Психологический перелом.

Психологический перелом.
«Испробуй все возможности. Всегда важно знать, что ты сделал все, что мог».

Чарльз Диккенс

Один из афоризмов гласит: «Если факт не сдается – его уничтожают». Но теперь на казахстанских просторах поселился факт, уничтожить который если и можно, то с огромным трудом. Речь идет об изменении в психологических установках населения. Люди устали от неустроенности, беспомощности и беззащитности, в общем - от стыда за самих себя. Сейчас граждане активнее отстаивают свои права и заявляют гораздо более высокий уровень притязаний, чем совсем недавно.

Терпение не даруется, а обретается, потому что является продуктом невзгод. О терпении казахстанцев можно слагать поэму, потому что люди выдерживали ужасные нагрузки, чтобы просто прокормить себя и свои семьи. Одним из результатов целого букета разнообразных перенапрягов стало сокращение средней продолжительности жизни населения. Еще были волны суицида, усиление алкоголизации общества и масштабное распространение наркомании.

В начале 90-х годов многим казалось, что наступивший беспорядок пришел навсегда. Потому что трудно назвать порядком и справедливостью, когда роскошные автомобили неслись в направлении дорогих ресторанов, а по обочинам дорог брели люди, месяцами не получавшие зарплату. При этом и без того маленькие заработки съедались галопирующей инфляцией, а светлых перспектив почти нигде не наблюдалось.

Суждение о том, что Казахстан обладает качественными человеческими ресурсами, подтвердилось полностью. Правда, годы независимости проделали с местными людьми достаточно жестокую работу. Получилось как с железной рудой в доменной печи, из которой получаются и железо, и шлак. «Железом» стали люди, которые смогли приспособиться к изменившимся условиям политической и социально-экономической среды. «Шлак» составили отторгнутые новой системой, те, кто в силу различных обстоятельств не смог подтвердить собственной конкурентоспособности в крайне тяжелых условиях.

Мы сфокусируемся на «железе», поскольку именно эти люди играют главную роль и определяют жизнеспособные тенденции в казахстанском обществе.

Любая система требует от человека своего понимания и знаний о ней. Дальше все развивается по традиционной схеме, предполагающей, что знания рождают силу, а сила рождает власть. Даже в СССР, особенно в период руководства Леонида Брежнева, многие люди хорошо поняли механизм работы системы и научились чувствовать себя в ней превосходно. Потом население нашло необходимые каналы, чтобы посылать политическому руководству реальные сигналы из народа (а не те, которые политическая верхушка хотела бы наблюдать). Понятно, что рано или поздно такое произошло бы и в Республике Казахстан.

По мере ухода из казахстанского поля деморализации первых лет перехода к рынку, население стало все более активно заявлять и отстаивать свои права. С годами люди четче осознают происходящее и действуют значительно эффективнее. Объединения обманутых дольщиков, проблемных ипотечников и должников только еще больше подтвердили данный тезис. Воздействие граждан на государство было бы еще сильнее, присутствуй в обществе достаточное количество известных ярких и уважаемых личностей. Эти люди могли бы выполнять функции «точек кристаллизации» и тем самым преодолеть феномен «невыраженного общественного мнения».

К сожалению, власти никаким образом не способствуют формированию «точек кристаллизации», поскольку атомизированное состояние общества их вполне устраивают. Рынок СМИ давно и целенаправленно деформирован, вследствие чего не может выполнять функций, характерных для либерального общества. Тем не менее, даже в перекошенном информационном поле акции протеста и несогласия резонируют весьма слышимо.

Общество ищет каналы отстаивания своих интересов и заставляет представителей государства больше держаться в рамках если не закона, то хотя бы приличий. Потребность объединения людьми осознана, поскольку цена протеста в одиночку очень высока. Даже парламент, традиционно индиффирентно реагирующий на общественный пульс, больше не может игнорировать ритмов взбудораженного общества.

В какой-то период времени эпицентром протестности стали сельские территории. Оно и не удивительно, если принять во внимание, что уровень благосостояния горожан значительно выше, а окружающая их хозяйственная и социальная инфраструктура качественнее, разнообразнее и доступнее, чем у сельчан. Однако волны кризиса накрыли и города – безработица, понижение зарплат, рост цен на все, что только может расти в цене, значительно подняли градус напряженности в крупных населенных пунктах.

Политическое руководство страны уже не может призывать население к порядку и спокойствию путем демократической демагогии и популистских лозунгов. У казахстанцев огромный опыт недоверия к власти и ее заявлениям еще с советских времен. Поэтому если правительство хочет, чтобы ему доверяли, то от него требуются дела, а не слова.

При этом в РК пусть медленно, но формируется инфраструктура, позволяющая отслеживать работу государственного аппарата. Даже считать чужие деньги людям очень интересно (хотя и считается, что это неприлично), что же говорить о средствах налогоплательщиков. Они аккумулируются в республиканском и местном бюджетах, и граждане требуют отчета о том, как и на что расходуются эти ресурсы. Налогоплательщик и гражданин требует от государства хотя бы прозрачности.

Все свидетельствует о том, что, по крайней мере, большая часть казахстанского общества выздоравливает. Граждане сориентировались в происходящих процессах, осознают свои интересы и готовы за них бороться оптимальными способами. Это уже люди нового поколения, в том числе и те, благодаря кому количество пользователей Интернета в последнее время увеличивается на 30-40% в год. Забастовки, пикеты и демонстрации – не их конек, но от этого давление на государство, с целью принудить качественно выполнять услуги обществу, не будет менее мощным.

http://contur.kz/node/222

Тимур ИСАХАНОВ
Контур
17 Mar 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom