Земельные участки, отнятые по поручению Рахата Алиева, оценивали в 500 долларов

Для оформления чужих земельных участков Пискунов привлек старых друзей. Сейчас они оба – рядом с ним на скамье подсудимых. Кстати, обещанного вознаграждения они так и не получили.

Как рассказал подсудимый Андрей Ерошенко, Пискунов позвонил ему в середине февраля.

– Я выступал в качестве покупателя, а Пискунов – продавца, – сообщил Ерошенко. – Владельцем участка был Хасенов.

Все сделки с участками осуществлялись в Талгаре. И, по словам Ерошенко, у него даже сомнений не возникло относительно законности операции. Тем более в кабинете нотариуса была камера внутреннего наблюдения и велась съемка.

– Позже Пискунов рассказал, что его шеф (Акимкулов) интересовался, можно ли мне доверять и оформить на меня еще один участок, – рассказал Ерошенко. – Пискунов поручился. За каждый участок земли он пообещал мне 500 долларов.

Как рассказал Ерошенко, 5 апреля ему сообщили, что теперь необходимо переоформить приобретенные участки на Константина Зинченко, еще одного старого приятеля. По словам Ерошенко, последнюю сделку с участками осуществили примерно в середине апреля. А через некоторое время он прочитал в газете о незаконных махинациях с земельными наделами Гилимова и Хасенова.

– Я попросил Пискунова уточнить у шефа, насколько было законным то, что делали мы, – продолжил Ерошенко. – Через три дня я впервые увидел Акимкулова возле офиса на площади. Он сказал, что все сделано по согласию хозяев.

Однако уже 4 мая Ерошенко и Пискунову велели отключить сотовые телефоны и куда-нибудь уехать, чем раньше, тем лучше. Причина – ими заинтересовались в полиции. Они отправились в санаторий "Сары-Агаш". На следующий день, по словам Ерошенко, им сообщили, что все нормализовалось и можно возвращаться. В Алматы они были уже 8 мая утром. А 9-го в гости нагрянули стражи порядка.

– Я не претендую на эти участки, – отметил Ерошенко в ходе допроса. – Они мне совершенно не нужны.

Андрей признался, что действительно подписывал договор о банковском займе на сумму 295 тысяч долларов. Однако ни судьбой кредита, ни нынешним статусом "приобретенного" участка не интересовался.

Второй подсудимый Константин Зинченко фактически повторил все сказанное Ерошенко. По его признанию, он помнит имя лишь одного из владельцев оформленных на себя участков – Нурлан Баракбаев. Зинченко сообщил, что начал подозревать неладное, когда понял, что все сделки с участками проводятся в отсутствии фактических хозяев. Поэтому в один прекрасный день он заявил Мухтарову, что не намерен дальше в них участвовать. Сотрудники полиции впервые навестили его 9 мая. В тот же вечер его вызвал в офис Кайрат Мухтаров и отвез на съемную квартиру, где предложил переждать неприятности. Однако после двух суток "подполья" Зинченко вернулся домой.

– А почему вы сразу не пошли в полицию?

– Я прочитал в газете, что Пискунова похитили и теперь избивают в ДВД, – рассказал Зинченко. – Я растерялся.

По словам Константина, через некоторое время он все же явился добровольно в полицию. Там же он впервые увидел Акимкулова. Кстати, банковский заем на его имя составил в сумму 2 млн 625 тысяч долларов. Однако он также понятия не имеет, каково сейчас положение дел с этим кредитом и числится ли на нем земельный участок. Обещанных 500 долларов от Пискунова он тоже так и не дождался.

-----

Абильмажин ГИЛИМОВ: Я надеюсь на мужество Курбатова
Виктор ВЕРК, "Время", 22 декабря

После публикации в нашей газете открытого письма супруги подсудимого Бауржана АУБАКИРОВА Бахытгуль, интервью экс-главы финполиции Алматы генерала Владимира КУРБАТОВА и Армангуль КАПАШЕВОЙ - супруги похищенного топ-менеджера Нурбанка Жолдаса ТИМРАЛИЕВА - в редакцию посыпались звонки читателей, которые недоумевали по поводу молчания еще одного участника тех громких январских событий - экс-председателя правления Нурбанка Абильмажина ГИЛИМОВА.

Беседу с нашим корреспондентом г-н Гилимов начал с довольно неожиданного заявления:

- Я с уважением отнесся к словам бывшего начальника департамента финполиции Алматы генерала Владимира Курбатова, сказанным в интервью вашей газете (см. "Это дело - проверка на вшивость для всей страны", "Время" от 12 и 13.12.2007 г.). Это действительно проверка на вшивость для всех. И Курбатов, на мой взгляд, ее выдержал - в отличие от многих других...

- Каких "других"?

- Я не хочу называть фамилий - они и без того у всех на устах. Курбатов впервые назвал фамилии высокопоставленных чиновников, которым Рахат Алиев звонил 31 января. Это первое. Второе: он прямо называет причину, по которой он лично выехал в Нурбанк на обычное, в общем-то, следст­венное мероприятие, - приказ из Астаны. Если верить генералу (а я склонен ему верить), не он был инициатором того беззакония, которое творила финполиция. Его, как сейчас принято выражаться, подставили...

- Кто? Назовите фамилию человека, рискнувшего подставить генерала Курбатова?

- На этот вопрос может - и должен! - ответить сам Курбатов, если, конечно, он действительно хочет спасти свою офицерскую честь. Но посудите сами: разве мог он по собственной воле мчаться к зданию "Кен Далы" или в РУВД за заявлением Капашевой? Вряд ли... Не генеральское это дело - лично изымать письмо обыкновенной домохозяйки. Если он это сделал - значит, на то у него были весьма веские причины. И он сам должен открыто сказать, что или кто за этим стоит. Тем более что сейчас уже ничего не мешает ему сделать это...

- Вы в этом уверены?

- Да, абсолютно. Он ведь не какой-нибудь карьерный генерал, чья судьба может зависеть от одного косого взгляда сверху. Он заработал свое звание, свою должность. Ему есть что терять и есть что сказать, чтобы не потерять главного - репутации честного офицера...

- Абильмажин, а что вы скажете о словах Курбатова о вашей личной заинтересованности в том, чтобы "выбить" его из правоохранительной системы, потому что, дескать, в финполиции лежат заявления неких бизнесменов, обвиняющих вас на пару с Рахатом Алиевым в рейдерстве? О чем идет речь? Надеюсь, не об обвинении в угоне подержанного джипа, о котором упоминает Капашева?

- Нет, конечно. "Дело о джипе" было предлогом для того, чтобы меня задержать. Оно, я думаю, уже забыто... На самом деле я вовсе не заинтересован в каких-то играх на "выбивание" генерала. Я не та фигура, чтобы генералов выбивать. Моя единственная цель - восстановить справедливость. А что касается каких-то моих дел, от которых, по выражению Курбатова, "закачаешься"... Знаете, страна уже однажды "закачалась", когда генерал на весь Казахстан объявил меня и Жолдаса Тимралиева мошенниками. Это было в феврале - еще до предъявления нам официального обвинения, до возбуждения уголовного дела... Не думаю, что генерал Курбатов не знал, что это ложь. А если знал и все-таки пошел на это, то, выходит, его опять подставили? Тогда, по­вторю еще раз, он должен открыто сказать о том, кто подставил и почему. Если у него есть конкретные обвинения против меня или Жолдаса - пусть аргументирует их, докажет! Пусть назовет конкретные фамилии тех, кому мы в бытность руководителями банка нанесли материальный или моральный вред, а заодно - размер этого вреда. Человеку в таком звании и при такой должности не пристало "брать на пушку"...

- То есть вам оправдываться не в чем?

- Нет. А вот генералу есть что сказать. Я еще раз повторяю: его интервью вашей газете - позитивный и смелый шаг. И очень хочется верить, что этот шаг - не последний, и мы еще услышим главные признания генерала Курбатова.

- Вы в этом уверены? По-вашему, ему нечего опасаться, нечего терять?

- На мой взгляд, сейчас для него главное - реабилитироваться. И я буду искренне рад за него, если он это сделает...

- Абильмажин, да вы, похоже, симпатизируете генералу Курбатову - человеку, который в свое время угрожал вам самыми суровыми карами. Как прикажете вас понимать?

- Он всякий раз честно признавался: "На меня давят". И называл конкретную фамилию...

- Даже так? Может быть, вы ее повторите?

- Нет, пусть это сделает сам Курбатов. Я же хочу сказать, что у меня нет личной неприязни к нему. И еще. Я очень надеюсь на его порядочность и мужество. Хочется верить, что у него достанет того и другого для честного ответа на главный вопрос: почему 31 января ни финпол, ни СОП, ни ДВД, находясь на первом этаже "Кен Далы", не предприняли ничего, чтобы проникнуть на девятый этаж, где сидели избитые Жолдас и Айбар, и освободить их? Почему генерал - глава фин­полиции - допустил похищение людей? Чем быстрее мы получим ответ, тем скорее закончится то, что Курбатов называет "проверкой на вшивость для всей страны".

Альбина АХМЕТОВА
"Литер"
24 Dec 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom