лично. Сейчас опять подлог. Вы должны были указать на несоответствие подписи. Вы и самодовольный Кирияк занимаетесь подлогом. Тот, кто вместо прокурора города подписал постановление об отдаче под суд невиновных людей, подлежит наказанию. Я считаю, что уголовное дело, как сфабрикованное, надо закрыть. И вам это очевидно.
Судья отклоняет ходатайство, несмотря на все юридические доводы защиты.
Б.А: Ходатайство надо удовлетворить. Прокуратура должна взять на себя ответственность и привести постановление о предании нас суду в надлежащий вид. Сегодня получается, что юридически мы не преданы суду, и что завтра какой-нибудь Вася Пупкин подпишет такой документ, и что нам надо будет по судам ходить.
С.Мусин оглашает ходатайство о возврате дела на стадию предварительного слушания, но судья, выслушав длинную тираду прокурора, в удовлетворении ходатайства отказывает.
Судья Р. Ашкеева, уставшая от предъявляемых адвокатами ходатайств, предлагает предъявить их скопом: «Мы сейчас установим порядок, а то вы без конца предъявляете ходатайства. Одновременно заявите их все сразу, и будем решать».
Случай в судебной практике весьма оригинальный.
Б.А. Своим незаконным решением вы пытаетесь прикрыть все проколы в деле, в том числе и ваши личные. В сфальсифицированном уголовном деле нет ни одного факта, доказывающего укрывательство. Все 15 томов содержат непонятные документы. Вы пытаетесь процесс скомкать и сделать его удобным для вас и Кирияка. Я впервые за многие годы хождения по судам слышу предложения предъявить все ходатайства сразу.
Следующее разбирательство состоится 2 апреля.

АнекDAT

Судья обращается к залу присутствующих:
– Тишина! Предупреждаю, что если кто-то еще раз скажет «долой судью», тот отправится на улицу.
Через некоторое время раздается голос: «Долой судью!»
Судья:
– Обвиняемый, к вам это не относится.

Евгения ВОЙТКЕВИЧ
«Тасжарган» № 13 (139) от 1 апреля 2009 г.
01 Apr 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom