Казахстан: Ордер задним числом?

Итак, судебный процесс по делу об убийстве Алтынбека САРСЕНБАЕВА и его помощников закончен. Вчера был оглашен приговор. Рустам ИБРАГИМОВ приговорен к смертной казни с конфискацией имущества. Бывший руководитель аппарата Сената Ержан УТЕМБАЕВ – к 20 годам лишения свободы. Виталий МИРОШНИКОВ – к 20 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Да, суд завершил свое расследование, однако продолжают открываться все новые и новые подробности, по которым можно составить представление о том, каким образом велось следствие, как собирались доказательства, на чем построено обвинительное заключение. И даже сейчас, когда суд назвал виновных и определил меру наказания каждому из них, у тех, кто внимательно наблюдал за ходом судебного расследования, остается масса вопросов. Один из таких вопросов задавал во время судебного разбирательства Виктор СЕМИН, адвокат подсудимого Виталия МИРОШНИКОВА.

Впрочем, предоставим слово г-ну Семину.

Виктор, как я понимаю, Вы являетесь защитником Виталия Мирошникова не с момента его задержания?

- Да. Я приступил к своим обязанностям 27 февраля, представив ордер в ДВД, а допущен был к своему подзащитному лишь 1 марта.

А у Мирошникова до Вас был адвокат? Ведь его задержали 23 февраля?

- Первым защитником Мирошникова был адвокат Алматинской областной коллегии адвокатов ПАШЕВИН, но с его участием было проведено единственное следственное действие – допрос Мирошникова 23 февраля. Правда, нет никакого документа о том, что Пашевин отстранен от ведения этого дела. Мирошников от него не отказывался. И от следствия нет соответствующих бумаг.

Получается такая картина. У Мирошникова уже есть защитник, который имеет полное право участвовать в рассмотрении этого дела. Но почему-то появляется и еще один адвокат – Владимир КОНДРАТОВ. Причем Кондратов уже осуществлял по этому же делу защиту одного из фигурантов – сотрудника полиции, которому арыстановцы отдали один из мобильных телефонов потерпевших. И вот г-н Кондратов начинает работать с другим подзащитным – Виталием Мирошниковым.

Откуда же взялся этот защитник? Руководитель следственной группы ДВД г-н МАШАНЛО выносит постановление о назначении Мирошникову защитника, которое адресует в юридическую консультацию Алмалинского района Алматы. А сопроводительное письмо по этому постановлению г-н Машанло уже пишет в юридическую консультацию №2 Алмалинского района, то есть в другую организацию.

Кроме того, Машанло как руководитель следственной группы и лицо, проводящее следственные действия в городе Алматы и дислоцирующееся в ДВД Алматы, обязан был направить такое постановление с просьбой о выделении защитника в Алматинскую городскую коллегию адвокатов. Но, видимо, сыграл роль какой-то личностный фактор. Во всяком случае постановление было не по почте отправлено, а Кондратов лично принес его заведующей юридической консультацией №2 Алмалинского района вместе с сопроводительным письмом, содержащим просьбу о выделении защитника.

И адвокату Кондратову заведующей юридической консультацией г-жой КОЛЫВАНОВОЙ был выписан ордер. Но поскольку Кондратов пришел в юридическую консультацию 28 марта, ордер на защиту Виталия Мирошникова был ему выписан именно этим числом.

Вот как?!

- Это еще не все. Я не знаю, по какой причине, договоренность ли была с г-жой Колывановой у Кондратова, либо это следствие забывчивости заведующей юридической консультации, но в ордере не была указана дата, с которой этот ордер начинает действовать. И кто-то, быть может, сам Кондратов, а быть может, и какое-то другое лицо, проставляет в ордере дату – 22 февраля 2006 года, хотя выдан он, напоминаю, 28 марта. То есть факт фальсификации этого документа уже неоспорим.

Как Вы думаете, кому и зачем все это было нужно?

- Я расскажу, а вы судите сами. Как сказал мне Мирошников, Кондратова привели к нему в камеру 24 февраля. Мирошникову в этот период времени показывают его друга, якобы задержанного, показывают его беременную жену, сидящую в камере. Накануне, 23 февраля, выражаясь языком протокола, к Мирошникову начали применять недозволенные меры допроса – избиения.

Причем судебно-медицинская экспертиза по наличию телесных повреждений у Мирошникова по назначению сотрудников полиции проводилась чуть ли не каждый день с момента его задержания, вероятно, чтобы заручиться документальными подтверждениями того, что его не били. Всего, по-моему, восемь освидетельствований было. И если сравнить заключения экспертов, то можно увидеть, что эксперты отмечают появление новых кровоподтеков и ссадин.

Итак, в камере Мирошникова появляется Кондратов, который начинает уговаривать Мирошникова дать те самые признательные показания, которые сейчас фигурируют в суде и на которых, можно сказать, основано обвинительное заключение. То есть Мирошников, доверившись адвокату, своему защитнику (он же знает законы, ему же виднее, как следует поступить!) и, опасаясь за судьбу своей жены, признается в том, что вместе с Ибрагимовым отвез всех троих в горы, где Ибрагимов их расстрелял. Эти признательные показания публиковались, поэтому нет нужды говорить об их нелепости.

А суд вызывал Кондратова на допрос?

- Я ходатайствовал об этом, но суд отклонил мое устное ходатайство.

Но, кроме суда, есть еще и коллегия адвокатов ведь?

- Совершенно верно. Коллегия адвокатов сейчас проводит по этому факту проверку и, видимо, должна принять какое-то решение относительно Кондратова.

Ну нельзя все это оставить просто так! Адвокат, во-первых, не имеет права понуждать либо советовать своему подзащитному, чтобы он оговорил себя. Во-вторых, поступив таким образом, Кондратов, по моему мнению, до такой степени усложнил расследование этого преступления!

Ну а если коллегия адвокатов примет решение о лишении Владимира Кондратова лицензии, это будет иметь какое-то значение в плане дальнейшего обжалования приговора?

- Конечно! Если коллегия признает, что Кондратов нарушил закон об адвокатуре и тем самым нарушил нормы УПК, то я представлю все документы в апелляционную инстанцию и вновь буду поднимать вопрос о том, что следственные действия с участием Кондратова не нашли своего подтверждения, в том числе и признательные показания Мирошникова, на которых в основном базируется обвинение. И что данные протоколы не могут быть приняты в качестве доказательств, поскольку были добыты с грубейшими нарушениями закона.

Я буду, соответственно, требовать отправки дела на доследование. И если суд действительно захочет выяснить истину, то доследование должно быть назначено.

А если не оно не будет назначено?

- Без комментариев…
http://www.kub.kz/respublika.php?sid=14233

Галина ДЫРДИНА
Республика
04 Sep 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom