Убийство Сарсенбаева было актом политического террора

Два года прошло со дня смерти известного политика Алтынбека Сарсенбаева и его помощников - Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына. Одно из самых громких преступлений на политической почве не раскрыто до сих пор, считает ученик, соратник, а ныне руководитель общественного Фонда Алтынбека Сарсенбаева Айдос Саримов. Он убежден, что убийцы не разоблачены и не наказаны, а всего лишь «назначены», и точку в этом деле поставит только смена власти. Но назвать настоящую причину преступления Айдос Саримов не затрудняется и сегодня: насильственная смерть видного деятеля была нужна для запугивания и террора, нужно было показать, что известность не станет защитой. На сегодня главная задача Фонда - отдавая должное памяти погибшего, не превратить его в икону, а продолжить те начинания, которым Алтынбек Сарсенбаев посвятил последние годы жизни. Нужно много работать, сохранить живую память, добиться решения крайне острых проблем - именно этого хотел бы погибший. Поэтому, вспоминая Алтынбека Сарсенбаева, руководитель именного Фонда говорит о будущем.

Живая память

- Какие цели ставит перед собой Фонд Алтынбека Сарсенбаева? Известно, что покойный был человеком академических знаний, много времени отдал решению наболевших вопросов, особенно связанных со строительством граждан¬ского общества, национальной и культурной политикой. В какой степени деятельность Фонда обусловлена выполнением воли вашего соратника, которая ясно выражена в его статьях и выступлениях?

- Фонд создан друзьями, близкими и коллегами Алтынбека Сарсенбаева, считавшими, что то интеллектуально-духовное наследие, оставшееся в виде публикаций, выступлений и деловых заметок, должно быть осмыслено и получить свое развитие.

Алтынбек был очень разносторонним человеком, он интересовался многими вопросами, связанными с языковой политикой, национальным строительством, выбором путей государственного развития, созданием наилучших механизмов управления. Он очень хорошо знал историю страны, понимал корни тех вопросов и проблем, которые мы сегодня наблюдаем в нашем обществе. Алтынбек находил пути их решения, пытался мобилизовать общественность и деятелей культуры для совместных поисков оптимального подхода.

Мы решили, что нужна структура, которая будет собирать весь это фактический материал и формулировать повестки и задачи, стоящие перед обществом, перед нацией, с тем чтобы их адекватно обобщить. В годовщину декабрьских событий Фондом выпущен десятитомник «Декабрь 1986 года». Там собраны практически все основные статьи и публикации, посвященные этой теме за 20 лет, и последние три тома - это документы, материалы Верховного Совета и так далее.

Фондом выпущено несколько книг по истории Казахстана, мы оказываем поддержку ученым, занимающимся историческими аспектами, буквально на днях выпустили книгу политолога Берика Абдыгалиева. Издан также документ «Казахская миссия» - это концепция национального строительства в русле современности. На 2008 год тоже есть большие планы. Хотим развивать и изучать те проблемы, которые государственные структуры и академиче¬ские институты замалчивают.

- Прежде чем перейти к будущему, поговорим о трагиче¬ском прошлом, а именно: об убийстве и судебном процессе. С момента расправы над Алтынбеком Сарсенбаевым и его помощниками прошло два года, официальный виновник давно найден. Мне известно, что демократической общественностью постоянно выражались сомнения в истинности вины г-на Утембаева, возможно, сейчас устоявшееся мнение претерпело какие-то изменения?

- Убийца «назначен». Мы многократно говорили об этом и намерены придерживаться прежней позиции. Думаю, что такие громкие судебные процессы не имеют срока давности. Рано или поздно, а я уверен, что уже в ближайшие несколько лет, правда так или иначе выйдет наружу. В этом преступлении замешан очень широкий круг лиц, многие имели доступ к объективной информации, например, те же следователи. Рано или поздно они также захотят поделиться правдой с общественностью.

Были примеры, когда истинные виновники подобных преступлений назывались по именам при тоталитарных режимах. Допустим, убийство Маттеотти при режиме Муссолини. Есть и другие примеры, когда методы современной науки позволяли проводить дополнительные исследования, в любом случае фактологический материал никуда не денется, он будет собираться и обобщаться. Я уверен, что государственные следственные органы и суд не достигли нужной цели - истинный убийца не найден, не найден и заказчик. Поэтому наиболее вероятно, что истина проявится во время или после смены режима, а пока наша задача - собирать информацию, возможно, искать тех, кто ею обладает.

- Как вы воспринимаете версию, что Алтынбек Сарсенбаев был убит не из-за деятельности по продвижению демократических идеалов, а потому что запутался в политических интригах? Существует мнение, что покойный представлял собой нечто вроде связника между властью и оппозицией.

- Естественно, версий существует множество. У меня есть собственная, разделяемая большим количеством людей. Я не стал бы говорить об интригах или каком-то торге. Мне кажется, что те, кто планировал и осуществил эту достаточно длительную многоходовку, рассчитывали на деморализацию общества. Убийство было актом политического террора.

Возникает вопрос: почему убили именно Алтынбека? Мне кажется, он был одним из немногих людей, заслуженно пользовавшихся авторитетом и во власти, и в оппозиции. Естественно, он, даже находясь в оппозиции, оказывал какое-то влияние на процессы внутри власти, он знал эту «кухню», умел использовать нужные механизмы. Думаю, поэтому против него и было совершено такое преступление.

- Но были оппозиционные политики, которые заявляли о своих идеях гораздо громче. Скажем так, «общественные рупоры».

- А давайте посмотрим… Фактически сегодня в оппозиции нет ни одного человека, который на таком же уровне мог бы быть проводником идей из оппозиции в Ак Орду либо оказывать очень значительное влияние. Алтынбек имел большое влияние и на общественность, и на интеллигенцию и мог мобилизовать очень широкие круги. Заказчики убийства, думаю, преследовали не одну конкретную цель - здесь имел место клубок сложных, взаимосвязанных причин.

Пусть Алиев расскажет правду

- Некоторые общественные деятели утверждают, что корень убийства - в тех процессах, которые привели многих лидеров из власти в оппозицию. В том числе долгое «сидение на двух стульях» и даже некий торг с властью с намерением вернуться в ее ряды.

- Я сам был во власти и не считаю, что это является фактором, делающим мои слова неверными и неправильными. У нас такое общество, что в ближайшее время появление Нельсона Манделы или Вацлава Гавела, то есть лидера из народа, не прогнозируется. Казахстанское общество «совковое», что иной раз еще хуже - «постсовковое» и постколониальное. Лидерами, в том числе оппозиционными, могут быть в основном люди, «освященные» властью. Наверное, это далеко не только наш феномен, и глобальные выводы из этого, думаю, делать не следует.

Что касается нынешнего состояния оппозиции, то оно не является тупиковым, просто идет процесс осмысления. Может быть, кто-то считает, что оппозиция должна рвать на себе рубашки и идти революционным штурмом на Ак Орду, но этого не нужно. Наша оппозиция понимает свою ответственность перед народом, и я был свидетелем многих разговоров, когда размышления о силовых методах борьбы прерывались весьма здравыми репликами.

Очень просто вывести людей на площади, но кто будет отвечать за то, что их изобьют и пересажают? Кто будет кормить их семьи? Думаю, процесс идет, и какие-то представители власти будут уходить в оппозицию, а какие-то, наоборот, возвращаться. У людей, у лидеров есть определенные цели, их нужно воплощать с помощью нужных рычагов. Почему бы ради этого не возглавить, скажем, Министерство образования? И навести там порядок.

- Вы много времени посвятили изучению судебных и следственных документов, вам не кажется, что тот, на кого больше всего показывают пальцем, как на виновника, то есть Рахат Алиев, на самом деле просто стал «козлом отпущения»?

- Я уверен, что распространенная версия о том, что Алтынбека убил кто-то из соратников по демократическому лагерю - полный бред. Будь это так, убийца был бы назван на второй день. Зачем власти прикрывать своих противников? Для чего власти в своих рядах искать «крайнего» вроде Утембаева и «назначать» его в убийцы?

За два года первоначальные версии были во многом отработаны, но с повестки дня отнюдь не сняты. И когда тот же Рахат Алиев говорит о том, что у него есть информация, но «я напишу об этом в книге, и тогда все узнают…», я расцениваю это как пресловутое вступление Казахстана в число 50 развитых государств. Если у него есть подобная информация, то он должен был обнародовать ее ранее, поскольку статью УК за недонесение никто не отменял. Выходит, он тоже преступник? Во-вторых, если Рахат Алиев осмелится все-таки опубликовать свою книгу, и мы сможем прочесть ее и оценить, и в ней будут изложены какие-то разумные факты и связанные с преступлением документы, то это станет основанием для того, чтобы соратники и близкие Алтынбека Сарсенбаева обратились в следственные и судебные органы вновь. Почему бы нет?

Заговор молчания

- Алтынбек Сарсенбаев не боялся открыто поднимать актуальные, но считающиеся в нашем обществе закрытыми темы. Например, сосуществование крупных этносов на территории Казахстана и связанные с этим конфликты. Такие темы в нашем обществе действительно редко вызывают одобрение властей…

- Верно. К таким вопросам власть и официальная наука либо не хотят подходить близко, либо не знают, как это сделать. Например, о языковой политике разговоров очень много, но конкретного видения ситуации и путей ее развития так и нет. Мы считаем, что значительная часть проблем, существующих сегодня в нашем обществе, связана с ненадлежащей урбанизацией.

Урбанизация - это не только и не столько миграционные потоки, сколько культурный феномен. Мы думаем, что будущее страны зависит от того, насколько успешно пройдет урбанизация, потому что в современном обществе, цивилизованном государстве такого количества сельского населения не должно быть.

- Но ведь есть еще более аграрные страны? Не лучше ли сосредоточиться на развитии инфраструктуры села?

- Есть, безусловно, но если мы говорим, что будем строить индустриальное, инновационное общество, то понятно, как много будет зависеть от процесса урбанизации. Притом тут должен быть многосторонний подход, и мы будем показывать обществу собранные данные и материалы, чтобы объяснить, насколько это огромный и глубинный процесс.

Приведу простой пример. Сегодня идет большой поток мигрантов из аулов в города и возникает вопрос: как эти люди социализируются? Мы не хотим, чтобы этот процесс был неконтролируемым, город должен быть не только притягательным магнитом, но и открывать какие-то возможности, а главное - гарантии их получения.

Если внимательно посмотреть на население Алматы, то становится понятно, что приезжие из сел не становятся горожанами. Они переделывают город под себя, то есть в широком смысле слова урбанизации не происходит. Что здесь можно поделать? Фонд намерен изучать эти процессы, мы готовим большую монографию и ряд «круглых столов». Будем использовать методы социальной антропологии француз¬ских и английских ученых для изучения политической истории страны.

К вопросу урбанизации очень тесно примыкает проблема реального внедрения государственного языка во все сферы жизни. И, в конце концов, нужно цивилизованно обсуждать болезненные темы, иначе мы так и будем обществом, в котором процветает демагогия. Ибо то, что сегодня изрекается с высоких трибун, фактически совершенно не соответствует ни действительности, ни настоящим чаяниям как власти, так и народа. А такая ситуация для страны губительна.

- Очевидно, Фонд не ограничится тактическими задачами, вероятно, существуют и стратегические?

-У нас два базовых направления, которые мы будем курировать постоянно, и второе - теория национального строительства. По этому поводу ломается масса копий, но продуманных, программных документов очень мало. Фонд будет оказывать ученым, работающим в этом направлении, моральную и финансовую поддержку. Разумеется, у Фонда есть большая мемориальная часть работы. В июне намерены выпустить книгу о судебном процессе в Талдыкоргане и Верховном суде. В ней будут собраны наиболее показательные, характеризующие процесс материалы.

Есть еще проект политиче¬ской публицистики, журналистская премия - 5000 евро, которая будет ежегодно присуждаться двум публицистам, наиболее ярко проявившим себя на профессиональном поприще. Но наиболее важно понять и донести обществу идею о том, что сегодня в Казахстане фактически нет ни одной консолидирующей базы, кроме общей территории. Существует масса слоев и течений, которые никак не соприкасаются друг с другом, - это казахскоязычное общество, это русскоязычное общество, это русское и европей¬ское общество, - и они живут в разных измерениях. И вот это - главная проблема нашей страны, без ее решения мы не достигнем ничего, а все достижения окажутся временными и эфемерными.

Елена Тихомирова
Взгляд
16 Feb 2008

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom