"Энергетическая дипломатия"

Слухи о "кончине" проекта "Набукко" оказались, по всей видимости, сильно преувеличенными. Управляющий директор компании Nabucco Gas Pipeline International Райнхард Мичек официально представил проект строительства газопровода "Набукко" и сообщил, что договор о строительстве газопровода со всеми заинтересованными сторонами может быть подписан уже в июне. "Для начала работы газопровода необходимо от 8 млрд. до 12 млрд. куб.м газа, которые, как ожидается, будут получены из Азербайджана. Контракт об этом может быть подписан в ближайшие месяцы. О готовности вступить в переговоры по поставкам газа заявил Туркменистан. Страны региона Центральной Азии и Ближнего Востока располагают разведанными запасами газа в 82 трлн. кубометров, что позволяет с оптимизмом смотреть на возможности эффективного использования "Набукко". Газопровод - это, прежде всего, механизм для транспортировки топлива, и компания не намерена самостоятельно заниматься покупкой газа, предоставив это право непосредственно странам-покупателям. Январский газовый спор между Россией и Украиной подчеркнул значимость "Набукко" как альтернативного пути поставки газа в Европу. Не сомневаюсь, что проект будет реализован успешно и в намеченный срок", - полагает директор компании.

Как отмечает большинство экспертов, заявление Райнхарда Мичека прозвучало на фоне очередного "сдвига" в расстановке сил на "газовом фронте". И опять - не в пользу России.

"Первый звонок" прозвенел еще неделю назад, в минувший понедельник, когда правительство Украины, Еврокомиссия, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) и Всемирный банк (ВБ) в Брюсселе подписали декларацию по модернизации газотранспортной системы Украины (ГТС). С украинской стороны документ подписала премьер-министр Украины Юлия Тимошенко. Как говорится в тексте декларации, Украина обязуется создать прозрачный газовый рынок, в том числе обеспечить операторам транзита возможность действовать на коммерческой основе. "Особая роль" России в этом документе никак не оговорена, и это обстоятельство вызвало у Москвы нескрываемое раздражение. Тем более что еще во время последнего газового конфликта между Россией и Украиной в начале этого года Москва не очень-то и скрывала, что хотела бы установить контроль над украинскими газопроводами - для пущей безопасности европейских потребителей от разного рода "неожиданностей". В которых российский Агитпроп винил исключительно Киев. Но, судя по всему, на европейцев эти уверения должного впечатления не произвели, и там предпочли взяться за модернизацию украинской ГТС без российского участия. Так что теперь Москве остается только вновь наказывать Украину, объявляя о переносе заседания межправительственной комиссии. А когда премьер-министр России Владимир Путин, выступая на пресс-конференции в Сочи и критикуя декларацию по газовому рынку, которую Украина и Евросоюз приняли 23 марта в Брюсселе, заявил, что, дескать, главным залогом успеха инвестиций в украинскую газовую инфраструктуру, как написано в декларации, может быть только объем прокачки газа, и добавил: "Но кто с нами посоветовался, сможем ли мы транспортировать в будущем такие объемы, будем мы это делать или нет? Если это небольшой технический сбой в достаточно сложном треугольнике взаимоотношений - Россия, Украина, Евросоюз, то это ничего. А если это начало попыток системного игнорирования интересов РФ, то это очень плохо", - стало понятно: в Москве вновь готовы перекрывать задвижку, если хотят наказать не то Украину, не то уже Европу.

Однако еще во время первой "газовой войны" наиболее дальновидные аналитики предупреждали: газ - оружие одноразовое. И оказались правы. Как указывает литовская газета Geopolitika, "Газовый конфликт России и Украины, разгоревшийся в начале года, подтолкнул Евросоюз к более активному поиску возможностей диверсификации поставщиков газа. 27 января в Будапеште прошла встреча высоких делегаций стран региона Каспийского моря и Евросоюза, на которой М. Тополанек, премьер Чехии, председательствующей в ЕС, призвал вплотную заняться реализацией проекта "Набукко", обеспечивающего передачу газа из Прикаспийского региона в Европу (до Австрии) в обход России. Россия, со своей стороны, предлагает альтернативы "Набукко" - проект Nord Stream (газопровод в обход Балтийских стран и Польши) и проект "South Stream" (газопровод в Австрию, в обход Украины). Однако эти проекты не соответствуют основному требованию ЕС - диверсификации поставщиков. Кроме того, они только усилят экономическую зависимость стран ЕС от России."

Однако по-настоящему плохие новости пришли уже в конце ушедшей недели. Когда стало понятно, что в ходе широко разрекламированного визита в Россию президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедова не удалось договориться по главному вопросу - строительству трубопровода, который должен соединить месторождения на востоке Туркменистана с российским Прикаспийским трубопроводом. Как признает "Росбалт", "Россия и Туркменистан уже третий год ведут напряженные переговоры о маршрутах транспортировки туркменского сырья. Разумеется, российский "Газпром" хочет, чтобы азиатский газ поступал к европейским потребителям через его газотранспортную систему. Ашгабат вроде бы не возражает, но одновременно дает понять Брюсселю и Вашингтону, что будет поддерживать и альтернативные коридоры транспортировки энергоресурсов."

Как отмечает на американском сайте EurasiaNet московский эксперт Сергей Благов, "ожидавшееся соглашение, которое способствовало бы осуществлению энергетических проектов России в бассейне Каспийского моря, так и не было заключено" - президенты подписали лишь "ряд относительно незначительных соглашений, в том числе в областях транспорта, образования и безопасности." Но несмотря на то, что представители Москвы, вплоть до президента Медведева, уверяли, что соглашение будет подписано уже в ближайшем будущем, как напоминает эксперт, "некоторые комментаторы даже выразили сомнение в том, что проект "Восток-Запад" вообще когда-либо будет осуществлен. Как прокомментировала 26 марта происходящее деловая газета "Коммерсант", Туркменистан медлит из-за сомнений в том, что у России есть финансовые возможности его завершить. Российская экономика оказалась в числе наиболее пострадавших от мирового финансового кризиса. Проект Прикаспийского газопровода также, вероятно, будет заброшен, так как низкие цены на природный газ делают его строительство финансово невыгодным, указывалось также в статье "Коммерсанта"." "Росбалт", в свою очередь, тоже замечает, что Туркменистан России не по карману,

Вопрос, однако, не только и не столько в том, кто будет платить за новый трубопровод и будет ли вообще. Куда важнее, что в Туркменистане уже накопили порядочный опыт взаимоотношений с Россией, точнее, с "Газпромом" по схеме, когда газ закупается на корню и прокачивается затем по "газпромовским" трубам. Да еще с такими "ножницами" цен, что в результате Ашгабату, владельцу газа, оставались лишь крохи с барского стола.

Так или иначе, в Туркменистане явно не торопятся бросаться в газовые объятия Москвы. Намерены от нее дистанцироваться, судя по всему, и конечные потребители. И все это вместе взятое не оставляет сомнений в том, что баланс сил в газовой сфере сдвигается не в пользу Москвы.

http://www.echo-az.com/

НУРАНИ
Эхо
31 Mar 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom