Досым САТПАЕВ: "Над Аблязовым нависла реальная угроза уголовного преследования"

Решение правительства национализировать два крупных частных банка вызвало шок в обществе. И хотя сами чиновники объясняют свои действия заботой о пресловутой финансовой стабильности, мы не погрешим против истины, если скажем, что в мире бизнеса все понимают: это – принудительный отъем собственности. Но почему правительство вступило на такой скользкий путь? Кому на руку было столь непопулярное решение? На эти и другие вопросы мы попросили ответить известного казахстанского политолога Досыма САТПАЕВА.

Досым, зачем правительству надо было подписывать меморандум с четырьмя банками, если в итоге два из них «кинули»?
- Печальная ирония заключается в том, что еще летом 2007 года мы подготовили аналитический доклад, посвященный проблемам взаимоотношений бизнеса, общества и власти в Казахстане. Он был презентован руководству большинства наших системообразующих банков. Одним из выводов этого доклада было:

«В Казахстане быстрыми темпами растет практика недружественных поглощений, которая постепенно вырастает в фундаментальную проблему — проблему защищенности собственности от атак рейдеров. В настоящее время многие слияния и поглощения связаны преимущественно не с целью повышения экономической эффективности, а с переделом собственности. В этой связи казахстанскому деловому сообществу необходим поиск путей и механизмов, устраняющих или снижающих риски враждебных поглощений».

Более того, в августе того же года, но уже в другом исследовании мы снова отметили, что финансовые и экономические проблемы в Казахстане могут иметь неоднозначные последствия для банковских структур. В попытках сохранить контроль над ситуацией власти могут попытаться перевести все стрелки в сторону некоторых казахстанских бизнес-структур, обвинив их в провоцировании кризисных ситуаций. Первой мишенью как раз назывался банковский сектор.

Не политикой единой

Выходит, вы банкиров предупреждали заранее о возможном сценарии развития. Но они к прогнозам, надо понимать, не прислушались?
- Банкиры восприняли эти предупреждения скептически.

Весной 2008 года, уже в интервью вашей газете, снова был поднят вопрос об угрозе передела собственности в финансово-банковской системе под видом борьбы с кризисом. Тогда уже было послание президента, где он впервые заявил о том, что «если акционеры банков не желают или не способны привлекать дополнительные ресурсы для своего развития, то государство должно быть готово принять необходимые меры».

Затем глава Агентства финансового надзора Елена Бахмутова заявила о том, что АФН намерено усилить свое присутствие в банках второго уровня, обосновывая это необходимостью мониторинга ситуации в финансовом секторе. Кстати, в этом интервью впервые была упомянута угроза государственного рейдерства, о чем впоследствии в своем заявлении сказал Мухтар Аблязов.

Хотя я считал и считаю, что проблема не в самом желании государства усилить контроль над банковской системой, так как при определенных условиях это выглядит вполне естественно, и эти процессы идут сейчас во многих странах мира....

А что же Вас тогда настораживает?
- Меня настораживает то, что в Казахстане от имени государства часто могут выступать околовластные группы. Скорее всего, именно на это и намекал Аблязов. Это значит, что за разговорами об увеличении роли государства в деятельности банковской системы Казахстана могут скрываться вполне конкретные интересы определенных групп — начать перераспределение сфер влияния именно в этом сегменте казахстанской экономики.

К тому же правовой основой для национализации финансовых структур в Казахстане стала разработка закона «Об обеспечении финансовой стабильности», который дал государству право на принудительное вхождение в акционерный капитал банков при угрозе реального или мнимого дефолта. Можно сказать, что в случае с «БТА Банком» произошло первое публичное использование этого закона на практике.

Кстати, по нашей информации, у БТА и «Альянса» ситуация была ничем не хуже, чем у «Народного банка» или «Казкома». Если бы Нацбанк реально помог им ликвидностью, как это и положено делать в кризисные времена центробанку, они бы спокойно жили дальше. Но если это так, то, получается, причину решения правительства надо искать в политике, а не в экономике?
- Наше правительство давно уже противоречит само себе. Сначала отрицали кризис, затем разработали антикризисную программу. Затем убеждали всех, что ситуация под контролем и все системообразующие банки удержатся на плаву, и вдруг появляется заявление Григория Марченко о том, что БТА находился на грани дефолта. Потом уверяли, что Казахстан вот-вот выйдет из кризиса, но в итоге признались, что все гораздо хуже, чем казалось.

Вся проблема — в отсутствии прозрачности. Это касается не только государственных структур, но и банковского сообщества. Все пытались решить проблемы кулуарным путем, вводя в заблуждение общественность, пока ситуация не вышла из-под контроля. Хотя в данном конфликте я вижу две проблемы, которые наложились одна на другую.

Расскажите, какие именно?
- С одной стороны, общий тренд трансформации олигархического капитализма в номенклатурный монополизм, который выражается в доминировании государственных структур во всех сферах казахстанской экономики. Этот тренд начался еще несколько лет назад и в условиях кризиса приобрел наибольшую активность. На этом фоне сразу возникло две модели восприятия данных процессов. Одна — конфронтационная, как у Аблязова, другая — лояльная, как у акционеров «Альянс Банка». И наказание первого, по мнению власти, должно быть уроком всем остальным.

С другой стороны, были и субъективные факторы, а именно — личные трения и конфликты Мухтара Аблязова с премьер-министром и руководством ФНБ «СамрукКазына». Обратите внимание на то, что из БТА вывели только Аблязова и одного из первых заместителей председателя правления банка. Других это пока не коснулось. Более того, Роман Солодченко остался. Так что мишенью был именно Аблязов.

Он об этом знал. Отсюда и появление его альтернативной антикризисной программы, которая вызвала раздражение у Карима Масимова. Затем неподтвержденная информация о том, что Булат Утемуратов становится одним из крупных акционеров банка. Потом произошла встреча Аблязова с президентом, которая ни к чему не привела, так как в конечном счете все закончилось публичной перепалкой.

К тому же ошибкой Аблязова было то, что он забыл одну полезную поговорку: человек, живущий в стеклянном доме, не должен бросаться камнями. Из-за кризиса у БТА, как и у большинства банков, были проблемы. Тем более что БТА работал не только в Казахстане, но и во многих странах СНГ. В этих условиях позиции Аблязова изначально были уязвимыми. Поэтому я бы не стал все сейчас сводить только к политике, так как большинство политических конфликтов в Казахстане начинались с борьбы за собственность. Так было в 2001 году. Затем повторилось в случае с Рахатом Алиевым.

Президент пока не в «заложниках»

Не кажется ли Вам, что решение по банкам сделано ради усиления группы Кулибаева — Масимова, которая таким образом избавляется от конкурентов?
- Я противник демонизации и чрезмерной переоценки влияния тех или иных околовластных групп. Кто-то из них сильнее, кто-то слабее. Можно предположить, что эти люди готовы использовать кризис для перераспределения собственности в пользу своих структур. И плохие отношения с Аблязовым лишь усугубили судьбу БТА. Но говорить о том, что группа Кулибаева — Масимова взяла в «заложники» президента и управляет страной, сейчас пока рано. Здесь гораздо больше факторов, которые влияют на все эти процессы.

То есть Вы считаете, что так называемый выкуп акций БТА и «Альянс Банка» проходил с санкции президента?
- Вопросы такого рода не решаются без санкций со стороны президента. Тем более что глава государства был в курсе этого конфликта, судя по встрече с Мухтаром Аблязовым. Но его противники оказались более убедительными. К тому же негативным фактором для Аблязова было то, что президент до сих пор сомневался в его политической лояльности. Прощать — не значит забыть.

А можно ли после последних «банковских» событий говорить о том, что операция «Преемник» уже началась?
- Прямой связи я пока не вижу.

В одном из прошлых номеров газеты наш автор выдвинул версию, что в Казахстане начались межэлитные войны. По его версии, именно жертвой этих войн и стал бывший управделами президента Булат Утемуратов. А «съела» его как раз группа Кулибаева — Масимова. На Ваш взгляд, это похоже на правду?
- Желающих «съесть» Булата Утемуратова было гораздо больше. Как, впрочем, и список тайных врагов у группы Масимова — Кулибаева также довольно длинный. В мире казахстанской элиты все относительно. До тех пор пока президент еще в состоянии сохранять пресловутый баланс сил внутри элиты, «обжорство» не будет монопольной прерогативой только одной группы. Поэтому я бы не стал сейчас списывать со счета Булата Утемуратова, который еще вернется. Самое главное, что он остался внутри системы, где иногда полезно отойти в сторону и подождать, когда из твоих врагов сделают стрелочников.

Вы, кстати, читали заявление народной партии «Алга!»? Там говорится, что группа среднего зятя президента сегодня контролирует и правительство — через Масимова, и Нацбанк — через Марченко. Причем цифры весьма впечатляют: якобы эта группа контролирует в целом не только 40%ВВП страны через предприятия, но и около 80%банковского сектора.

Вы согласны с этим?
- Система сдержек и противовесов, выстроенная президентом, никуда не делась. Обратите внимание хотя бы на управленческую структуру ФНБ «СамрукКазына», где руководящую позицию занял не Тимур Кулибаев, а нейтральный и лояльный к президенту Кайрат Келимбетов. Или же решение о передаче некоторых СМИ под крыло «Нур Отана», куда вошли и медиаструктуры Кулибаева.

Лично для меня первыми тревожными огнями, которые будут указывать на резкое усиление позиций этой группы, будет замена Кайрата Келимбетова в ФНБ «СамрукКазына» и в руководстве партии «Нур Отан» на кулибаевских людей. Вот тогда можно будет говорить о том, что данная группа практически установила полный политический и экономический контроль над страной.

http://respublika-kz.com/news/tribune/859/

Татьяна ТРУБАЧЕВА
Республика, деловое обозрение
09 Feb 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom