Что за поворотом?

Правительство, дипломаты и лично Нурсултан НАЗАРБАЕВ сделали все возможное и невозможное, чтобы Республика Казахстан возглавила ОБСЕ в 2009 году. Однако «блицкриг» сорвался – вечером 4 декабря действующий председатель этой организации, министр иностранных дел Бельгии Карел де ГУХТ сообщил, что из-за отсутствия консенсуса решение вопроса откладывается на 2007 год.

Такого в истории Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе еще не было. А ведь казалось – дело в шляпе. Кандидатуру Казахстана поддержали государства СНГ, многие страны Восточной и Западной Европы, парламентская ассамблея ОБСЕ. А последних «протестантов» – Великобританию и США – глава государства совсем недавно посетил, и, судя по сообщениям официальных казахстанских СМИ, был там принят не просто хорошо, а даже на «ура». И вот, все впустую.

Очевидно, что во внутренней и внешней политике Назарбаева 4 декабря станет неким поворотным пунктом. Вопрос только – в какую сторону? Чтобы понять это, начнем с мотивов.

Зачем президенту Казахстана ОБСЕ?
Версий на эту тему ходит множество. Одна из них: нашему главе государства не хватает международного признания, вроде Нобелевской премии мира, поэтому, когда его старший зять, долгое время пребывавший послом Казахстана в Австрийской Республике и по совместительству при ОБСЕ, выдвинул идею «а почему бы нашей стране не возглавить эту международную организацию», в президентской администрации ее тут же взяли на вооружение.

Возможно, так все и было. Но даже в этом случае такой опытный и сильный политик, как Нурсултан Абишевич, вряд ли купился на внешнюю сторону – возможность порулить ОБСЕ. Тем более что формально председателем стал бы не он, глава государства, а министр иностранных дел, в данном случае Касымжомарт Токаев. Если, конечно, тот удержится в кресле еще три года.

Думается, казахстанским президентом двигали другие мотивы. Один из них: ОБСЕ в XXI веке стала площадкой, с которой демократии западного типа жестко, точно и болезненно критиковали Казахстан, Россию и прочие постсоветские государства за их сползание в пучину авторитаризма. Противостоять же этой критике, с учетом взятых на себя международных обязательств и жажды занять почетное место в цивилизованном мире, оказалось невозможно в принципе.

Очевидно, что избрание Казахстана председателем ОБСЕ в значительной мере обесценивало эту организацию как инструмент продвижения демократии и развития гражданского общества. Государства СНГ, объединившиеся вокруг России в неприятии ОБСЕ и желании ее реформировать, играли в беспроигрышную игру. Если Казахстану удастся возглавить ОБСЕ – хорошо, не удастся – появляется повод оказать давление путем угроз покинуть ее за неконструктивизм и предвзятое отношение к странам восточнее Польши.

Однако, как нам кажется, и внешнеполитические мотивы были не ведущими. Дело скорее в другом. Судя по высказываниям самого Нурсултана Абишевича, ему очень хочется войти в историю первостроителем национального казахского государства. Отсюда оговорки, за которые с ним даже пытались судиться оппозиционные политики, что прежде у нас не было своего государства. Отсюда попытка быть главным архитектором Астаны. Отсюда множество собственных сочинений мемуарного и политологического характера.

Поэтому не исключено, что когда Нурсултан Абишевич говорит, что хочет видеть Республику Казахстан сильным, процветающим, стабильным и конкурентоспособным государством, он не лукавит, в чем его всегда подозревали оппоненты. Просто у него другое понимание этих слов, чем у граждан, которых сделали строительным материалом для удовлетворения политических и личных амбиций бывшего первого секретаря ЦК Компартии Казахстана и которые от этого отнюдь не в восторге.

Тогда Казахстан во главе ОБСЕ – это как бы личная победа Назарбаева, фиксация того, что после признания феноменальных успехов нашей страны в социально-экономическом развитии Запад, включая США, признал и ее политические успехи. Поэтому лично я верю слухам из Астаны, что после заявления Карела де Гухта Нурсултан Абишевич был в ярости и в узком кругу сказал: или Казахстан во главе ОБСЕ в 2009 году, или вообще вне ОБСЕ.

Верю и потому, что это соответствует последним тенденциям в государственной пропаганде – все лавровые венки за успехи страны возлагаются к стопам Нурсултана Абишевича, а все провалы, ошибки, недочеты и преступления сваливаются на его окружение и государственный аппарат. Конечно, это дело психологов, историков и социологов заниматься изучением трансформации личности во время пребывания у власти, но, похоже, еще немного – и Назарбаев может, подобно французским королям, заявить: Республика Казахстан – это Я.

Афронт, полученный 4 декабря, при всей своей дипломатичности – нам не отказали, а перенесли рассмотрение заявки на конец 2007 года, жесток не только из-за того, что планы казахстанского президента срываются, но и потому, что его загнали в угол, чего он, как политик и человек, не любит. Теперь, чтобы снова претендовать на председательство, ему придется сделать что-то реальное, а состояние политической системы и государственной машины таково, что любая более или менее серьезная реформа способны их разрушить, и Нурсултан Абишевич это прекрасно понимает.

Трагичность ситуации заключается и в том, что ему не удалось перенести внутренний опыт построения «декоративной», «управляемой» демократии наружу. Притом что сегодня Казахстан – самое богатое и быстро развивающееся государство в регионе Центральной Азии, на международной арене наших усилий хватает максимум на несколько оплаченных полос в ведущих западных газетах и разовые пиар-акции. В этом смысле псевдоказах Борат Сагдиев сделал для известности Казахстана куда больше, чем вся государственная пропагандистская машина и зарубежные поездки президента за все 15 лет независимости.

Куда дальше и с кем?
Итак, Назарбаев, как «суперпрезидент» «суперуправляемого» государства, встал перед выбором – куда дальше тащить нас с вами. Вариант проведения частичных реформ возможен, и судя по тому, как быстро укрупняется «Отан» и укрепляется акимами всех уровней его партийный аппарат, к нему готовятся. Другое дело, если только, конечно, не дойдет до применения физической силы, главной назарбаевской партии вряд ли удастся задавить своей массой оппонентов действующего главы государства.

На самом деле многое станет понятным в ближайшие дни – скоро завершается месяц, отведенный законодательством Министерству юстиции для рассмотрения заявки на регистрацию Народной партии «Алга!». Если Комитет регистрационной службы даст «добро», значит, есть шансы, что Назарбаев пойдет навстречу требованиям ОБСЕ, если нет – значит, продолжится имитация демократического процесса.

Для такой имитации «Отану» обязательно нужен спарринг-партнер из числа оппозиционных партий. Мы уже высказывали предположение, что, судя по всему, в этом качестве им выбрана Общенациональная социал-демократическая партия. Хотя вначале претендентов на роль оппозиции, признаваемой властями, было, скорее всего, двое, ведь неслучайно из числа лидеров Назарбаев принял Жармахана ТУЯКБАЯ и Алихана БАЙМЕНОВА. Но, судя по всему, ДПК «Ак жол» проиграла конкурс, возможно, из-за отсутствия у нее финансовой поддержки и частичной потери имиджа после атак «Настоящего Ак жола».

Нет смысла критиковать бывшего единого кандидата в президенты от оппозиции за то, что он играет в игры Назарбаева. В конце концов, политика – это искусство возможного, и если Туякбай не увидел других путей бороться за свои идеалы и цели, как говорится, бог ему судья. Проблема в другом – участие ОСДП в качестве спарринг-партнера «Отана» консервирует политическую ситуацию и все то, что давно отравляет наше общество, – коррупция, произвол чиновников, безразличие к гражданам по-прежнему будут нам угрожать.

Как известно, регистрация ОСДП была приостановлена по формальным причинам, якобы для проверки списка поддержавших ее граждан. Однако, если верить нашему источнику в Астане, будущий сценарий, разработанный, вероятно, в недрах президентской администрации, может выглядеть так: сначала отказ в регистрации Народной партии «Алга!», затем регистрация ОСДП, но не сразу, а через решение суда. В результате такого хитрого маневра политическое пространство будет подготовлено для двухпартийной игры в демократию.

Судьба других политических партий вряд ли будет волновать власть. Компартия существует как сообщество физических лиц, придерживающихся общих политических и идеологических взглядов, но вряд ли способна на какие-либо активные действия, что хорошо видно по тому, как в Астане незаметно проходит судебный процесс по делу члена бюро ЦК Компартии и лидера молодежного крыла коммунистов Махамбета АБЖАНА.

«Настоящий Ак жол» оказался прижатым к барьеру уголовным преследованием его
сопредседателя Булата АБИЛОВА и никакой реальной политической работой в ближайшие месяцы заниматься не сможет – впереди еще две судебные инстанции, поездки однопартийцев к сидящему в колонии лидеру, борьба за признание его политическим узником и освобождение. Конечно, борьба за лидера дело благородное и даже пропагандистки выгодное, но без расширения влияния на массы – не слишком эффективное.

Кстати, решение совета министров ОБСЕ отложить рассмотрение заявки Казахстана на следующий год может оказаться в пользу Даниала АХМЕТОВА. Поскольку Назарбаеву предстоит сформулировать основы своей внутренней и внешней политики на 2007 год с учетом последних поездок, отставка правительства наверняка будет отложена, скорее всего даже до весны следующего года. Потому что если президент решит, что радикальная оппозиция ему не нужна в принципе, то для ее уничтожения понадобится весь государственный аппарат. Опыт предыдущих пяти лет показал, что одних правоохранительных органов, особенно учитывая дезорганизующее воздействие дела Алтынбека Сарсенбаева, уже недостаточно для того, чтобы загнать демократические партии в подполье и потом, признав их террористическими, ликвидировать как силу.

Реформам – нет?
Конечно, всегда остается шанс, что у президента наступит просветление и он, осознав в свое время неизбежность перевода экономики на рыночные рельсы, познает и необходимость проведения демократических реформ. Но это вряд ли. Потому что если Казахстан станет другим, не суперпрезидентским, то Назарбаев отдаст право сказать «государство – это Я» миллионам сограждан, а среди них может затеряться даже такая прославляемая фигура, как первый президент.

Но это так, к слову. А если серьезно, то против демократизации политической системы выступают немногочисленные, но очень влиятельные и богатые социальные группы – верхушка государственного аппарата, бизнесмены, кормящиеся от щедрот государственного бюджета, и крупные иностранные инвесторы. Именно для них авторитаризм с его отсутствием конкурентности, общественного и парламентского контроля, возможностью тайно обогащаться – наилучшая среда обитания.

Сможет ли Казахстан провести реформы, требуемые ОБСЕ, если их не хотят президент и правящая олигархическая верхушка, а подавляющее большинство граждан политически инертно? Конечно, нет. И дело не в том, что ОБСЕ бессильно и не может послать к нам десант демократизаторов, а в том, что сегодня те, кто нуждается в демократии, слабы и дезорганизованы, а те, кто против нее, – организованы и сильны.

P.S. Не хотелось бы попасть в провидцы, но казахстанские президенты, как казахские ханы, никогда не жаловали тех, кто приносит им плохие вести или дает неудачные советы. Так что не исключено, что кое-кому «светит» почетная обязанность представлять нашу страну в Бразилии.

Мухамеджан АДИЛОВ
Республика
09 Dec 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom