Триединство казахской души

Смещение Ермухамеда Ертысбаева с поста министра культуры и информации, встреча главы государства с главными редакторами ряда казахских изданий с обсуждением программы «Триединство языков», казалось бы, дают надежду разрубить двойной гордиев узел вокруг государственного языка. На это настроили слова Нурсултана Назарбаева, сказанные на встрече: «Будущее Казахстана – в казахском языке». К тому же Фонд первого президента выделил немалые средства для развития казахского языка.

…Однако эту программу никто не отменял, ибо она утверждена Указом президента от 20 ноября 2007 года. Указ предусматривает изменения и дополнения в «Государственную программу функционирования и развития языков на 2001 – 2010 годы». В частности, в нем отмечено «внедрение английского языка в деловое общение»(!), «повышение качества обучения английскому языку во всех общеобразовательных школах, средних специальных, высших учебных заведениях». Также предусмотрено «повысить качество учебников и учебно-методических комплексов на английском языке для организаций образования начального, основного среднего и общего образования и рассмотреть вопросы по развитию обучения на трех языках», «наряду с государственным и русским языками необходимо решать и вопросы обучения государственных служащих английскому языку».
Если в Конституции во взаимоотношениях двух языков звучит слово «наравне», то в Указе – слово «наряду» (т.е. одинаково, наравне) уже по отношению к трем языкам. В связи с этой программой на изучение и развитие языков финансирование увеличилось в 20(!) раз, львиная доля которого уйдет на изучение третьего языка. 22 июня 2008 года утвержден приказом Министерства образования и науки «Перечень базовых организаций образования по приоритетным направлениям развития высшего и послевузовского образования». По нему проект «Триединство языков» закреплен за Карагандинским государственным университетом и Казахским университетом международных отношений и мировых языков. Вместо открытия Института казахского языка или социолингвистики, элитных казахских школ в стране стали открываться элитные английские школы с предоставлением коттеджей для преподавателей, чьи оклады составляют от 1000 (для ассистентов) до 3000 долларов (для зарубежных специалистов). Стоимость обучения в таких школах составляет 20 000 долларов в год. Русскоязычная элита готовит себе англоязычную смену. Недаром наиболее активные сторонники трехъязычия основным признаком политической элиты, ее конкурентоспособности признали знание английского языка, а не государственного(!).
Лингвистические Нью-Васюки
Еще с советских времен многие культурные мероприятия, программы вызывали недоумение своей неграмотностью, что отразилось в многочисленных анекдотах о советских министрах культуры. Не явилась исключением и культурная программа «Триединство языков» в суверенном Казахстане хотя бы потому, что такой или подобной программы нет ни в одной стране! Тем самым этот проект продемонстрировал неизвестные миру фантастические физиологические и лингвистические способности всех казахстанцев. Ибо триединство языков требует обязательного знания трех языков, которого нет в человеческой природе, а вот в Казахстане, вопреки всем языковым законам, Конституции страны и элементарному здравому смыслу появятся полиглоты-сверхчеловеки в массовом порядке. Как объяснить отсутствие лингвистического, социологического, образовательного обоснования, даже самой маленькой научной аннотации «Триединства языков»? Что за странный вопрос? Ведь у нас и не такие программы принимались, например, программа возрождения аула, космическая программа, стратегия индустриально-инновационного развития, программа борьбы с коррупцией и т.д. Кто может усомниться в наших возможностях и способностях?
Самый простой языковой закон гласит, что языки не могут быть триедиными, как трезубец, создавать «единство», т.е. общность, взаимосвязь и быть равными. Скорее, как басенные лебедь, рак и щука «равные» мировые языки будут тянуть страну от государственного вектора в разные геополитические стороны, что приведет к потере языкового, идеологического, культурного, в конечном счете, политического суверенитета. Сама «школьная» ошибка этого названия – несомненное противоречие Конституции РК.
Ни одно государственное ведомство, начиная с разработчика этой программы – Министерства культуры и информации, не дало вразумительного объяснения значения «триединства» и путей его реализации. В интервью «Казахстанской правде» (28. 02. 2008) бывший министр Е.Ертысбаев заявил: «Никаких межнациональных противоречий не будет, если решать все вопросы цивилизованно, а не делать голословных выводов. «Триединство языков» — языковая стратегия, которая озвучена президентом еще в 2004 году. А уже в этом году страны Евросоюза законодательно ввели у себя подобный опыт трехъязычного образования». Здесь Е.Ертысбаев явно смешал понятие трехъязычие, которое подразумевает «Триединство языков», и трехъязычное образование. Трехъязычие (триединство языков) – это обязательное массовое знание трех языков, а трехъязычное образование – это изучение двух иностранных языков на основе государственного языка. При этом бывший министр приписал «триединство» президенту, который всегда подчеркивал различие трех языков. Кто кого подставил?
В поисках трехглавого языкового монстра
Разработчики программы до сих пор не могут «переварить» простой факт: в природе не существует массового трехъязычия. Даже повсеместное знание двух языков встречается очень редко. В Конституцию страны можно ввести какое угодно количество государственных языков, как в Швейцарии, Сингапуре – 4 языка, в Канаде, Финляндии – 2 языка. А на деле в Швейцарии 4 языка функционируют локально в языковых общинах, в Сингапуре государственным языком (языком делопроизводства) является английский язык, а по массовости и распространенности – китайский язык (здесь 78% этнических китайцев), а язык местных жителей (14%) находится в «закоулках». Есть Канада англоязычная, есть Канада франкоязычная, т.е. в определенной области страны преобладает тот или иной язык. Знание в Европе трех языков – это «казахское» заблуждение: во Франции говорят на французском языке, в Италии – на итальянском и т.д. В Англии приступили в школах к изучению двух иностранных языков на основе английского языка. Конечно, какая-то часть школьников, студентов, специалистов в Европе владеет тремя языками. Кстати, это явление встречается во многих странах, в том числе и у нас, однако это не есть трехъязычие, не «триединство».
Если искать трехъязычие в истории, то оно почти не известно – в основном двуязычие. Локально трехъязычие существовало и существует, например, на границах трех государств, на стыке трех территориальных языковых культур. Один из редких случаев – языковая ситуация средневековой Англии, когда разные социальные слои говорили на трех языках: нормандском, латинском и английском. Английский как язык низшего сословия (как ныне казахский) находился в угнетенном положении. Лишь с приобретением статуса государственного языка английский стал общенациональным языком. Много усилий пришлось приложить реформаторам русского языка, чтобы освободиться от засилья европейских языков, прежде всего французского. То же самое было и с турецким языком: по реформе Ататюрка чтение отдельных частей Корана с арабского языка перевели на турецкий, арабо-персидские заимствования заменили на турецкие слова и даже сменили арабицу на латиницу. О противоречиях билингвизма говорят и в нынешней Бельгии. Иными словами, без научного подхода трехъязычие для Казахстана не есть благо: эта программа работает против казахского языка, на его вытеснение двумя мировыми языками.
Если же вводить английский язык как обязательный, как в некоторых странах Юго-Восточной Азии, то русский язык должен изучаться как иностранный. Например, азербайджанские интернет-порталы госорганов доступны только на азербайджанском и английском языках, ссылка с русским переводом отсутствует. Это палка о двух концах. Массовое знание двух языков достижимо, но не трех языков. Третий язык может быть только как иностранный. Однако у нас о русском языке как иностранном никто и не говорит. Ибо сторонники «триединства» «понимают», что в триаде третий лишний – государственный язык. Это подтвердили прошедшие олимпиады на знание трех языков: проблемы были лишь с казахским языком. Заметьте, это положение языков без внедрения триединства. Не надо быть Вангой, чтобы предвидеть участь казахского языка. В городских казахских школах дети сейчас в большинстве своем говорят вне занятий на русском, ибо русский язык начинают изучать с 2 – 3 класса, а не с 5 класса, т.е. на базе более полного знания казахского языка.
На днях Министерство образования и науки заявило о разработанной для госслужащих программе «Казтест» на знание государственного языка. Скорее всего, это очередная уловка, как и школьное тестирование по казахскому языку для русских школ, которое можно выполнить, не владея языком. Что говорить о госслужащих, если за 17 лет МОиН не может добиться, чтобы в детских садах стали звучать казахские стишки, песни, сказки, а школьники овладели азами государственного языка, – нет стандарта.
Новые враги народа
Неготовность системы образования к трехъязычному обучению признало само Министерство образования и науки. Научная интеллигенция в большинстве своем не приемлет «Триединство языков». Например, известный тюрколог-профессор А.Аманжолов не скрывает своей усталости: «Даже не хочется говорить на тему «триединства». Все знают, что программа неопределенная, зыбкая. Бесполезно что-то говорить. Это манипуляция, чтобы оттянуть время укрепления казахского языка, время его становления, отвлечь внимание от его проблем».
О преждевременности введения этой программы говорят и зарубежные эксперты. В частности, директор Центра по изучению Центральной Азии и Казахстана университета Сиэтла (США) Уильям Фиерман: «Но пока еще рано говорить о триединстве языков в Казахстане. На данный момент в вашей стране преобладает один язык – русский. Хотя казахский язык по Конституции является государственным. На мой взгляд, в сегодняшнем Казахстане казахский язык должен получить более существенную роль, особенно в городах, необходимо больше внимания уделять методике преподавания казахского языка, так как данное направление языкознания сейчас не на очень высоком уровне. Необходимо создать хорошие детские телепередачи, которые могут повысить интерес подрастающего поколения всех национальностей к казахскому языку. Необходимо развивать, внедрять во все области применения государственный язык. Также я считаю необходимым введение в образовательную программу национальных школ преподавание казахской литературы и истории Казахстана на государственном языке». Эксперт из далекой Америки видит языковые проблемы в Казахстане более определенно, вплоть до отсутствия социальной и прикладной лингвистики, чем авторы «Триединства» и государственные структуры, отвечающие за языковую политику.
Наиболее остро эта тема прозвучала в передаче Д. Кыдырбайулы с М. Шахановым по «Миру» 4 сентября с.г. Председатель Республиканского общественного движения «Мемлекеттік тілі» сказал следующее: «Космополитизм без родного языка – это опасный путь. И, наоборот, незнание родного языка порождает космополитизм, который работает против родного языка. В свое время наши депутаты проголосовали за предоставление русскому языку статуса государственного языка. Я взял слово и сказал: «Это вызовет второй Желтоксан». После моего выступления президент Н.Назарбаев провел повторное голосование, и большинство проголосовало против. Если бы не моя выходка, сейчас 70% казахов не владели бы родным языком. В советское время иностранный язык начинали изучать с 5 класса, в Японии изучают иностранный с 12 лет. А сейчас малышей, которые не знают где «право», где «лево», приучают к трем языкам. Какое государство трехъязычное? Это большая игра. Те силы, которые выступали за государственный русский язык, сейчас продвигают «Триединство языков». Тех, кто выступает против этой программы, выставляют как врагов народа. За 19 лет не сделали 19 шагов. Перевод делопроизводства на казахский язык – это пустые слова, потому что есть специальные переводчики, которые этим занимаются» (вольный перевод. – Д.Е.). Кстати, на обсуждении проекта закона «О государственном языке», предложенного группой М.Нарикбаева, М.Шаханов сказал, что власть не пропустит такой закон. Как в воду смотрел – Министерство юстиции дало понять, что нет потребности в таком законе. Кто бы в этом сомневался: в противном случае закон «О государственном языке» пришел бы в противоречие с программой «Триединство языков». А так, в языковое законодательство потихоньку можно вносить изменения, а там смотришь – со временем будут три государственных языка, из которых казахский будет лишь символически.
«Загадочная» казахская душа
Русскоязычные казахи, мягко говоря, недовольны М.Шахановым за то, что поэт называет их манкуртами. Это казахское слово из казахской легенды, благодаря Ч. Айтматову, получило мировое звучание и даже превратилось в термин – манкурт, манкуртизация. Например, в книге Бавна Дэве на английском языке «Казахстан – этничность, язык и власть». На презентации книги автор сказала: «Третья глава называется «Превращение в манкуртов и гегемония русского языка». В моем понятии термины манкурт и манкуртизация имеют другое значение и рассматриваются в более широком плане – как отделение казахов от их прошлой кочевой культуры. Это все произошло во время кампании по насильственному оседанию и коллективизации».
Многие реформаторы, будь то Петр I или Ататюрк, совмещали нововведения с языковой реформой, ибо понимали, что основу духовности, идеологии, отсюда и государственной безопасности составляет национальный язык. У нас в соответствии с легендой все наоборот.
Пока не поздно, необходимо отказаться от программы «Триединство языков», от ее названия и принять научно обоснованную образовательную языковую программу в соответствии с предложением президента Н.Назарбаева об изучении трех языков: казахского как государственного, русского как языка науки, английского как языка мировой экономики, т.е. как иностранного. Ибо в данном случае – это язык специалистов, а не обязательный язык.
Для такой программы необходимо создать образовательную базу государственного языка для изучения иностранных языков: подготовить словари, учебники, переводную литературу, преподавателей иностранных языков для казахской школы. В казахской школе, вузе иностранный язык необходимо изучать на казахском языке, а не на русском. Непродуманность «Триединства языков» проявляется в доминировании лишь английского языка. Поэтому в образовательную программу необходимо включить изучение и других языков: китайского, японского, арабского, французского, турецкого и др.
Ипотечный кризис в США вызвал соответствующий кризис в нашей финансовой, строительной и других сферах. А в Беларуси, Узбекистане и остальных странах Содружества этого не произошло по простой причине: в Казахстане нет своего производства, самостоятельной финансовой системы, но есть большая кредитная зависимость и привязанность к доллару. Нечто подобное власть хочет ввести теперь в языковой, информационной, идеологической, культурной сфере, не развивая казахский язык и культуру, вытесняя их английским языком и культурой и увеличивая зависимость от Запада.
Власть своей программой «Триединство языков» поставила казахов перед выбором и привела на перепутье трех дорог: одна – местная, неухоженная, вторая – региональная, на порядки качественная и третья – мирового уровня. И всей мощью государственного аппарата правительство зовет к светлому пути со всеми благами цивилизации и глобализации, забыв свою дорогу, дорогу к Великой Матери.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ
«Тасжарган» № 32 (109) от 10 сентября 2008 г.
11 Sep 2008

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom