Средняя или Центральная Азия?

В 1991 г. на политической карте Евразии появилось пять новых независимых государств — Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения, которые стали именовать себя центральноазиатскими. Между тем по прошествии более десятка лет в научной, учебной и справочной литературе, средствах массовой информации все еще сохраняется удивительный разнобой по поводу отнесения этих стран к регионам Азии — Средней или Центральной.

Сложность проблемы усугубляют эталонные справочные издания, выпущенные в последние годы. Так, в «Большом энциклопедическом словаре» (2002) можно прочитать, что Средняя Азия по-прежнему включает независимые государства Узбекистан, Киргизию, Таджикистан и Туркмению. Территория же Казахстана входит в Среднюю Азию не полностью, а только к югу от Арало-Иртышского водораздела. Таким образом, регион Средняя Азия толкуется здесь как природная страна. Центральная Азия также рассматривается исключительно как природный, физико-географический регион, охватывающий территории Западного Китая и Монголии.
Академическая наука, а также авторы географических учебников в большей степени отражают современные реалии. Так, в авторитетном журнале «Восток», издаваемом Институтом востоковедения и Институтом Африки РАН, уже несколько лет существует рубрика «Россия и Центральная Азия», в которой публикуются статьи, посвященные взаимоотношениям нашей страны с новыми независимыми государствами Азии. Выпущено в свет множество статей и монографий, в которых Центральная Азия однозначно трактуется в новом понимании. Такой же подход отмечается и во многих учебниках для средней и высшей школы, например в учебнике для студентов-географов «Экономическая, социальная и политическая география мира.

Регионы и страны», изданном под редакцией С.Б. Лаврова и Н.В. Каледина (2002), или в учебнике для 10-го класса А.П. Кузнецова «География. Население и хозяйство мира» (1998). В то же время есть учебники и учебные пособия для школьников, в которых еще придерживаются традиционного деления Азии на регионы.

Не решает поставленных вопросов и статья А.В. Махоткина и Н.В Махоткиной под многообещающим названием «Региональное деление Азии», напечатанная в научно-методическом журнале «География в школе» (№ 2/2000). Помимо явных географических ошибок (полуостров Малая Азия они именуют Малазийским), авторы статьи предлагают учителям средних школ еще более запутанную картину, завершая статью фразой: «Мнения ученых по этому вопросу окончательно не определились» (с. 26).
И наконец, заслуживает внимания реплика, напечатанная в виде сноски к статье С.Н.Раковского «Международные реки» в газете «География» в № 40/2001. Приведем ее почти полностью: «Название “Центральная Азия” в применении к нашей Средней Азии необоснованно и рождено журналистской неграмотностью... В русской языковой и географической традиции Центральная Азия — это природная страна, охватывающая территорию Монголии и обширные внутренние районы Китая. Учителя географии должны разъяснять ученикам путаницу, а территорию Таджикистана, Туркмении, Киргизии и Узбекистана именовать, как и положено по-русски, Средняя Азия» (с. 11). Некоторые пункты этого высказывания вызывают сомнения. Во-первых, трактуемая автором Средняя Азия уже не наша с 1991 г. Во-вторых, более 10 лет указанные страны, а также Казахстан относят себя к Центральной Азии, и в этом виноваты вовсе не безграмотные журналисты, хотя в подавляющей части публикаций в средствах массовой информации эти государства действительно именуются центральноазиатскими. Если же в прессе и проскальзывает название «среднеазиатские республики», то оно употребляется скорее по инерции или ностальгически, так же как поколение 30—50-летних жителей нашей страны автоматически употребляет название Ленинград вместо Петербург.

В чем же причины таких терминологических противоречий? По-видимому, они лежат в истории центральной части Азии XIX—XX вв., когда появлялись новые политические рубежи и сферы влияния. Рассмотрим некоторые исторические корни интересующей нас проблемы: когда и при каких обстоятельствах появились в русской/советской географии понятия «Центральная Азия» и «Средняя Азия», как они эволюционировали?
Известно, что название «Центральная Азия» стало общеупотребительным после появления одноименного сочинения А. Гумбольта L’Asie Centrale (Berlin, 1844. T. 1). В этом фундаментальном труде территории к югу от Алтая вплоть до северного склона Гималаев были отнесены к Центральной Азии (с. 610). Ф. Рихтгофен в книге «Китай» (China. Berlin, 1887. S. 7—Sarcastic дал определение Центральной Азии как «континентальной области древних водных бассейнов, не имеющих стока в океан», он же наметил западную и восточную границы края, включив в него земли от водоразделов Памира на западе до водоразделов исполинских рек Китая и Большого Хингана на востоке.

С тех пор русские географы под Центральной Азией понимали регион, простирающийся к востоку от Памира. Со времени основания Русского географического общества в 1845 г. и многочисленных экспедиций на Дальний Восток, в Среднюю и Центральную Азию, — регионы, находившиеся в сфере экономических и политических интересов Российской империи, был накоплен обильный фактический материал, сделаны важные географические открытия и обобщения. Так, в книге «От Кяхты на истоки Желтой реки» (СПб., 1888) Н.М. Пржевальский проводит границы Центральной Азии по Гималаям, Памиру, Западному Тянь-Шаню, на востоке — по Большому Хингану и пограничным хребтам Китая. Более узкая трактовка приводится в работах В.А. Обручева, который включал в этот регион территорию Монголии (за исключением северной ее части) и пустынные области Китая, без Тибетского нагорья (Избранные работы по географии Азии. Т. 1. 1951). Благодаря этим трудам название «Центральная Азия» (как мы видим, даже в определении естественных границ региона существуют противоречия) в русской географической школе закрепилось за природным регионом, простирающимся к востоку от Памира.

Позднее природное региональное деление стали распространять и на макрогеографическое (универсальное) деление стран Азии. Так, Монголия, появившаяся на политической карте мира как самостоятельное государство в 1921 г., долгое время относилась к географическому региону Центральная Азия. Она и сейчас по своему географическому положению и природным особенностям является частью Центральноазиатского физико-географического региона. Однако в настоящее время при макрогеографическом районировании Азии Монголию целесообразно относить к цивилизационному региону Восточная Азия, к которому она территориально и генетически тяготеет. Китай в целом традиционно считается государством Восточной Азии, хотя в природном отношении его большая часть, охватывающая западные районы (Синьцзян-Уйгурский и Тибетский автономные районы, Внутреннюю Монголию, Ганьсу), — территория физико-географического региона Центральная Азия, с резко континентальным климатом, бессточностью, господством пустынь. Если же при общегеографическом районировании придерживаться природных рубежей, то в таком случае: а) не будет соблюдено условие «неделимости государства» — Китай окажется разделенным и регион потеряет свойство непрерывности; б) Монголия окажется вместе с совершенно несхожими по истории, идеологии, этнической принадлежности странами.

Название «Средняя Азия» в русской географической литературе также известно достаточно давно (см., например: Л.Ф. Костенко. Средняя Азия и водворение в ней русской гражданственности. — СПб., 1871; А.А. Семенов. Средняя Азия. — М., 1899). В период острого англо-российского противоборства в Азии во второй половине XIX в. в англоязычной литературе параллельно появилось понятие «Средний Восток». В немалой степени этому способствовали труды лорда Дж.Н. Керзона, который был в 1899—1905 гг. вице-королем Индии. Прилагательное Middle (Средний) в азиатском контексте традиционно относилось к геополитическому региону Средний Восток (Middle East). Тогда он включал Туркестан, Бухару, Коканд, Хиву, Восточный Иран, Афганистан, Памир, Кашгарию, охватывая несколько иные территории, чем в современном понимании этого термина. В то же время англоязычный термин Central Asia был более широким, он включал все внутриматериковые области Азии — от Закавказья до Тибета (см., например, учебник по географии Азии, изданный в США: Allen N.B. Asia. — Boston; New York, 1916).

Параллельно с названием «Средняя Азия» в русской литературе в XIX в. существовало название «Туркестан» (см.: Русский Туркестан. — СПб., 1872; И.В. Мушкетов. — Туркестан. СПб., 1888), хотя с этнографической точки зрения его применение было не совсем точным: ираноязычные таджики и народы Бадахшана вовсе не относятся к «стране тюрков». Территория между Каспийским морем и Китаем в XIX в. называлась Русским (или Западным) Туркестаном (что близко совпадало с регионом Средняя Азия), Восточный Туркестан включал территорию Западного Китая, населенную тюркскими народами (уйгурами, казахами). После завоевательных походов русских войск в 1867 г. было образовано Туркестанское генерал-губернаторство (с 1886 г. — Туркестанский край), просуществовавшее до 1917 г. С 1918 по 1924 г. на этой же территории была образована Туркестанская Автономная Советская Социалистическая Республика в составе РСФСР, затем были созданы Узбекская ССР, Туркменская ССР, Таджикская АССР, Кара-Киргизская автономная область, Каракалпакская автономная область. В 1925 г. Киргизская АССР была переименована в Казахскую АССР, а в 1936 г. Казахстан стал союзной республикой в составе СССР. После политико-административного выделения пяти республик появилось устойчивое словосочетание «Средняя Азия и Казахстан», которое вошло в широкий обиход с середины 20-х годов ХХ в. При этом физико-географические основания прослеживались даже в делении этого региона, так как территория Казахстана к югу от Арало-Ишимского водораздела уже к собственно Средней Азии как природному региону не относилась. Таким образом, по советской географической традиции Средняя Азия и Казахстан — это группа физико-географических стран, расположенных во внутриматериковых районах Азии, и одновременно крупный регион, характеризующийся сходством природных условий, исторических судеб, хозяйственной деятельности и расселения. Как мы видим, региональное деление Азии, принятое в советской географии ХХ в., во многом базировалось на природном районировании этой обширнейшей части света, основы которого сложились во второй половине XIX в. В настоящее время при региональном делении материков и их крупных частей на первый план все более выходят культурно-цивилизационные и политико-географические основания, которые нередко не совпадают с природно обусловленными рубежами или вытесняют их.

С 1991 г. новые независимые государства — Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения — стали именовать себя не средне-, а центральноазиатскими. Такую самоидентификацию новых государств, избравших для своего географического «адреса» кальку с англоязычного понятия «Центральная Азия», отрицать бессмысленно. В этом (так же, как и в стремлении некоторых республик перейти на латинскую письменность) отчасти просматривается нежелание новых государств считать себя частью российского цивилизационного региона.
В то же время название «Центральная Азия» позволяет избежать громоздкости, легко объединяя под общим понятием традиционно различаемые российской (советской) географией как отдельные географические области Казахстан и Среднюю Азию (последнее понятие, действительно, не поглощает первое). Наконец, слово «Центральная» (в отличие от «Средняя») корректней для выделения региона и одновременного обозначения его географического положения в ряду других регионов Азии. Таким образом, как строгое географическое название предпочтительнее «Центральная Азия» (употребление нечеткого названия «Средняя Азия» допустимо на бытовом уровне).
На фоне других, давно сложившихся регионов (Восточная, Южная, Юго-Восточная Азия и др.) Центральная Азия пока еще представляет собой только формирующийся регион, иерархический уровень которого не определился. Окончательные выводы делать пока рано, поскольку он «дрейфует» из российского макрорегиона в направлении субрегиона в составе исламской Юго-Западной Азии или в самостоятельный макрорегион. В любом случае современная Центральная Азия — «переходный» регион Азии.

Для него характерны молодость, отсутствие устойчивых внутренних связей и внутреннего единства (кроме ислама и отторжения «имперских» поползновений России или СНГ). Это регион с незначительным людским (население — около 60 млн чел.) и экономическим потенциалом (суммарный ВНП в 1999 г. равнялся всего 43 млрд долл., что приблизительно соответствует уровню Бангладеш). В современной Центральной Азии нет скрепляющего ядра, а ее страны в политическом, экономическом и идеологическом отношениях тяготеют к различным цивилизационным регионам.
Несмотря на это, центральноазиатские республики достаточно активно участвуют в новых геополитических союзах — СНГ, Евразийском экономическом форуме, Евразийском экономическом сообществе, Шанхайской организации сотрудничества и др. (за исключением Туркменистана, который, хотя и входит в состав СНГ, придерживается статуса нейтрального государства, фактически же — изоляционистской политики). Напомним, что Декларация о создании СНГ была подписана в 1991 г. в Алма-Ате, которая тогда еще была столицей Казахстана. Центральноазиатские страны входят в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая объединяет, как известно, 55 государств, в том числе и неевропейские. Казахстанское руководство считает свою страну неформальным центром Центральной Азии и даже Евразии, в то же время по формальным критериям (территория к западу от р. Эмба относится уже к Европе) футбольная федерация Казахстана была недавно включена в состав УЕФА.

Заметим, что в научной литературе до сих пор не потеряла актуальности дискуссия об относительности границы Европа—Азия на материке Евразия*. Действительно, сухопутная граница между Азией и Европой во многом условна. Д.И. Менделеев, например, полагал, что «...отделение Европы от Азии во всех случаях искусственно и с течением времени непременно сгладится и, вероятно, даже совсем пропадет» (К познанию России. 1907. С. 143). Проблеме деления Евразии на части света посвятил особую главу в своей последней книге известный географ, признанный специалист в области топонимики Э.М. Мурзаев (Слово на карте. 2001. С. 149—175).

* См.: В.В. Бугровский, А.С. Керженцев, А.Л. Яншин. О несообразностях в географическом членении азиатского континента//Известия РГО. 1998. Т. 130. Вып. 5. С. 55—57; А.Г.Исаченко. Несообразности мнимые и действительные//Там же. С. 58—60.

Об авторах:

Н.Н. Алексеева - канд. геогр. наук, старший научный сотрудник кафедры физической географии материков и геоэкологии

И.С. Иванова - старший преподаватель кафедры социально-экономической географии
зарубежных стран

http://www.analitika.org/article.php?story=20071215093042836

Алексеева, Иванова
www.analitika.org
30 Dec 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom