Кыргызстан: Система родства и патронажа

КЫРГЫЗСТАН: СИСТЕМЫ РОДСТВА И ПАТРОНАЖА СТАНОВЯТСЯ МОЩНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИЛОЙ

Неформальные системы патронажа и родственные связи сыграли решающую роль в исходе недавнего конституционного кризиса в Кыргызстане, позволив коалиции оппозиционных сил добиться более широкого контроля парламента над исполнительной властью.

Непрерывная акция протеста, продолжавшаяся на бишкекской площади Ала-Тоо со 2 по 9 ноября, стала катализатором конституционных изменений в Кыргызстане. [Историю вопроса см. Архив рубрики Eurasia Insight.] Протест, организованный коалицией «За реформы!», продемонстрировал гораздо более высокую степень организованности, чем это было во время предыдущих акций, включая «революцию тюльпанов» в марте 2005 г. [Историю вопроса см. Архив рубрики Eurasia Insight.]

В начале ноября руководство коалиции «За реформы!» подготовилось к долгой акции протеста, обеспечив своих сторонников на площади Ала-Тоо палатками, в том числе традиционными кыргызскими юртами, и биотуалетами. Кроме того, сами протестующие демонстрировали гораздо более высокую дисциплину, чем в ходе предыдущих антиправительственных акций.

Ключевым фактором успеха стало то, что руководство оппозиции было связано тесными личными отношениями почти со всеми рядовыми демонстрантами на площади Ала-Тоо. По словам Скотта Радница, политолога из Массачусетского технологического института, «среди критически важных условий были местные вертикальные системы, с помощью которых различные [оппозиционные] элиты могли ‘дойти до низа’ и мобилизовать определенные сегменты населения; а также горизонтальные системы, посредством которых элиты могли ‘войти в контакт’ и договориться, по крайней мере на время, об общих политических задачах».

Оппозиция воспользовалась также совершенными администрацией Бакиева ошибками, которые подорвали поддержку президента населением. Самым грубым и неуклюжим шагом стал так называемый «Матрешкагейт», когда оппонента Бакиева Омурбека Текебаева подвели под арест по обвинению в контрабанде наркотиков.

Среди участников акции протеста находились представители всех поколений и большинства социальных групп, хотя превалировали безработные мужчины от тридцати до пятидесяти лет. В рядах протестующих, конечно, находились и подлинные сторонники демократических реформ, однако большинство демонстрантов были связаны с влиятельными лидерами оппозиции через широкие системы родства и/или региональной принадлежности, обозначаемой русским термином «землячество».

Например, парламентарий Азимбек Бекназаров обеспечил прибытие в Бишкек нескольких набитых людьми автобусов из Аксы, своего родного района и места столкновения в 2002 г. демонстрантов с правительственными силами.

Сторонники экс-спикера парламента Текебаева приехали из его родного округа в Базар-Коргоне и Джалал-Абаде в южном Кыргызстане. В поддержке коалиции «За реформы!» Текебаев опирался также на личные связи с влиятельными депутатами и бывшими чиновниками.

Мелис Эшимканов, оппозиционный депутат и владелец газеты «Агым», помог мобилизовать сельских жителей, а также своих сторонников из Нарынской области.

Весьма существенным фактором оказалось то, что оппозиционная коалиция получила серьезную финансовую помощь от известных предпринимателей, включая Алмазбека Атамбаева, Омурбека Бабанова и Темира Сариева. Кроме того, олигархи мобилизовали сторонников из своих родных городов на Севере, привлекли работников своих огромных холдингов, их родственников и друзей.

Организационные возможности оппозиции выгодно отличались от того, что продемонстрировали Бакиев и его сторонники. Президент, как и его оппоненты, пытался воспользоваться системами родства и патронажа. Однако системы, находившиеся в распоряжении Бакиева, оказались значительно менее организованными, чем системы его оппонентов.

Несколько сотен сторонников Бакиева устроили в Бишкеке антиоппозиционную демонстрацию. Большинство этих протестующих, как сообщается, прибыли из родного города Бакиева в Джалал-Абаде. Бакиев и его союзники прибегли также к авторитарным методам, заставив госслужащих, пенсионеров и студентов выйти на улицу и поддержать правительство. Однако эти методы имели обратный эффект, пополнив ряды сторонников оппозиции и, в конечном счете, вынудив Бакиева передать парламенту ряд президентских полномочий.

Из конституционного кризиса и его результатов можно извлечь как позитивные, так и негативные уроки. С одной стороны, события в начале ноября в Бишкеке показали, что хорошо организованное и мирное протестное движение в Средней Азии способно добиться желаемых целей. Особого внимания заслуживает то, что для достижения общей цели движение «За реформы!» оказалось в состоянии объединить интересы различных регионов. Успех движения может побудить политические элиты в других среднеазиатских странах к созданию аналогичных вертикальных и горизонтальных систем в борьбе с авторитаризмом.

Вероятным негативным следствием стало то, что ноябрьские события могут усилить тенденцию к так называемой «гипердемократии», когда своекорыстные богатые игроки опираются на массовую мобилизацию для продвижения своих узких политических и экономических интересов.

От редакции. Алишер Хамидов – соискатель степени доктора философии в Школе высших международных исследований при Университете Джонса Хопкинса в Вашингтоне.
http://www.eurasianet.org

Алишер Хамидов
Eurasianet
23 Nov 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom