К слову о люстрации

Поражает легкомыслие наших чиновников, усердствующих на поприще беззакония. Смотрите, какое откровенное правовое бесстыдство наблюдается в процессе «Сергей Уткин против избирательной системы Казахстана». Что называется, на голубом глазу, судьи заявляют об необоснованности претензий строптивого кандидата к избирательным комиссиям. И это когда есть неопровержимые факты фальсификации итогов голосования.

Никто не сомневается, что ситуация с «отстрелом» Уткина – это не единичный случай, а общая практика недопущения во власть неудобных режиму людей. Мы все об этом знали, но впервые благодаря грамотности и настойчивости юриста воров из избиркомов поймали, что называется, с поличным. Почему воров? А как прикажете называть людей, ворующих голоса избирателей? Именно воров, и никак иначе. И в этой связи сам собой напрашивается вопрос об ответственности этих воров.

Понятно, что в нынешних условиях взывать к справедливости в суде – последнее дело. В суде точно такие же чиновники, которые точно так же по-воровски вершат правосудие в пользу все того же режима. А как же иначе, ведь все они на этот режим работают. Это их предназначение: всеми правдами и неправдами защищать установленный порядок. Как говорится, есть такая работа – защищать режим.

Усердствующие на ниве защиты существующего режима уверены в своей безнаказанности. В их понимании указания свыше важнее закона, и поэтому они, не задумываясь, идут на должностные преступления, на подлоги, фальсификации, неправовые действия. Для них важно выслужиться перед своим начальством и получить за это определенные преференции. Об ответственности они не задумываются, полагая, что режим вечен и под его «крышей» они будут находиться в безопасности. Но история полна примеров, когда у «крыши» тоже возникают проблемы и тогда приходится отвечать за содеянное. Это обычная практика, когда после падения политических режимов, запятнавших себя репрессиями против своих оппонентов, его провайдерам приходится отвечать и за фальсификацию на выборах, и за несправедливые судебные решения, и за многое другое.

Процедура, по которой привлекают к ответственности за прошлые грехи, называется люстрацией.

Как это было у других
Практика очищения власти через институт люстрации существует практически во всех странах, преодолевших авторитаризм или тоталитаризм.

Так, в Польше с 1997 года в соответствии с законом о люстрации все желающие поступить на госслужбу и кандидаты на парламентских выборах, прежде сотрудничавшие с коммунистическими спецслужбами, должны были покаяться публично и получить прощение. Те же, кто, по мнению властей, пытался скрыть свое прошлое, увольнялись, при этом сведения об их прошлом подвергались огласке.

21 июля 2006 нижняя палата польского парламента приняла законопроект, расширяющий действие прежнего закона о люстрации (касавшегося лишь министров, депутатов, сенаторов, судей и чиновников) и позволяющий без дополнительных расследований увольнять с работы бывших сотрудников или агентов органов госбезопасности ПНР.

В Украине сразу же после победы «оранжевой революции» началась работа над законом о люстрации. По одному из законопроектов предполагается проверка всех кандидатов в органы государственной власти на причастность к фальсификации выборов президента в 2004 году и сотрудничество с оперативными сотрудниками бывшего КГБ СССР. Другой вариант законопроекта предусматривает пятилетний запрет на занятие руководящих должностей в органах законодательной, исполнительной и судебной власти и СМИ Украины должностным лицам, которые находились на руководящих должностях в КПСС, КГБ СССР или являлись резидентами, агентами, информаторами или внештатными работниками службы безопасности, а также начальниками политических отделов в Советской армии и МВД СССР.

В Албании принят закон, согласно которому кандидат на выборную должность должен пройти специальную административную процедуру, которая позволяет определить, какие должности ранее занимал кандидат и не был ли он «пособником» секретной полиции (то есть не был ли он причастен к геноциду либо другим преступлениям против албанского народа).

В Германии п о Закону о документации «Штази» (Staatssicherheit, спецслужба ГДР), принятому в 1991, все архивы были переданы так называемой комиссии Гаука (по имени пастора из Ростока), бывшего диссидента, которому доверили управлять доступом к документам. Его ведомство насчитывало несколько тысяч сотрудников, причем вначале эту работу поручали лишь западным немцам. Государственные органы получили право запрашивать из архива информацию о каждом новом соискателе места. Если отыскивалась информация, что претендент на должность сотрудничал с секретной службой, его увольняли.

В Чехии в 1991 году был принят специальный закон, определяющий ответственность бывших властей Чехии «за программное уничтожение традиционных ценностей европейской цивилизации, за сознательное нарушение прав и свобод человека, за моральный и экономический спад, который сопровождался судебными преступлениями и террором против носителей других взглядов, за подмену существовавшей экономики директивным управлением, уничтожение традиционного права на собственность, злоупотребление воспитанием, образованием, наукой и культурой ради политических и идеологических целей, безжалостное уничтожение природы…».

Под действие этого закона попали 140000 лиц, сотрудничавших с правящим режимом в 1948 – 1989 годах. Кадровые сотрудники и тайные агенты спецслужб, сотрудники партийного аппарата КПЧ, «политически руководившие» госбезопасностью, лишались на пять лет права занимать ответственные посты в государственных органах, если специальная комиссия могла доказать их вину.

И это еще не весь перечень стран, в которых после смены политических режимов была узаконена люстрация. Чиновникам, работавшим в органах, применявших репрессии против инакомыслия, недозволенные методы следствия, вынесение несправедливых судебных решений, подтасовку на выборах, пришлось отвечать за содеянное. Кому-то пришлось распрощаться с карьерой госчиновника, кому-то публично хлебнуть позора, а кому-то даже оказаться за решеткой.

Ответят все и сполна
Многие из нынешних казахстанских чиновников, добросовестно служащих режиму Назарбаева, считают, что они не несут ответственности за происходящее в стране. Мол, они рядовые исполнители. Дескать, они люди подневольные, что им приказали, то и сделали. Они свято верят, что ответственность за грехи режима полностью лежит на их начальниках.

Так, председатели избиркомов уверены, что за фальсификацию результатов голосования должны отвечать те, кто им приказывал это делать. Это опасное заблуждение. В случае принятия закона о люстрации им всем придется отвечать за пособничество в воровстве голосов избирателей. Им не на кого будет кивать. Письменных приказов тащить своих и «топить» чужих не было. Такие дела решались подковерно, кулуарно, неформально. Поди докажи, кто и что говорил. Так что за фальсификацию выборов отвечать придется именно тем, кто ею занимался. Вряд ли фамилии этих людей в памяти народной к тому времени сотрутся.

Думаю, что в будущем казахстанском законе о люстрации ответственность за фальсификацию на выборах будет прописана отдельной строкой. И тут очень пригодятся свидетельства того же Сергея Уткина. Хотя, думаю, что в свидетелях недостатка не будет. Так что казахстанскому обществу еще предстоит ознакомиться с истинной кухней наших выборов с именами, фамилиями, с подробным раскрытием механизмов обмана избирателей на выборах. Замешанные в этих махинациях вряд ли отделаются одним позором, кое-кому придется отвечать по всей строгости закона.

Отдельная песня – это суды, прокуратура и правоохранительные органы. То, что эти государственные структуры насквозь коррумпированы, доказывать не нужно. Это аксиома казахстанской действительности. Так что для большинства чиновников этих органов в будущем в случае принятии закона о люстрации светит ущемление в правах: скажем, запрет в течение пяти лет занимать руководящие посты в госорганах. Однако особо отличившихся на поприще служения нынешнему режиму ждут более серьезные проблемы. Скажем, судьи, прокуроры и следователи, которые запятнали себя участием в политически ангажированных судебных процессах, однозначно будут привлекаться к судебной ответственности.

У новой власти будут все основания пересмотреть политически мотивированные судебные дела. В частности, это преследования Кажегельдина, Аблязова, Жакиянова, Абилова и ряда других лидеров оппозиции. Много вопросов возникнет к судьям и следователям по процессу о смерти Нуркадилова, об убийстве Сарсенбаева, Журавлева и Байбосына. И если будет доказана предвзятость следствия, вынесение несправедливых судебных решений, вскрыты факты фальсификаций и подлогов, то все фигуранты этих процессов окажутся на скамье подсудимых.

Согласитесь, что это очень логично и справедливо. И в этом случае никому из следователей, прокуроров и судей не поможет отговорка, что они выполняли приказ с самого верха. Во-первых, вряд ли они смогут документально подтвердить наличие такого приказа. А во-вторых, исполнение преступного приказа не освобождает от ответственности. Будет ли при этом доказана причастность людей из высших эшелонов власти – это еще вопрос, а вот то, что отвечать придется судьям, прокурорам и следователям, – это стопроцентно.

А их имена мы прекрасно знаем. Когда брали грех на душу, они, конечно, не думали о возможных последствиях. Они были уверены, что их хозяева настолько всесильны, что проблем у них не будет. Они правы: пока у власти заказчики указанных политических процессов, исполнители неподсудны. Но все течет, все меняется. Завтра во власти окажутся другие люди. И им незачем будет брать на себя грехи прошлой власти. Они захотят от них дистанцироваться, а сделать это можно только через очищение в форме люстрации. Вот тут-то и возникнут проблемы.

А еще в люстрационной комиссии вспомнят о полицейских, налоговиках, пожарниках и санитарных врачах санэпидемстанций, которые опечатывали редакции оппозиционных газет, изымали их тиражи, задерживали общественных распространителей. Возникнет резонный вопрос, на каком основании они препятствовали деятельности оппозиционной прессы и политическим организациям? И вряд ли объяснение, что им приказали сверху, избавит их от ответственности. Приказы сверху – это отдельная тема, но их наличие не снимает ответственности с тех, кто причастен к репрессиям против инакомыслящих. В итоге кто-то отделается публичным покаянием, кто-то распрощается с погонами, а кому-то придется отвечать в суде.

А нужна ли эта «охота на ведьм»?
Очень важно, чтобы репрессии, преступления, нарушения прав и свобод со стороны прежней власти получили свою принципиальную оценку. Не важно, в какой это будет форме. В виде ли уголовного наказания или общественного порицания, в форме ли публичного покаяния или запрета на профессию. Принципиально важно, чтобы люди, запятнавшие себя в прошлом, не остались во власти в настоящем. В противном случае мы рискуем вновь повторить ошибки прошлого.

Всепрощенчество здесь просто опасно, так как оно развращает людей во власти, создает ощущение безответственности и неподсудности. Люстрации – это не инструмент мести и расправы над оппонентами. Люстрации – это своеобразный механизм очищения власти от людей, показавших свое пренебрежение к гуманизму и законам, продемонстрировавших свое неуважение к правам и свободам человека. И в этом качестве люстрация может стать важнейшим инструментом оздоровления Казахстана.

Кто-то скажет, а нужна ли эта «охота на ведьм». Зачем ворошить прошлое и плодить злобу и недовольных теперь с другой стороны? На этот вопрос история уже дала ответ. Знаете, почему Восточная Европа и Прибалтика так быстро избавились от тоталитарного прошлого? Причин, конечно, много. Но одной из важнейших является то, что коммунистический режим в этих странах был признан преступным, а его провайдеры были либо судимы, либо их заставили публично покаяться. При этом всех, кто был замаран сотрудничеством с коммунистическим режимом, лишили права участвовать в управлении страной. В результате во власти оказались новые люди, которые при всех издержках транзитного периода не позволили их странам вновь скатиться в болото авторитаризма.

У нас не было процесса очищения власти. В нашей власти остались прежние люди, которые, быстро перекрасившись в либеральные цвета, по своей сути остались прежними коммунистами. В итоге, прикрываясь демократическими лозунгами, они создали политические системы, построенные на привычном им единовластии и чинопочитании. Это то, что мы сегодня имеем в Казахстане. И это наша плата за то, что мы не пошли на очищение власти, что не настояли на покаянии со стороны тех, кто 70 лет водил людей в сумерках тоталитаризма. Старая кровь нашей власти – это наш крест, который мы добровольно взвалили на себя и тащим вот уже 15 лет. Это должно стать хорошим уроком на будущее.

Смотрите, как меняется ситуация в странах, где во власть пришли новые люди. В Восточной Европе – это было само собой разумеющимся. Старые лидеры с позором ушли с политической сцены, их заменили новые люди. В странах СНГ понадобился определенный период, чтобы пришло осознание, что «старых» нужно менять на «новых». Саакашвили, Ющенко, Путин – это новая популяция политиков. При всей разности политических векторов и идеологических установок их объединяет одно: у них нет прошлого, генетически программирующего их на авторитаризм.

У них уже новые критерии позиционирования во власти. Для них уже существуют некие барьеры политической этики. Так, власти в Украине и Грузии уже не могут использовать адмресурс на выборах, ограничивать деятельность СМИ. Как бы кто ни относился к Путину, но нельзя не признать, что он не пошел на третий срок. При всем при том, что искушение было велико. Тот же Назарбаев публично склонял его к этому. Потому что для Назарбаева Конституция – это просто бумага, которую можно переписать так, как захочется. И ему наплевать, что об этом скажут вокруг. Власть – это все, имидж – ничто. Для Путина – это уже определенный нравственный барьер. Он отдает себе отчет, как будет выглядеть в глазах российского общества и всего мира. У него уже есть понятие репутации. Он не хочет быть таким, как Назарбаев, Лукашенко, Каримов. Цивилизационно он выше их на голову. То же самое относится и к лидерам Украины и Грузии.

Здесь разговор не о приверженности к демократии того или иного лидера, а об их ментальности и соответствии духу времени. Можно и не быть большим демократом (Путин, Саакашвили), но при этом не совершать откровенно одиозные поступки, дискредитирующие тебя в общественном мнении (Лукашенко, Назарбаев, Каримов).

В этом плане Каримов, Назарбаев и Лукашенко – политики из прошлого века. Их нахождение во власти в XXI веке – это нонсенс. И случиться это могло только у нас ввиду отсутствия института люстрации в нашей ближайшей истории. Не было у нас очищения прежней власти. Не было покаяния бывших лидеров КПСС. Более того, эти лидеры не видят в этом надобности, свято полагая, что не несут никакой моральной ответственности за все, что творили их предшественники. То есть в них нет ответственности за прошлое. Они это прошлое, как партбилет, засунули в стол и забыли. Откуда же взяться ответственности за настоящее? Привычка власти ни за что не отвечать – это прямое следствие того, что в нашей истории не было люстрации.

…Понятно, что перестройка с ее реформами, идущими от власти, не предполагала процедур люстрации, аналогичных тем, что имели место в Восточной Европе. В результате мы пытались построить новую жизнь под руководством старых лидеров. В этом нужно искать главную причину наших неудач.

Но все меняется. Не за горами время, когда один из «последних могикан» Назарбаев отойдет от власти. Придут другие. И вопрос об очищении элиты, так или иначе, окажется в повестке политической жизни постназарбаевского Казахстана. И не исключено, что многим, кто сегодня помогает режиму, придется ответить на вопрос об их причастности к тем или иным моментам правления старой власти. Степень причастности будет определять степень ответственности. Это должно быть, если мы не хотим повторить ошибок прошлого. И в этой связи мы должны честно предупредить о возможной ответственности всех, кто сегодня попирает законы, потворствует несправедливости и творит зло.

Сергей ДУВАНОВ,
Республика
16 Feb 2008

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom