Смерть женщины, стыдившей Москву

Вчера в лифте своего московского дома была застрелена Анна Политковская, самый известный в России специалист по журналистским расследованиям. Бесстрашную противницу российско-чеченских войн, однажды назвавшую президента Владимира Путина 'ищейкой из КГБ' и сравнившую его со Сталиным, убили в 4:30 вечера, когда она возвращалась домой из магазина. Рядом с ее телом был найден пистолет и четыре пули.

Анна Политковская была самым известным из десятков российских журналистов, погибших от рук убийц за последние десять лет. Ее смерть нанесла серьезнейший удар по репутации страны.

- Это удар против всей демократической независимой прессы, ужасное преступление против всей страны, против всех нас, - заявил бывший президент Михаил Горбачев.

Прошлым вечером полиция объявила в розыск неизвестного молодого человека в черной бейсболке, попавшего в объектив установленной в подъезде видеокамеры. По словам следователей, убийца, лица которого на пленке не видно, прошел в подъезд вслед за Политковской, когда она вынула из машины пакеты с покупками, и убил ее двумя выстрелами в грудь и голову.

Анне Политковской было 48 лет, она была разведена, у нее остались сын и дочь. Она была одним из немногих российских журналистов, достаточно смелых, чтобы писать о массовых нарушениях прав человека в Чечне. За ее репортажи во многих странах мира ее любили, а многие в российских спецслужбах - ненавидели.

Я много раз встречался с Политковской и обсуждал с ней ситуацию в Чечне. Она всегда носила очки, была очень серьезной: с виду никак нельзя было сказать, что перед вами - прославленный военный журналист, не сгибавшийся ни перед угрозами, ни перед пулями. Скорее приходила мысль о строгой учительнице младших классов. Судьбы жертв войны производили на нее огромное впечатление. Казалось, что она просто живет их страданиями. Журналистика была для нее не просто профессией: она считала это дело своим моральным долгом. При этом, в отличие от многих коллег по цеху, она зачастую переходила грань, пролегающую между освещением событий и личным участием в них. Например, в тот момент, когда по Чечне наносились самые массовые удары, она, не испугавшись бомб, договаривалась о том, чтобы десяткам стариков, оказавшихся в ловушке в столице Чечни Грозном, дали возможность беспрепятственно покинуть город.

Она получала множество угроз. Два года назад, когда она летела в Беслан, где разворачивалась трагедия, закончившаяся более чем тремя сотнями жертв, с ней произошел несчастный случай, весьма похожий на целенаправленное отравление.

- Я не рвусь в крестовые походы, - сказала она мне однажды, - но чувствую, что кто-то должен писать о том, что происходит в нашей стране. В Чечне совершаются невыразимо мерзкие военные преступления, но почти ни у кого не хватает духу о них писать. Не хочу, чтобы мой сын рос в стране, которая допускает такое.

По словам Виталия Ярошевского, заместителя главного редактора "Новой газеты", в которой она печаталась, нет никаких сомнений в том, что убийство Политковской связано с ее работой.

- Это профессиональное убийство, - сказал он. - Своей работой она нажила себе множество врагов.

Два года назад в одном из своих интервью она сказала пророческие слова:

- Я совершенно уверена, что риск - это неотъемлемая часть моей работы, работы российского журналиста. Я не могу остановиться, потому что это мой долг.

Известность пришла к Политковской, уроженке Нью-Йорка, где ее родители - советские украинцы - работали дипломатами при ООН, после краха коммунизма, когда она начала свой мужественный путь в журналистике. Ее книга о конфликте в Чечне, "Грязная война" (Dirty War), спровоцировала взрыв гнева в спецслужбах страны. После этого вышла еще одна ее книга, "Грязная Россия" (Dirty Russia), в которой Политковская обвиняла Путина в свертывании демократических свобод и удушении свободы прессы.

Особенно острой была ее критика в отношении поддержки Путиным Рамзана Кадырова, пророссийского премьер-министра Чечни, которого она обвиняла в том, что его боевики много раз похищали людей и убивали их без суда и следствия. По словам Ярошевского, в последнее время Политковская много писала о Кадырове - самом вероятном, по мнению многих, кандидате на пост следующего президента Чечни. Завтра она должна была сдать в набор большую статью о его режиме.

- Она писала о том, что в Чечне создается бандитское государство. Она писала, что там преследуют политических противников режима, - заявил ее начальник.

В самый разгар войны в Чечне Политковскую на три дня задержали российские спецслужбы, держали ее в яме, не давая ни воды, ни еды, а в конце "в шутку" повели на казнь.

В 2001 году, когда на ее электронный адрес начали приходить угрозы мести от офицера российской полиции, которого она обвиняла в том, что он пытал мирных жителей, она уехала в Вену. Несколько месяцев назад, вспоминает Олег Панфилов, директор московского Центра экстремальной журналистики, неизвестные пытались силой проникнуть в машину, за рулем которой сидела дочь Политковской Вера.

Политковская была одним из сравнительно немногих голосов инакомыслия в России, где большая часть прессы уже покорилась воле Кремля. Она регулярно поднимала вопрос о том, что страна сползает обратно к советской диктатуре. Также она неоднократно критически высказывалась об аресте и осуждении нефтяного олигарха Михаила Ходорковского, поссорившегося с Кремлем и посаженного в тюрьму. Преданность делу даже обернулась для нее потерей семьи. Однажды, когда Политковская вернулась домой из очередной поездки в Чечню, муж сказал ей: "Все, я больше так не могу".

Вот что сказал об убийстве вчера вечером хорошо знавший Политковскую политолог Алексей Малашенко:

- Это политическое убийство. Она говорила правду вне зависимости от того, насколько влиятельны были люди, о которых она писала. Если ее убило государство - значит, нам не нужно такое государство. Если же ее заставил замолчать кто-то другой, значит, найти ее убийц для государства - дело чести.
http://www.inosmi.ru/translation/230321.html

Марк Франкетти (Mark Franchetti)
"The Times", Великобритания
09 Oct 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom