БЕСПРЕДЕЛ

К 20-летию “Желтоксан”
БЕСПРЕДЕЛ
или особо извращенные формы преступления в Декабрьские дни 1986 г.


“Кто прощает преступление.
Становится его сообщником”.
Вольтер.

Автор этой статьи – Альжанов Хамит Шитымович, Ученый юрист-международник, окончил юридический институт. Военный Институт КГБ СССР, Дипломатическую академию МИД СССР профессор, академик Академии естественных наук. Работал за рубежом по линии внешнеполитического ведомства, издал монографию о Бирме и Таиланд и учебник “Международное право”, имеет свыше 70-ти научных трудов, владеет английским и тайским языками. Имеет 14 правительственных наград. Преподает Международное право и Сравнительное Конституционное право Зарубежных стран в вузах республики, пенсионер КНБ.


Истинный казахстанский патриот, казахс-ко-немецко-русскоязычный писатель Г. Бельгер в своей книге “Переплетенье” пишет, что “образованный и культурный человек должен быть деятельным. Иначе, какой смысл в его знаниях и культуре? Я знаю много образованных, от знаний, которых никому не холодно и не жарко”.

Прочитав эти строки, я вспомнил события 20-летней давности - о грандиозных баталиях 86- года, когда вчерашние “друзья” казахского народа, перекрасившиеся в русских, наших старших братьев, воспользовавшись критической обстановкой, показали свое истинное звериное лицо и без зазрения совести шельмовали казахскую молодежь, казахскую интеллигенцию, обвиняя всех в национализме, наркомании, непрофессионализме. Многие из этих жалких фигур преспокойно живут среди нас, без зазрения совести пользуются всеми благами общества, даже пытаются кое-когда показать себя с положительной стороны, мелькая на экранах телевизора или выступая в прессе за демократию.

Голод, холод, болезнь со временем забывается, но унижение, оскорбление и доведение до рабского состояния второсортной нации, никогда невозможно стереть из памяти. Тем более, когда злодеяния исходят со стороны твоих сослуживцев, которым ты помогал в работе, вместе трудился.

В декабрьские дни 1986 года я работал доцентом на юридическом факультете КазГУ, одновременно являлся заместителем секретаря парткома и секретарем парторганизации факультета. Окончив Юридический Институт, Военный Институт КГБ СССР и Дипломатическую академию МИД СССР, проработав за рубежом в советских посольствах, владея двумя иностранными языками, в КазГУ занимал определенное положение и готовился выехать в длительную загранкомандировку в Делийский университет (Индия).

Мою судьбу, как и судьбу многих моих соотечественников, круто изменило восстание декабристов, когда молодежь и интеллигенция столицы вышли на площадь, выражая свое недовольство диктату Москвы. Как известно, на подавление мирной демонстрации были брошены армейские силы, переброшенные из Сибири. В результате пролилась кровь, сотни ни в чем не повинных людей были репрессированы, осуждены к тюремным заключениям, а студент Кайрат Рыскулбеков был приговорен к высшей мере.

После этих кровавых событий в стране началась охота на ведьм. Во всех учреждениях, предприятиях, в учебных заведениях людей казахской национальности подвергали унижениям, оскорблениям, выгоняли с работы, отчисляли из институтов, а некоторых представителей интеллигенции доводили до смерти. Были случаи, когда отдельные выехали за пределы Казахстана. А каратели блаженствовали: занимали освободившиеся должности, укрепляли свои позиции, строчили письма в ЦК КПК – московскому эмиссару Колбину о принятых мерах в отношении - Казахских националистов.

В Казахском Государственном Университете им. Аль-Фараби наступили самые мрачные дни. Оперативно был обезглавлен университет – снятием его ректора У. Жолдасбекова. И после этого, как по сигналу, на всех факультетах появились “штабы”, “тройки”, легализовались различные доносчики, стукачи, обиженные на советскую власть “авторитеты”. На юридическом факультете поднялась целая группа во главе с незаметным до этого сереньким деканом С.Ударцевым, его оруженосец зам. декана В. Малиновский, по линии молодежи примкнул к этой группе Костя Колпаков, появились десятки помощников типа Агушевичей и им подобные “друзья” народа, а также ущербные неустойчивые казахи, которые на этой волне хотели показать свою преданность и завоевать доверие. У некоторых это получалось.

Так, например, Член Конституционного Совета А.Нурмагамбетов, во время декабрских событий был на стороне колбиневцев, помогал карать “националистов”. А во время дезорганизации работы Конституционного суда, опять примкнул к группе раскольников Рогова и его компании.

Недавно я встретил его в Алматы и напомнил о событиях “Декабря-86 г.” и о друзьях” казахского народа. Меня поразило его заявления, что репрессии против молодежи не было. Вот, вам, лицо т.н. патриота. Какая польза для народа от такой судьи?

Созданный штаб – “тройка” – в составе Ударцева, Малиновского, Колпакова, при секретаре Агушевич и их помощников заседали ночами фабриковывая персональные дела на подозреваемых в национализме преподавателей и студентов. Собранные сведения на националистов ничем не подкреплялись, а носили форму доносов докладных декана и зам. декана, а также сведения, поступившие от отдельных студентв-двоечников, которых заставляли писать доносы на преподавателей и студентов.

По материалам этой группы незаконно подверглись гонению десятки преподавателей (Стамкулов, Альжанов, Досымбеков, Токтыбеков. Ходжабергенов, Досполов, Тлеугалиев и др.). Все они были освобождены от занимаемых должностей, а некоторые были уволены из университета. Сотни студентов, отчисленные из университета, не смогли завершить учебу.

Особым рвением отличались декан Ударцев и его заместитель Малиновский. Так, например, по надуманным им материалам дела на профессора Досымбекова С.Н. четыре раза рассматривались в суде и возвращались из-за недоказанности.

Старший преподаватель Б. Ходжабергенов был уволен только из-за чимкентского происхождения, который после увольнения устроился в прокуратуру на транспорте. Ударцев и Малиновский не поленились посетить руководство прокуратуры и потребовали объяснения, почему они приняли на работу уволенного из университета Ходжабергенова, но получили отворот-поворот. Доцента А. Сагындыкову, беременную, Малиновский целый год преследовал, пугая прокуратурой за ее лояльное отношение к студентам и негативные высказывания в отношении – Ударцева, Малиновского, Колпакова и др.

Долго и упорно собирали различные доносы на доцента Тлеугалиева Г, которому инкриминировали непроверенные сведения четырех-пятелетней давности. В результате Тлеугалиев Г. был вынужден бежать в другой университет. С доцента Альжанова Х.Ш. трижды отбирали и меняли читаемый курс и хотели показать о профессиональной несостоятельности, а когда из этого ничего не получалось, вывели из состава парткома и объявили выговор без занесения в учетную карточку за потерю бдительности.

Это их не устраивало. Они продумывали различные варианты в отношении Альжанова Х.Ш. В частности, провели социологический опрос студентов юрфака. Опрошенные студенты почти полностью в отношении аттестуемого Альжанова Х.Ш. отозвались положительно. Что делать? Надо же спасать неправомерные, даже позорные свои действия. Тогда они передали материалы опроса доценту И. Рогову, чтобы переделать и показать обратный результат. Узнав об этом, Жадбаев и другие сотрудники кафедры пригрозили И. Рогову разоблачением. После этого материалы вообще исчезли, хотя я настаивал обнародовать результаты опроса.

Убедившись, что эта группа не прекращает преследования, нервы были напряжены до предела, и, чтобы не сорваться и не наделать глупостей я обратился в городскую прокуратуру. Горпрокурору подробно изложил, о творимых беззакониях наглой “тройки”. Городская прокуратура, проверив и убедившись, что противоправные действия в отношении меня переходят всякие границы порядочности, своим письмом от 2 октября 1987 года направило предписание на имя ректора, что доводы, изложенные в жалобе Альжанова, нашли подтверждение, что, досрочная аттестация признана прокуратурой незаконной, а посему преследования прекратить. В эти же дни был на приеме у нового первого секретаря горкома партии Романова, который, выслушав меня, убедившись “Who is who”, сразу же позвонил секретарю парткома университета Чеснокову умерить пыл у ребят.

Зная, что меня теперь за границу, эти господа, не выпустят, т.к. имел выговор, я выехал в Москву на трех месячные курсы повышения квалификации, за счет Якутского государственного университета и остался там до завершения политики – 37 года в Казахстане. Но после моего ухода Ударцев, Малиновский и Агушевич приняли все меры, чтобы лишить мою дочь красного диплома. Этот позорный, беспрецедентный случай я довел в ЦК КПСС до помощника Генерального секретаря Горбачева М.С., который при мне звонил в аппарат ЦК КПК.

“...Тот, кто способен взирать на несправедливость, не пытаясь бороться с нею, не может быть ни истинным художником, ни истинным человеком”,- говорил Р. Роллан. Всем чертям назло, я боролся, знал победа будет за мной. Так, до 1993 года плодотворно поработал в Якутском Госуниверситете, приняли меня там хорошо, выделили двухкомнатную квартиру в новом доме на берегу залива. Относились ко мне, как политэмиранту. В Якутском Госуниверситете включился в активную работу по созданию нового юридического факультета. Заведывал кафедрой, избрали меня опять секретарем парторганизации историко-юридического факультета и зам. секретаря парткома университета по идеологической работе, как имеющего опыт борьбы с экстремистами в Казахстане. Параллельно консультировал и помогал Верховному Совету Саха (Якутия) в разработке вопросов по социальному блоку.

По своей должности, как партийный лидер по идеологии, мне пришлось возглавить компанию по деполитизации и первым распустить парторганизацию факультета, а затем всего университета. Это был подвиг. Тогда вмешался обком, но уже ничего не помогло.

После получения независимости моей республикой в 1993 году я поспешил на родину, следуя казахской пословице: “Eci бар жiгiт елiн табар, Eci жок жiгiт жаттын отын жагар”. Сразу же был принят на работу доцентом в Военный Институт КНБ РК. По приезду я включился в политическую жизнь страны, оказался в партии О. Сулейменова - в Народном конгрессе, что было пустым сотрясением воздуха. Многие из нас оставили эту партию, так как убедились, что не туда попали.

Во внутренней жизни города меня крайне возмутило то, что многие вчерашние каратели, ярые шовинисты-колбиновцы вершат судьбой молодого государства. Кто мог подумать, что – господа Ударцев, Малиновский, их идейный друг И. Рогов сидят и вершат высшее правосудие в Конституционном суде. Там же окопалась бывшая зам. министра Юстиции РК Башаримова, преследовавшая судей, за их мягкотелость к восставшей молодежи.

Я был поражен и засомневался в независимости нашего государства. Стал интересоваться как эти люди, явно настроенные против казахского народа, оказались в судьбоносных структурах Государства.

Выяснилось, что после бегства Колбина активно-настроенные члены штаба укрылись в Партшколе под крылышко 3. Федотовой, а потом с помощью советника Президента Ю. Хитрина и 3. Федотовой, минуя Парламент, заняли кресла Членов Конституционного суда. Из России я звонил некоторым депутатам, когда их протаскивали в Конституционный суд, тогда депутаты сказали, что они не в силах противодействовать Хитрину, который сумел обойти Парламент.

Тогда я лично обратился с письмом к Президенту Н.А. Назарбаеву, где подробно информировал его о неблаговидных поступках так называемых членов Конституционного суда Уварцева, Малиновского в период декабрьских событий выступал в прессе. На мои письма я получал ответы от аппарата Президента, Генеральной прокуратуры, что изложенные мною факты им проверяются. На самом деле было возмутительно, что в высшем суде сидели, сторонники колбинской репрессии. Аналогичным письмом обращался лично к Председателю Конституционного суда М.Т. Баймаханову, чтобы он предпринял меры удалить эту группу из суда. Предупреждал его, что они склонные к авантюризму и групповщине, не дадут ему плодотворно работать. Мои прогнозы полностью оправдались. И. Рогов, идейный руководитель этой группы, Ударцев, Малиновский, Башаримова раскололи Конституционный суд на две части и дезорганизовали работу суда, торпедировали рассмотрение дела по “Желтоксану”.

Их антигосударственные действия ничем нельзя оправдать, кроме как их личными негативными качествами.

Путем обмана и словоблудия мальчишки – рядовые преподаватели оказались в Конституционном суде, тогда как туда должны быть делегированы корифеи от юриспруденции, маститые юристы, такие как академики С. Зиманов, С. Сартаев и др. В результате этот авторитетнейший Высокий суд, святая из святых, усилиями этой группы был доведен до уровня адвокатуры. Было для нас позором смотреть на такой суд. Помню, великий реформатор Н. Шайкенов тоже возмущался таким составом суда.

И правильно сделал президент Н.А. Назарбаев, когда он принял решение разогнать такой суд. Но по странному стечению обстоятельств И. Рогов остался на плаву и держится там до сих пор при помощи неведомых сил, хотя я его не отношу к юристам-интеллектуалам.

В эти же годы, Костю Колпакова, выдвигают на должность Министра Юстиции республики, не имеющего никого практического опыта работы, бывшего ассистента юрфака КазГУ, а когда он там проштрафился, назначают руководителем агентства по борьбе с наркобизнесом. Но когда с него чекист не получился, тогда делают с него банкира. Поражаешься, какой ценный “многопрофильный” работник! Такая кадровая чехарда может быть только в Казахстане!

В США Министерство Юстиции обладает тремя основными функциями:
консультировать президента и правительство по юридическим вопросам, представительствовать в судах и обеспечивать исполнения федеральных законов.
Еще один пример. На заре становления независимости Указом Президента был создан Государственный комитет по реформе правоохранительных органов, в составе помощника президента И. Рогова, министров Н. Коржова и К. Колпакова. Что из этого получилось, мы все знаем. Такие важные судьбоносные проблемы должны поручаться профессионалам, имеющим большой жизненный и научный опыт, знающим специфику и особенности правоохранительных органов, истинные патриоты земли казахской.

В результате организованной дезорганизации был нанесен серьезный урон всем правоохранительным органам, чем воспользовались коррумпированные группировки. От этого до сих пор страдают интересы государства.

Мне не понятно, откуда стал крупным специалистом господин И. Рогов, бывший преподаватель КазГУ, который, переписав все статьи уголовного кодекса из российских учебников до того загуманизировал УК РК, что у нас за любое государственное преступление можно откупиться штрафами. Поэтому борьба с коррупцией носит просвещенный характер и не дает эффекта. В советское время такие действия реформаторов квалифицировались бы как вредительство.

Выдающийся реформатор, крупный юрист Н. Шайкенов говорил: “Не боясь, скажу: то, что сейчас творится в сфере юридического образования - политическое преступление перед будущим Казахстаном”. Хотя новоиспеченными докторами сейчас пруд пруди, а кругом серая середина. “Цена от некачественного исполнения закона сравнима лишь с неурожаем в сельском хозяйстве”, – говорил Н. Шайкенов.

Прав был тогда Н. Шайкенов, но ему тогда многие наши серенькие юристы не дали завершить правовую реформу. Последствия которой общество ощущает по настоящее время.

Можно было бы привести массу примеров о нашей беспечной толерантности, терпимости, чрезмерной любви ко всему человечеству, к различным религиозным сообществам. Но при всем, при этом, нельзя забывать о государственной безопасности, где главным критерием должна быть глубоко продуманная кадровая политика и на ключевых позициях государства должны подбираться и расставляться выдающиеся кадры, преданные своей родине, готовые пожертвовать собой ради своего народа, а не различные временщики, перекрасившиеся, подхалимы и краснобаи.

Мне, как бывшему работнику Комитета Госбезопасности, проработавшему во внешней разведке, абсолютно непонятна кадровая политика нашего государства, безразличное отношение к безопасности, к хранению военного, экономического и политического характера секретов.

Так, например, ничем не оправдано строительство римско-католических храмов, особенно синагог. Синагоги - являются политико-административными центрами, объединяющих еврейские сообщества. Через этот центр проводит свою активную разведывательную деятельность “Моссад”.

Мне не понятно, как можно относится к тому, что олигарх Машкевич. являясь гражданином нескольких государств, создает свою “гражданскую партию”, вербует в свои ряды перуашевцев и спокойно занимается своей “благотворительной” деятельностью. Как это согласуется с национальной безопасностью нашего государства? Я не думаю, что он не создал внутри государства свой “теневой кабинет” и разветвленную сеть влияния, с выходом за корон.

Для сведения, не сведущих граждан, сообщаю, что аналогичным методом работает и спецслужба КНР, но более масштабно. Вообще, для иностранных спецслужб у нас созданы комфортные условия.

Поэтому, нашему Государству, переживающему детский возраст, нужна сильная кадровая политика. В верхнем эшелоне власти надо проводить кардинальную ротацию. Пора списать и отправить на свалку “серую посредственность”, особенно юридическую часть власти. Большинство их морально и физически устарели. Они только мешают нашему Президенту.

Я и раньше писал, что надо серьезно подумать о компактном однопалатном парламенте. Надо избавиться от аморфного, беспринципного Конституционного совета, деятельность которого вызывает только жалость. И чтобы не плодить серых чиновников-судей, функцию Конституционного совета, целесообразно передать Верховному суду коренным образом его реформировав, как по структуре, так и в кадровом отношении. При существовании деятельного внешнеполитического ведомства – МИД республики. есть ли надобность иметь параллельный Госдепартамент в лице Государственного секретаря? Следует хорошенько поработать над разграничением компетенции силовых структур: МВД, КНБ, финполиции, функции которых вообще слились, так как они превратились в органы, выколачивающие средства для обогащения чиновников высшего эшелона и т.д. и т.п.

Думается, наболевших вопросов очень много, в решении которых надо привлекать специалистов советской школы в качестве советников, особенно в борьбе с коррупцией в правоохранительных органах.

Завершая свое повествование, о трагических событиях двадцатилетней давности хочу сделать некоторые выводы. Во-первых, вынужден поразмышлять о нравственном потенциале нашего народа. “Важнейший капитал нации, – говорил Н.Г. Чернышевский, –нравственные качества народа”.

Пусть меня не осудят мои соотечественники, но хочу сказать, что нравственный капитал казахской интеллигенции тогда и теперь находится на критическом уровне и нет у нас консолидированной части интеллигенции, которая выступала бы в защиту интереса народа, государства, даже отдельной личности. Многонациональный народ, как единая нация, по моему мнению, не состоялась. Богатством государства, материальными благами пользуются все, даже стараются, кто может, больше урвать, но на деле многие готовы нажиться и бежать туда, откуда раздается зов предков.

О несостоятельности нации сужу на примере “Желтоксан”. Ни в одной республике СНГ, вы не найдете, чтобы лица, активно участвовавшие в репрессии народа поднялись на высший олимп судебной системы, не единицами, а целой группой, выдвигались на должность министра. Это похоже на деградацию народа. Где же были свидетели этих вопиющих событий. Многие же видели как на юрфаке КазГУ Ударцев, Малиновский, Колпаков и др., прикрываясь Колбиным, цинично расправлялись с нами, молодежью, пока ректор Ергожин не освободил их от занимаемой должности. Позже, мне удалось переговорить с ректором Ергожиным и объяснится.

Он признал, что Ударцев и Малиновский действительно перешли все границы, он был вынужден от них избавиться.

Кто этих людей “вытащил”, тот ушел из жизни, теперь время “друзьям” народа задуматься, как искупить свои грехи, а не прикидываться патриотами и демократами, ибо мы все убедились, что серый гусь никогда не будет братом высокородному степному орлу. Думаю, ничем не оправдано, что этим “патриотам” доверено воспитание наших детей в духе казахстанского патриотизма в вузах республики. Говорят, эти деятели постепенно перебираются в новую столицу, поближе к идейному своему предводителю И. Рогову, чтобы в казахской степи начать новую жизнь. Успехов им! Мы же толерантны!

Многим надо задуматься, что в период декабрьских событий, “друзья” народа нанесли серьезный вред вековой дружбе русского и казахского народов. Чем это объяснить?!

Хамит АЛЬЖАНОВ, профессор
«Тасжарган» № 21
09 Nov 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom