Китай идет на север

В среду на пленарном заседании Мажилиса несколько депутатов нижней палаты парламента выразили свою озабоченность увеличением доли иностранного участия в нефтегазовом секторе нашей страны. Поводом для этого демарша, как выяснили наши корреспонденты в Астане, стали появившиеся в прессе сообщения о намерениях компании Nations Energy Company Ltd, владеющей контрольным пакетом АО «Каражанбасмунай», продать его China International Trust & Investment Corp. за $2,2 млрд.

С одной стороны, не может не радовать тот факт, что наши предприятия, долгое время бывшие сильно недооцененными, продаются так дорого. С другой стороны, «китайский марш» на Казахстан действительно начинает пугать. И дело не только в том, что еще одна корпорация из КНР покупает очередную отечественную нефтегазодобывающую компанию, а в том, что экономическая зависимость Казахстана от южного соседа становится угрожающей.

Опасное соседство

Чтобы оценить потенциал этой угрозы, следует начать с того, чем является Китайская Народная Республика сегодня. Это страна с более чем миллиардным населением, трудолюбивым и энергичным, быстро растущей экономикой, заполонившей своими товарами народного потребления половину земного шара и восприимчивой к новациям и достижениям НТР. И это государство, обладающее ядерным оружием, претендующее на роль второго эпицентра мировой политики, сжатое воедино государственно-партийным аппаратом, проводящее гибкую и независимую внешнюю и внутреннюю политику.

В XXI веке для Казахстана, с его небольшим населением и гигантской территорией, неисчерпаемыми природными ресурсами и важным геостратегическим положением в центре Евразийского континента, именно КНР является наиболее опасным соседом. Пройдемся по нашим границам в широком смысле этого слова.

Иран блокирован Соединенными Штатами, и любые его попытки расширить свое влияние в регионе будут немедленно пресечены, в том числе с применением силы. И в этом американцам обязательно помогут россияне, которым совсем не хочется усиления иранцев на Каспии.

Далее идут страны СНГ, получившиеся независимость в результате распада Советского Союза. Среди них можно выделить только Узбекистан, который долго боролся за региональное лидерство с Казахстаном. Однако внутренние проблемы и несомненный проигрыш нам соревнования в социальной и экономической сферах снизили потенциальную угрозу с этой стороны до минимума. Что же касается остальных государств Центральной Азии, то скорее Республика Казахстан с ее избытком агрессивного капитала представляет опасность для них.

Афганистан, нестабильный, переполненный оружием и привыкший к насилию, производящий тысячи тонн героина, опасен для всех, но Казахстан не имеет общей границы с ним. И, как говорится, слава богу. Далее идут Китайская Народная Республика и Монголия. У последней те же проблемы, что и у нас – немногочисленное население, большая территория и опасные соседи с юга.

Российская Федерация замыкает кольцо наших внешних границ. И хотя под руководством Владимира Путина она пытается восстановиться, если не как мировая держава, то как государство первого ранга, а «Лукойл» активен не менее, чем его китайские конкуренты, угрозы с этой стороны намного слабее. Во-первых, Россия также испытывает дисбаланс между размерами территории и численностью населения, особенно на востоке, во-вторых, внутренние проблемы, включая незавершенность экономических реформ и большое социальное напряжение, сильно ослабляют ее.

Конечно, Путин и поддерживающая его часть элиты пытаются преодолеть эти слабости. В частности, за «холодной войной» с Грузией, энергетическим давлением в Украину, Белоруссию, Молдову хорошо просматриваются не только издержки авторитарной политической системы и склонность российского лидера к силовым решениям, но и желание эмоционально мобилизовать население, объединить все социальные слои против внешнего и, увы, внутреннего врага в лице тех же иммигрантов.

Таким образом, в XXI веке именно Китайская Народная Республика несет в себе главную угрозу национальной безопасности Республики Казахстан.

Лакомый кусок для КНР

Нас могут упрекнуть в том, что своими материалами мы подрываем добрососедские отношения с дружественной страной, выступившей в числе прочих государств гарантом неприкосновенности наших границ и целостности ее национальной территории. Однако в политике не бывает друзей и врагов, а есть только интересы.

Так вот, национальные интересы Китая диктуют ему продвижение на север, а в зону экспансии попадают не только Казахстан, но и Сибирь, и Дальний Восток. Другое дело, что в условиях глобализации отпадает острая необходимость территориальных захватов, которые в прошлом всегда предшествовали экономическому освоению новых территорий. Быстро растущей китайской экономике с ее гигантским внутренним спросом в первую очередь нужны сырьевые ресурсы, причем как можно дешевле и без проблем.

Наша страна в этом отношении, можно сказать, лакомый кусочек. Общие границы с КНР дают возможность не только организовать кратчайшие транспортные маршруты, но и избежать ограничительного влияния третьих государств. Наличие крупных запасов полезных ископаемых при отсутствии экспортных пошлин и щадящем инвестиционном законодательстве превратили нас в важнейший источник сырья. А низкий уровень жизни большей части казахстанских граждан при дешевизне китайских товаров экономически уже привязал наш внутренний рынок к соседнему.

И хотя количество китайских граждан, оседающих всеми законными и незаконными способами внутри Казахстана, еще не велико, оно уже ощутимо. Возможно, только потому, что в прилегающих к нам областях КНР, несмотря на значительный приток ханьцев из других регионов страны, плотность населения еще не велика. Однако по мере экономического развития Синьцзян-Уйгурского автономного района миграционные процессы начнут перехлестывать через государственную границу, как это происходит в Сибири и на Дальнем Востоке, и тогда встанет вопрос, а способно ли наше государство противостоять этим процессам?

Россиянам пока это не удается. Количество этнических китайцев в приграничных районах РФ растет с каждым днем, поэтому эта проблема постоянно всплывает то на страницах российских газет, то в залах Государственной думы. Однако попытки решить ее политическими или административными методами не удаются – экономическая необходимость заставляют мириться с ростом китайского влияния в местном бизнесе, а коррупция чиновников и демографические диспропорции среди местного населения способствуют ему.

Что скажет президент?

Пока неизвестно, даст ли правительство Казахстана согласие Nations Energy Company Ltd на продажу 94,63% АО «Каражанбасмунай» China International Trust & Investment Corp. Точнее, какое указание по этому вопросу получит премьер-министр от президента, ведь Нурсултан НАЗАРБАЕВ лично контролирует все более или менее значимые сделки в этой отрасли. Но, во всяком случае, депутат Мажилиса Алихан БАЙМЕНОВ в минувшую среду попросил правительство сообщить ему, какие меры оно намерено предпринять, чтобы увеличить долю отечественного бизнеса в нефтегазовом секторе.

К сожалению, ответ можно предсказать – будет много слов о том, что национальная компания «КазМунайГаз» будет получать половину долей во всех новых проектах и о совместных разработках с россиянами пограничных месторождений углеводородов на Каспии. Что же касается казахстанских инвесторов, то они, как известно, допускаются только на мелкие месторождения. И это понятно – глава государства не хочет, чтобы кто-то внутри страны крупно заработал на нефти и газе, даже если это пока лояльные ему люди, потому что богатые сразу начинают выходить из-под контроля государства.

В нынешней геополитической ситуации нефтяной фактор является важнейшим инструментом внешней политики, и Нурсултан Назарбаев активно его использует. Однако при этом краткосрочные задачи – уравновесить влияние США и России и обеспечить внешнюю поддержку своему авторитарному режиму – превалируют над долгосрочными задачами – национальной безопасностью Республики Казахстан и ее независимым и процветающим будущим.

Конечно, в политике нельзя все математически точно оценить и взвесить, как, например, это делается в банковской системе, где каждый риск оценивается по шкале и потом умножается на определенный коэффициент, чтобы в итоге получить общий показатель. Но можно предположить, что чем опаснее для нас страна происхождения капитала, тем меньшую долю нашей экономики она должна контролировать. В этом смысле миллиард долларов из КНР куда опаснее трех миллиардов из РФ и пяти из США.

Возможно, кто-то с этим не согласится. Но даже если это так, то тему зарубежного присутствия в экономике Казахстана нужно рассматривать не только с точки зрения объема поступающих к нам инвестиций, но и того, чем они могут обернуться в будущем. Потому что национализировать компании с китайским участием по примеру некоторых латиноамериканских государств не удастся – границы-то у нас общие.

ОТ РЕДАКЦИИ – Мы будем с нетерпением ждать ответа правительства на вопросы депутатов Валерия Котовича, Виктора Егорова и Алихана Байменова. В свою очередь предлагаем журналистам, экспертам, политологам начать разговор о том, что несет Казахстану усиление китайского присутствия, особенно памятуя, что когда речь идет об ущемлении или ограничении китайских интересов, дипломатия и государственные органы этой страны глохнут или превращаются в черепашек, медленно-медленно реагирующих на наши претензии. Так уже было, когда встал вопрос об использовании водных ресурсов трансграничных рек, влиянии китайского ядерного полигона на экологическую ситуацию в Казахстане и других.
http://www.kub.kz/respublika.php?sid=15039

Мухамеджан АДИЛОВ
Республика
06 Nov 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom