От судьбы не уйдешь

...В последний вечер марта в "Олимпосе" рано погасли огни. Старейшее алматинское казино больше не зовет своих постоянных клиентов традиционным мерцанием стробоскопов. Уже 29 и 30 марта не работал крупнейший салон игровых автоматов "Вулкан", а из "Фламинго" еще за несколько дней начали вывозить оснащение. Длительная и бурная эпоха азартного бизнеса в Алматы завершалась как-то тихо и грустно, без громких аккордов "прощальной ночи" и без обещанных постоянным игрокам мега-джекпотов

Былое и думы

Плохо скрываемое разочарование некоторых постоянных посетителей игорных заведений в эти дни дополнялось пустеющими залами. Хотя и не везде, но ощущалось постепенное снижение активности. Несмотря на то, что реклама активно звала людей выиграть супербонусы вроде престижных автомобилей, перед первым апреля посетителей игорных заведений заметно поубавилось. Позднее нам рассказывали об этом разные истории. Например, что в последние дни владельцы многих заведений стремились заработать по максимуму, поэтому и слот-машины якобы перенастраивались в сторону более низкого процента выигрыша, да и с "супервыигрышами" были манипуляции. На такой же вывод косвенно натолкнул рассказ одного знакомого о том, как доброжелательные сотрудники салона игровых автоматов рекомендовали ему и некоторым другим постоянным клиентам не садиться за определенный аппарат. Отсюда логичным выглядит и недоверие многих клиентов, которые понимали, что заведения сейчас – не в лучшем состоянии для того, чтобы в них можно было рассчитывать на высокие выигрыши.

В основном алматинцы играли в эти дни, что называется, "напоследок", на прощание, просто для настроения. Играли потому, что понимали: ждать открытия развлекательных мегакомплексов в Капчагае еще долго, да и не каждый туда поедет, чтобы, как сейчас, "наудачу" поставить на кон две-три тысячи тенге. Для многих эти дни были моментом расставания с Фортуной в том ее качестве, в каком мы к ней привыкли за долгие годы, когда на каждом углу можно было попытать счастья за самые символические деньги. Многие действительно делали это мимоходом, где-нибудь в кафе или магазине, стремясь скорее не "сорвать куш", а просто поднять настроение. Некоторые когда-то взяли за правило играть понемногу время от времени, и, если это увлечение не перерастало в болезненную зависимость, находили в таком "хобби" что-то для души. К таким относит себя 62-летний Виктор Тен, с которым мы разговорились в фойе "Вулкана" за несколько дней до закрытия игорных заведений. "Уходит эпоха, – говорит Тен. – А ведь Алма-Ата без игры не может полноценно существовать. Это же часть нашей городской культуры, если хотите. Еще с советских застойных лет наш город был уникальным центром игры, причем игры в хорошем смысле – высококлассной, профессиональной. Именно отсюда пошла знаменитая "алма-атинка" – разновидность игры, которую придумал один из министров Казахской ССР. А теперь у нас отнимают возможность цивилизованно поиграть. К чему это приведет? Ни к чему хорошему, опять будет подпольный бизнес, как в те старые времена".

"Я против того, чтобы дети играли на автоматах у каждой остановки. Но солидному человеку в городе нужна возможность иногда попытать счастья, – говорит бывший партийный работник 55-летний Баурхан Менисов. – В свое время, когда открывались первые казино, на них было много нареканий. Там часто промышлял криминал, но и время было сложное, смутное – 1990-е годы. А в последние 5–6 лет большинство наших казино серьезно продвинулись в культуре обслуживания, в самом уровне работы. Конечно, всякое случается. Бывают факты, которые позорят систему, но они все-таки уже стали единичными, а в большинстве своем казахстанские казино держали высокую планку. Не случайно к нам целыми группами приезжали любители азартных игр из Китая, Кореи, Тайваня. Теперь все это уйдет из города. Я очень сожалею, что мы теряем такой интересный бизнес, более того – теряем целую традицию, которая только-только начинала формироваться и могла развиваться дальше".

Про старые казахстанские игорные традиции от людей старшего поколения в эти дни можно было услышать разные экзотические истории. Например, о той же "алма-атинке" – разновидности карточной игры, требующей виртуозного внимания и очень тяжело поддающейся различным шулерским манипуляциям – нам рассказывали много интересного. К примеру, что придумавший ее казахстанский отраслевой министр в 1970-е годы неоднократно приглашался в Москву для того, чтобы помочь отыграться своим высокопоставленным коллегам. Само по себе это уже показатель исторического уровня "игорной культуры" в Казахстане, хотя, конечно, с точки зрения не играющего большинства – показатель весьма сомнительный. Во всяком случае, в те далекие годы более выдающимися достижениями за зеленым сукном не отличались даже молдавские игроки, которых по всему Союзу считали большими профессионалами.

Ностальгия по прошлому, далекому и близкому, для азартных алматинцев со стажем сегодня действительно уместна. Что же касается их более молодых коллег, то они, напротив, больше думают о будущем и активно интересуются проектами в рамках капчагайского "Лас-Вегаса". "Это прекрасно, если на уик-энд мы сможем поехать и отдохнуть там по стандартам мирового класса, – говорит банковский менеджер Болат Агыбаев, один из посетителей "Олимпоса". – В проекте будут задействованы инвесторы – международные сети, компании с многолетней репутацией, которые обещают построить в Капчагае сервис, аналогичный Лас-Вегасу и Монте-Карло. В связи с этим сейчас появляются сомнения, что в проекте останутся казахстанские компании. Их, конечно, жаль, но за тех, кто получит возможность цивилизованно играть и отдыхать, можно только порадоваться".

Вообще впечатления самих играющих от последних "дней Фортуны" в Алматы, ставших в некотором роде экзотикой на фоне привычного ритма жизни, в массе своей были ностальгически добрыми. И к чести заведений азартной индустрии надо сказать, что они старались отработать обещанные программы, хотя далеко не всегда получали в результате такую отдачу, на какую рассчитывали.

Удивительное рядом

Последние дни работы игорной индустрии в Алматы принесли не только некоторый налет грусти. Они также подарили публике немало удивительных, а подчас и просто странных моментов. Например, одна из компаний рекламировала розыгрыш престижного внедорожника, который должен был пройти накануне первого апреля. Однако он почему-то так и не состоялся. Может быть, это изначально и замышлялось как первоапрельская шутка? В других казино, правда, обещанные розыгрыши автомобилей в последние дни все же проходили, торжественно разливалось шампанское, публику веселили лучшие шоумены. Вместе с тем, как мы уже отмечали, со стороны многих заведений было видно стремление получить за эти дни максимальную выгоду, что вызывало резонное недовольство посетителей. Это выражалось и в якобы имевших место фактах перенастройки игровых автоматов, и в рассказах о том, что автомобили, джекпоты и бонусы в отдельных случаях будто бы доставались "своим". Конечно, проверить, где здесь правда, а где вымысел, уже не представляется возможным, и очень может быть, что такие подозрения в массе своей – не более чем просто эмоции. Во всяком случае, походив по игорным залам и казино в эти несколько дней, любопытным можно было набраться свежих впечатлений и по-хорошему развлечься. А если кто-то действительно нарушал этикет и играл с клиентом не по правилам, то его, конечно, стоило осуждать, но можно было и понять. Когда на дворе конец эпохи, никогда не бывает, чтобы все было по правилам и в рамках закона. Пусть даже речь идет об "эпохе" всего лишь в отдельно взятой сфере бизнеса.

Но не это было самым удивительным. По-настоящему непонятно выглядело ожидание некоторыми деятелями игорной индустрии пролонгации установленных сроков переноса бизнеса в Капчагай. Хотя, конечно, с учетом опыта ряда государственных кампаний (в том числе и продолжающейся ныне акции по легализации имущества, которую в последний момент все-таки продлили до первого августа) такие надежды где-то можно было понять. Еще более странно выглядит другой факт: одна из компаний уже после объявления сроков переноса игорных заведений в Щучинско-Боровскую и Капчагайскую зоны в 2006 году умудрилась вложить несколько миллионов долларов в открытие нового игорного салона в Алматы. Подобные, по меньшей мере недальновидные, инвестпроекты, как нам рассказывали в эти дни, в последний год имели место и в некоторых других городах Казахстана, в частности в Шымкенте и Таразе. Напрашивается вывод, что вложившие в них деньги бизнесмены не просто надеялись, а были уверены в том, что государство будет поступать более либерально, чем было заявлено.

И это, очевидно, уже не просто курьез, а скорее индикатор отношения бизнес-сообщества к государству как регулятору в целом и к устанавливаемым им правилам игры в частности. "Может быть, в прошлые годы государство давало бизнесменам слишком много поводов считать, что оно будет только пугать и не будет действовать? Или некоторые в казахстанском бизнесе безоговорочно доверяют возможностям лоббистских групп во власти?" – спрашивает в своей статье один из убежденных критиков либеральной политики кандидат экономических наук Меирбек Султангали. Наверное, такая постановка вопроса звучит слишком резко. Вместе с тем, судя по предположениям некоторых участников рынка, высказанным незадолго до отзыва лицензий, напрашивается вывод, что многие участники игорной индустрии действительно не верили правительственным постановлениям. "Мы думаем, что решение о продлении сроков будет принято", – говорил за несколько дней до первого апреля менеджер "Атлантиса" Анатолий Д. Аналогичную надежду, правда, более сдержанно, ранее высказывал и гендиректор сетей "Гранд" и "Гранд Виктория" Сергей Эм, ссылаясь на то, что трех месяцев, отведенных игорным заведениям на переезд, явно недостаточно и на это необходим хотя бы год. Увы, надежды не оправдались. Но сегодня "Гранд Виктория" делает асимметричный шаг: ее заведения выдвигаются не в Капчагай, а в Бишкек, где действует весьма либеральное регулирование, но вместе с тем нет и, скорее всего, не будет того рынка, на который можно было рассчитывать в Алматы. Другой владелец игорного зала, наш знакомый, тоже поступил аналогичным образом: лишние автоматы продал в Грузию, а с оставшимися собирается открыть небольшой зал в Киргизии.

Трудные дни

"То, что некоторые наши игорные заведения сейчас присматриваются к проектам в Бишкеке, в первую очередь говорит об их финансовой неспособности войти в капчагайский проект, – считает Ерлан Бектемиров, проработавший в казино более десяти лет. – В Капчагае действительно отводится место бизнесу совсем другого уровня и формата, чем тот, который развился в Казахстане за короткий промежуток начиная с 1990-х годов. Туда должны прийти другие капиталы, хотя формально, конечно, никто не исключает участия казахстанских игорных домов в этом проекте. Другой вопрос: есть ли нашим смысл туда заходить, априори зная, что они не смогут конкурировать с зарубежными грандами?".

Впрочем, о будущем казахстанского игорного бизнеса можно было слышать и другие мнения. Так, представители сети "Вулкан" рассчитывают на преференции при развитии своего проекта в "казахстанском Лас-Вегасе", полагая, что местные компании здесь должны иметь преимущество перед иностранными. Менеджер Арсен Ергали, сидя в своей представительской "Тойоте", пытается подсчитать, во что обойдется аренда тех комплексов экстра-класса, которые власти предполагают возводить в новых зонах отдыха. "Одно дело построить все эти комплексы и сформировать соответствующую инфраструктуру, – говорит Арсен. – Это дело фирм-девелоперов. Другое дело – заходить туда непосредственно с игорно-развлекательным бизнесом. Нам сейчас важно представлять, сколько будет стоить подобный проект, во что обойдется эксплуатация определенной площади залов. К сожалению, пока такой информации нет, все остается на уровне предположений".

Оставаясь без ориентиров, многие бизнесмены резонно решили менять направление деятельности. Поэтому уже до первого апреля хозяева вывозили оборудование и меняли вывески. Целевая ориентация новых проектов традиционная – супермаркеты, развлекательные комплексы или рестораны. На некоторых казино и игорных залах уже в середине марта можно было видеть рабочих, которые занимались изменением дизайна. "Все это более привычные и понятные для казахстанского бизнеса сферы деятельности, с более предсказуемой конкуренцией, чем вхождение в капчагайский проект, куда позвали гигантов мировой развлекательной индустрии", – комментирует Ерлан Бектемиров.

От многих игровиков за последние дни их работы в личных беседах можно было слышать досаду и обиду по поводу того, что государство слишком жестко обходится с ними. И дело не только в переносе заведений. Достаточно суровы базовые нормы, введенные в действие новым законом об игорном бизнесе; фактически они полностью отсекают финансово слабые предприятия уже на этапе вхождения в бизнес. Закон предполагает наличие в каждом казино не менее 20 игровых столов, а в зале – минимум 50 игровых автоматов с заложенным выигрышем не ниже 90 процентов. Для получения лицензии казино или игровому залу необходим резерв собственного капитала или банковская гарантия на сумму порядка 25 млн. тенге (около 200 тыс. долларов). Весьма суровы и налоговые нормы. Так, за один игровой стол владельцу казино необходимо выплатить порядка 20 тыс. долл. ежеквартально, за один игровой автомат – более 700 долл., налог с кассы игрового тотализатора составит свыше 3 тыс. долл., с кассы букмекерской конторы – 1800 долл. Предельный налог с казино определен в 139 млн. тенге в квартал, для зала игровых автоматов – 35 млн. тенге.

Повторимся, все эти нормы обсуждались еще до принятия окончательных решений о переносе заведений игорной индустрии в Капчагай и Щучинск. Бизнесмены обо всем этом хорошо знали. Поэтому недовольство представителей игорного бизнеса, который до этого жил в совершенно иных, гораздо более комфортных финансовых условиях, оказалось двойным: перенос бизнеса сам по себе требует огромных расходов, а тут еще и такие налоги, которые на новом месте придется платить, еще не успев "наработать клиента". "Такое регулирование не дает возможности подавляющему большинству наших компаний участвовать в проектах Капчагайской зоны, – говорит Анатолий из "Атлантиса". – По-своему обидно, ведь мы развивались с нуля, все эти годы исправно платили налоги государству".

В общем, участники игорного бизнеса переживают трудные дни. Прежде всего, нелегко психологически. Время, когда нужно было определяться со своими будущими проектами, уже прошло, а ясности о том, какие инвестиционные ресурсы необходимы для развертывания этих проектов, нет. Есть она только в одном: если на игорный рынок Казахстана действительно зайдут иностранные компании-гиганты, то конкурировать с ними в своем нынешнем положении наши будут "физически" не способны. А в том, что иностранные участники действительно придут, сомнений на сегодня уже нет. Поэтому настроение многих игровиков в последние дни напоминало реакцию фаталиста на то, чего уже не избежать.

В одном из заведений сами сотрудники устроили большую пирушку, закрывшись уже 29 марта. Причем руководство не только не было против, а само и выступило инициатором корпоративного застолья. Поднимали тосты за удачное будущее, за личный успех каждого. Многие плакали, понимая, что сложившейся команде теперь придется расставаться.

В другом солидном и уютном казино, которое открылось относительно недавно – в 2000 году и успело наработать безупречную репутацию, решили устроить настоящий праздник для клиентов. Были бонусы, суперпризы, зажигательное шоу, и, как рассказывали гости, у них создалось впечатление, что хозяева на все это совершенно не жалеют денег.

Одной из проблем последних дней для многих азартных заведений было то, что, с одной стороны, сотрудникам необходимо было выложиться, для того чтобы заработать максимально возможное количество денег, а с другой – у многих уже не было ни сил, ни желания как-либо напрягаться. Люди знали, что скоро им, вероятно, придется искать новое место. Правда, к чести менеджеров и крупье, надо сказать, что внешне заметить это, например, по выражению лица было почти невозможно. В большинстве алматинских заведений держали марку: клиентов ждали приветливые улыбки, уютная атмосфера, служащие держались как ни в чем не бывало. И это тоже останется в памяти чертой уходящей эпохи, которую мы заслуженно критиковали, но к которой тем не менее успели привыкнуть. При всех тех сложностях, которые были в казахстанской индустрии азарта, она все же серьезно выросла. И потому вечером 31 марта многим было немного грустно. Впрочем, в любом случае хорошо уже то, что азартные заведения уходят с вашей соседней улицы, и до них теперь придется ехать сто километров. Когда рядом не будет соблазна, станет меньше и зависимых от него людей, меньше подросткового криминала. Прибавится спокойствия в семьях. А это уже немало.

– Жалеете, что закрываетесь? – спрашиваем на прощание Арсена, который долго обсуждал по телефону с партнером свои текущие дела.

– Да нет, жалеть некогда, мы о будущем думаем, – парирует он и напоследок шутит, – кто ставит на судьбу, тот лучше других знает: от судьбы не уйдешь.
http://www.continent.kz/

Алексей Иконников, Алматы
КонтиненТ
23 Apr 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom