Новый виток «Большой игры»

Пока в Алматы представители ряда казахстанских общественных движений проводили пресс-конференцию с призывом не допустить приобретения банка БТА российским Сбербанком (который, надо сказать, еще не заявлял о таким желании), в Москве президент Назарбаев в числе других глав государств стран-членов Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) принимал решение о создании коллективных сил быстрого реагирования (КСБР ОДКБ).

При всем различии масштабов этих двух событий, их стоит рассматривать параллельно: они отражают две, прямо противоположные, но взаимоувязанные тенденции, существующие в Казахстане: на сближение и на удаленность от России. Выступавшие на анти - «сбербанковской» пресс-конференции открыто говорили о своем негативном отношении к соседней стране, видя в возможности покупки БТА проявление «неоколониализма». Что же до создания КСБР ОДКБ, то согласие и участие в нем Казахстана означает и готовность на усиление позиций России не только в Организации, но и, во многом, вообще в СНГ. Дело ведь не только в дислокации будущих КСБР, которым место, как известно, определили на базе российских дивизий ВДВ. Как ни посмотри, с географической или с транспортно-инфраструктурной точки зрения, не говоря уже о политической, военной и финансовой, стержень новой структуры – Россия. Присоединяясь к КСБР Казахстан, таким образом, косвенно, но очень четко, признает, что его собственные вопросы безопасности и российские интересы ближе друг другу, чем какой либо иной расклад. Даже пресловутая «многовекторность» отходит на задний план. Кстати, не трудно заметить, что в последнее время этот термин намного реже стал звучать как в официальных, так и в соответствующих пиаровских казахстанских источниках. Он вроде и не дезавуирован (хорошо раскрученный пропагандистский инструмент «в мусор» не выбрасывают – убирают в чулан «до времени»), но и не востребован в новых реалиях. Действительно, странно было бы сейчас громко напоминать о своей многовекторности…

Совершенно очевидно, что из двух упомянутых тенденций сейчас в Казахстане доминирует вторая, более позитивная в отношении России. Наверняка, представители первой воспримут это отрицательно, хотя, строго говоря, Казахстан ровно ничего от этого не теряет. Наоборот, уже одной только демонстрацией близких союзнических отношений с Москвой (и другими союзниками), укрепляет свои позиции. Ведь многие носители тех потенциальных угроз, против которых создаются КСБР, географически ближе Казахстану, чем России, идет ли речь об Афганистане, возможной дестабилизации в Пакистане или в некоторых, географически промежуточных странах. Хотя механизм действий Коллективных Сил пока не прописан, и не факт, что это произойдет скоро, но уже заявление об их создании – мощный сдерживающий фактор против таких явлений, как, например, гражданская война в Таджикистане или столкновения в Баткенской области Киргизии в 1999-2000-м годах. Также как и против еще неизвестных угроз, провоцируемых экономическим кризисом.

Казахстан, присоединившись к КСБР, ни чем не пожертвовал и не рискнул. Этот фактор, в числе ряда других, будет влиять на то, что тенденция на союзническое сближение с Россией будет доминировать в обозримом будущем. Среди этих других самый главный это объективное ослабление позиций США в Центральной Азии. Начавшееся восемь лет назад триумфальное военно-политическое появление Штатов в регионе, заканчивается. Не важно, было ли заранее режиссировано синхронное создание КСБР и решение Бишкека о закрытии американской базы в Манасе (наверное, все же, было), но второе событие стало яркой иллюстрацией к первому. Нельзя не заметить, что заканчивается американское военное присутствие в регионе достаточно бесславно: в Афганистане положение дел не только не нормализовалось, но, видимо, идет нарастание конфликтного потенциала, проецируясь и на Пакистан. Кстати, почему-то мало замеченной в странах постсоветской Центральной Азии оказалась недавняя история с американским генералом, предлагавшим вести бескомпромиссную борьбу с производителями наркотиков в Афганистане. Генерал, как известно, не только не был поддержан в своей инициативе, но даже оказался под служебным расследованием. Странная история, и сама по себе, и с точки зрения интересов стран Центральной Азии, в и через которые, как говорят, афганский героин идет все нарастающим потоком. И это те самые Соединенные Штаты, которые двадцать лет назад провели военную операцию против суверенной (де-юре) страны – Панамы, объясняя это тем, что ее президент Норьега задействован в наркобизнесе!

Когда в конце 2001 года было объявлено, что американские базы вот-вот появятся в Узбекистане и Киргизии, а, может быть, и в Казахстане и Таджикистане, большинством наблюдателей это оценивалось как начало «новой эры». Помню один тогдашний круглый стол в Алматы: молодые политологи проводили на нем параллели сложившейся ситуации с пресловутой «Большой игрой» 19-го века в Центральной Азии, а маститые политики говорили о конце эпохи влияния России как о навсегда сложившемся факте. Прошло совсем немного времени, и положение дел радикально меняется. Создание КСБР символизирует возвращение Россией статуса доминирующей геополитической силы в регионе. Не потому, что теперь влияние Москвы в странах ЦА как-то ощутимым образом усилится, а потому, что новая структура совершенно очевидным образом более важна для ее союзников, отринувших демонстрацию вариантов «многовекторностей» в любом их исполнении. В отличие от коллег по упомянутому круглому столу, я всегда старался избегать однозначных оценок, потому и не спешу предполагать, тем более, заявлять, что данная ситуация – очень надолго, тем более, навсегда. И геополитические и, тем более, экономические процессы сейчас настолько непредсказуемы, что даже среднесрочный прогноз – дело рискованное. Однако на что нельзя не обратить внимания в этой ситуации: по сути дела, Москва, для того, чтобы вернуть свои позиции в Центральной Азии, делала очень немного. Происходит это, в основном, за счет ошибок и ослабления ее геополитических конкурентов и неспособности выдвинуть какую-либо жизнеспособную альтернативу в самих странах региона. Ни на уровне властей государств, ни на тех уровнях, где очень боятся «неоколониализма».

http://www.posit.kz/?lan=ru&id=102&pub=20319

Ярослав Разумов
Позиция.SU
06 Feb 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom