Рахат-гейт: Может, выключим звук в комнате для СМИ?

Альбина АХМЕТОВА, "Литер", 1 декабря

Бывший директор казахстанской Федерации футбола Курман Акимкулов утверждает, что до конца надеялся, что ситуация с Тимралиевым и Хасеновым разрешится благополучно. По признанию Акимкулова, он даже пытался успокоить Хасенова и убедить его в позитивном исходе дела. Тот благодарил за участие, но, видимо, особо не верил.

Допрос Курмана Акимкулова начался еще в четверг во второй половине дня и продолжился вчера. Акимкулов еще накануне стал демонстрировать странную фрагментарную амнезию: тут помню, там не помню. Он рассказал, что узнал о том, что банкиры похищены и их содержат на территории резиденции № 5, непосредственно на месте от охранников. Предварительно его об этом никто не предупреждал.

– Я уверен, что никто из сотрудников не знал об истинных намерениях в отношении банкиров, – сказал он в ходе допроса.

Как выяснилось в ходе заседания, фактически все утро и весь день 31 января на сотовый телефон Акимкулова поступали звонки от различных абонентов. Наиболее активным был Кошляк. Первый раз он вызвал Акимкулова в банк утром, заявив, что в кабинете Нурали Алиева не работает кабельное телевидение, и просил разобраться. Курман проблему решил, однако после трех часов дня он вновь был вызван Кошляком в банк. На этот раз, по его словам, Кошляк заявил ему, что Алиев проголодался. Приехав в банк, Акимкулов застал там Айбара Хасенова, который был без брюк. Свой необычный вид тот объяснил тем, что в ходе спора Кошляк сильно пнул его, разбив в кровь колено. Поэтому, чтобы не запачкать брюки, он их снял. Он выглядел подавленно и говорил очень тихим голосом.

– Айбар сказал, что руководство банка его подставило, – рассказал Акимкулов. – И он ни в чем не виноват. Я передал его слова Алиеву.

Акимкулов заверил присутствующих, что выводы о невиновности Хасенова сделал лишь с его слов, однако в их правдивости не сомневался. Алиев поговорил с Курманом и убедил его в том, что все будет нормально, они уже разобрались. Чуть позже в конференц-зале Акимкулов увидел и Тимралиева, который также был мрачнее тучи.

Последний раз Айбара Хасенова он видел в домике на территории резиденции № 5.

– Я сказал ему: Айбар, ты держись, все будет нормально, – рассказал Акимкулов. – Они во всем разобрались. Я действительно не ожидал, что будут какие-то последствия.

– Вы участвовали в событиях 18–19 января, затем с 31 января на 1 февраля. Вы взрослый человек, руководитель. Неужели у вас не было сомнений?

– Я надеялся, что все закончится хорошо, – в очередной раз повторил Курман Акимкулов. – Я верил Алиеву.

Сразу после этих слов Курман Акимкулов попросил несколько минут для консультации с адвокатом. После этого по ходатайству его защитника трансляция допроса была прекращена во второй раз. Адвокат объяснила это тем, что членам семьи Курмана не нужно знать о некоторых эпизодах, особенно в оружейной комнате резиденции.

-----

Рахат-гейт: Может, выключим звук в комнате для СМИ?
Дилярам АРКИН, "Время", 1 декабря

Вчера в Алмалинском районном суде Алматы закончились слушания по главному эпизоду "Рахатгейта" - похищению 31 января 2007 года топ-менеджеров Нурбанка Жолдаса ТИМРАЛИЕВА и Айбара ХАСЕНОВА.

Первым суд допросил бывшего генерального директора авиакомпании "Атырау ауе жолы" Олега БЕКБАТЫРОВА. По словам подсудимого, он по поручению Вадима КОШЛЯКА через установленную в банке систему "Фобос" прослушивал и записывал телефонные переговоры некоторых сотрудников банка. Список прослушиваемых абонентов состоял из шести или семи номеров, среди которых он вспомнил телефоны зампреда правления банка КАЙРАНОВОЙ, главного бухгалтера банка ТАИРОВА и руководителя службы внутреннего аудита КИРИЛЕНКО. Ежедневно по результатам прослушивания составлялись сводки, которые он лично передавал Вадиму Кошляку и Рахату АЛИЕВУ.

Однако отвечать на вопросы гос-обвинения по распечаткам этих телефонных разговоров Бекбатыров решительно отказался.

- 31 января 2007 года по поручению Вадима Кошляка я встретил на первом этаже банка и проводил на 9-й Аскана БЕКМУРАТОВА. Однако я не давал ему распоряжений переодеваться в туалете в синий халат, - заявил он на суде. - Крики из кабинета я слышал, но как избивали Хасенова, не видел... Когда Вадим Кошляк надел на Айбара Хасенова халат, наручники и шапочку, я был ошарашен, однако приказания Рахата Алиева продолжал выполнять.

Следующим суд заслушал бывшего начальника службы безопасности Нурбанка Айдара БЕКТЫБАЕВА.

По словам подсудимого, о том, что из банка вывезли Жолдаса Тимралиева и Айбара Хасенова, он узнал от Виктора САПОЖНИКОВА. Похищенных топ-менеджеров сначала отвезли в резиденцию, отрекомендовав ему как "гостей" Алиева, затем в подсобное хозяйство в поселке Колди, а затем привезли в резиденцию и поместили в служебном помещении. Все это время так называемых гостей он не видел, в служебное помещение не заходил.

- По просьбе Аскана Бекмуратова ежедневно я возил им еду: Аскан жаловался, что кормят их плохо. Тогда я решил сам заняться доставкой питания, Рахата Алиева об этом в известность не ставил. Со слов Ивана ЛИХОУЗОВА (личный водитель Рахата Алиева. - Д. А.) мне стало известно, что в эти дни с территории вывозили Хасенова и Тимралиева для совершения каких-то звонков своим родным, - пояснил он суду.

По показаниям Бектыбаева, через несколько дней Кошляк вывел из служебного помещения мужчин в шапочках и отвез их в хранилище. По росту и телосложению он узнал в них Тимралиева и Хасенова. В помещении хранилища похищенных банкиров держали три-четыре дня. 9 февраля 2007 года Бектыбаеву позвонил Рахат Алиев, приказал приехать на территорию резиденции и забрать Аскана Бекмуратова. Ближе к обеду Бектыбаев поехал туда.

- По приезде я сначала зашел в дежурку служебного помещения, где заметил, что не работают мониторы видеонаблюдения, - рассказал Бектыбаев на суде. - От охранника Валерия СЫЧЕВА я узнал, что вместе с Рахатом Алиевым туда заезжали Альнур МУСАЕВ и Вадим Кошляк. Они сняли блок с системы видеонаблюдения на верхнем посту и потом вывезли "гостей".

- Почему вы не сообщили правоохранительным органам о похищении банкиров? - поинтересовался у подсудимого один из гособвинителей.

- Сообщать было некому. Это было бессмысленно. Все чего-то ждали... Я пытался выяснить все у Алиева, но он мне ответил: "Никуда не лезь. Это мои дела!".

- А как же ваша офицерская честь?! - с горечью воскликнула мать пропавшего банкира Галина ТИМРАЛИЕВА.

- Никак, - ответил он. - Никто не знал, что все так обернется. Я виноват лишь в том, что никому об этом не доложил.

Последним допрашивали Курмана АКИМКУЛОВА.

- 31 января с утра я занимался вопросами сборной Казахстана по футболу, которая должна была вылететь в Китай 6-9 февраля, - пояснил он суду. - После встречи с тренером женской сборной команды мне позвонил Рахат Алиев и сказал, чтобы я установил в кабинете Нурали Алиева кабельное телевидение. После обеда я приехал в Нурбанк. Мы обсудили с Рахатом Мухтаровичем футбольные проблемы, затем перешли к разговору по акту приема здания "Кен Дала". Потом Алиев сказал мне зайти в другой кабинет. "Там твой друг Хасенов сидит, поговори с ним по-свойски", - сказал он мне. Я удивился и спросил Алиева, в чем дело. Но он молча вышел из кабинета. В кабинете я увидел Айбара Хасенова. Он сидел на стуле в нижнем белье. Я поздоровался с ним, спросил, как у него дела. Айбар сказал мне: "Я человек маленький. Меня подставили, повесили на меня кредиты, хотя я не при делах". Затем он надел брюки. Я заметил на левой стороне у него покраснение, на ноге была ссадина. Он сказал мне, что его избивал Кошляк. Я сказал Айбару, чтобы он не переживал - я постараюсь во всем разобраться. Я вышел из кабинета и около ресепшна встретил Алиева и Кошляка. Я сказал Рахату Мухтаровичу, что Хасенов тут ни при чем и он не виноват. Алиев ответил мне: "Не переживай, разберемся". Потом Алиев приказал мне накормить людей. Я заказал пиццу.

- А у вас были сомнения, что Рахат Алиев вас обманывает? - поинтересовалась адвокат подсудимого Валентина ПОНОМАРЕВА.

- Я ему поверил... После того как мы поели, я взял разнос и зашел в малый конференц-зал, где находился Тимралиев. Я предложил ему немного поесть, но он отказался...

Вечером того же дня, по словам Акимкулова, ему на сотовый телефон позвонил Рахат Алиев и приказал приехать в резиденцию № 5 по улице Навои. Оттуда они вместе с Вадимом Кошляком выехали на агроферму.

- На фазенде я увидел еще несколько машин, подошел к водителям, спросил у них, как дела, - продолжил свой рассказ подсудимый. - Они мне сказали, что на агроферме находятся Жолдас Тимралиев и Айбар Хасенов. Хотя Кошляк и Алиев об этом мне не говорили. Потом я направился в сторону VIP-дома. Меня попросили накрыть на стол. После ужина Рахат Алиев приказал мне зайти в домик для обслуги и поговорить с Хасеновым. Я зашел туда. Вместе с Айбаром находился Тулеген ИМАШЕВ. Мы переговорили с ним. Я сказал Хасенову: "Держись, Айбар! Все нормально будет, разберемся. Утром можешь вернуться домой!".

- Может, на этом моменте мы выключим звук в соседней комнате (где установлен монитор для журналистов. - Д. А.)? - неожиданно прервала показания Акимкулова адвокат Пономарева.

Судья удовлетворил ее ходатайство, и монитор в комнате для СМИ был сразу же отключен...

Следующее заседание состоится в понедельник, 3 декабря. Репортаж о нем читайте во вторник, 4 декабря.

-----

В гости поневоле
Участники процесса желают услышать новые показания
Серик БАЕВ, "Литер", 30 ноября

Вчера заседание суда по делу Нурбанка началось с опозданием на 2 часа.Дело в том, что некоторые участники процесса немного задержались. "Не по своей вине", – уточнили виновники.Кстати, подобные задержки в последнее время стали обычным явлением.

В первые же минуты заседания прозвучало ходатайство со стороны защиты пострадавшей Армангуль Капашевой о том, чтобы вызвать в качестве свидетелей Нурали Алиева и Айдоса Кочубаева, поскольку они находились 31 января в банке и могут дать суду важные показания. Вопрос об удовлетворении данного ходатайства пока остается открытым, так как показания этих свидетелей могут понадобиться при разборе конкретных эпизодов, очевидцами которых они могли оказаться.

Основным действием, развернувшимся в зале суда вчера в первой половине дня, стал допрос Айдара Бектыбаева.

– Ваша честь, перед тем как я буду давать показания, я хотел бы в первую очередь попросить прощения у родных и близких семьи Айбара Хасенова и Жолдаса Тимралиева за то, что я в то время проявил равнодушие и не смог сообщить кому-либо о противоправных действиях Алиева и Кошляка и о том, что они содержат их в своих резиденциях. Я разделяю ваше горе и хочу, чтобы все мне поверили, что мне нечего скрывать и что я стал невольным участником тех событий.

В своих показаниях Айдар Бектыбаев рассказал о событиях 31 января, которые уже неоднократно были описаны в прессе. Все, что он говорил, в основном совпадало с показаниями других очевидцев событий 31 января в здании Нурбанка.

В ту же ночь Бектыбаев побывал на агрофирме, откуда на следующее утро "Алиевым была дана команда ехать на его резиденцию". Туда же отправились сам Алиев, Кошляк и Акимкулов. По приезде Алиев стал расспрашивать о караульном помещении, к которому никогда до этого не проявлял интереса. Он приказал в оружейную комнату перенести кресло, после чего дал распоряжение, чтобы охрана внутрь резиденции не заходила.

4 февраля Алиев дал указания подготовить складские помещения, куда перевезли по очереди двух человек: "Расстояние было большое и разглядеть их я не мог. О том, что это Айбар Хасенов и Жолдас Тимралиев, я стал догадываться где-то третьего числа, когда поползли слухи. Алиев сам говорил, что это его гости и чтобы никто туда не заходил".

В этих же числах он оказался очевидцем того, как Алиев выезжал куда-то в сторону Калкамана: "Машина стояла в темноте. Водитель сказал, что он там с Кошляком и еще с кем-то. Тогда никто не понимал, зачем мы туда выезжали".

Бектыбаев пояснил, что сам лично привозил продукты для "гостей" Алиева, которые охрана оставляла у дверей: "Я сам лично собрал охрану и дал команду, с тем чтобы у них впоследствии не возникло проблем. Так продолжалось до 9 февраля, в этот день позвонил сам Алиев и сказал, чтобы я Аскана Бекмуратова отвез домой".

А уже 10 февраля Алиев вновь вызвал Бектыбаева. Он поинтересовался, как Бекмуратов навел порядок в помещении: "Он спросил: а одеяла отдали собакам? Я ответил, что команду передал, чтобы их передали кинологу, но сам не проследил". Вызвали кинолога, чтобы выяснить судьбу одеял и матрасов: "Он начал говорить, что команду отдать собакам одеяла он дал, но они оказались вшивыми. Он также сказал, что эти одеяла в этот же день разорвали собаки. Алиев приказал их принести, когда высыпали мешок, хотели поджечь, но было сыро, и он дал мне указание, чтобы я проследил за этим, а сам с охраной уехал". На этом допрос Бектыбаева закончился.


"Литер", Время
03 Dec 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom