Сообразили на троих

Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС нужен и будет создан. Правда, позже, чем предполагалось - не раньше середины 2007 года. И пока в усеченном составе только трех из шести стран-членов Евразийского экономического сообщества - России, Казахстана и Белоруссии. Это основной итог заканчивающегося сегодня утром в Сочи трехдневного марафона неформального общения президентов семи стран СНГ, к которым присоединялись в отдельные моменты времени и два премьер-министра, российский и украинский.

Армянский президент Роберт Кочарян оказался в этой семерке в результате специального приглашения хозяина неформального саммита ЕврАзЭС, Владимира Путина. Армения не является членом этого сообщества, зато входит в состав Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) СНГ, и участие г-на Кочаряна в сочинской встрече, который ощущал себя там некомфортно по причине удушающей жары, в чем вынужден был признаться на итоговой пресс-конференции (это оказалось основным тезисом выступления немногословного армянского лидера), было поэтому необходимо.

Дело в том, что в ходе сочинской встречи предполагалось обсудить ход процесса обещанного президентом Узбекистана Исламом Каримовым "восстановления" участия его страны в ОДКБ. Вопрос о том, "как идет договорно-правовая подготовка присоединения Узбекистана", по словам Путина, "не только предметно обсудили, но и подписали решение о присоединении". Что означает, впрочем, это решение, не вполне понятно. Одно из двух: либо идет, как сказано, подготовка к присоединению, либо уже есть это "присоединение".

Видимо, подписанный в Сочи документ следует понимать как зафиксированное Ташкентом обязательство выполнить свое обязательство вернуться в ОДКБ. А если говорить строго юридическим языком - вступить в эту военно-политическую организацию. Ведь та структура, деятельность в которой Узбекистан отказался пролонгировать в 1999 году, строго говоря, не являлась организаций в международно-правовом понимании. ОДКБ стала ею лишь в 2003 году, когда вступили в силу ее устав и положение о правовом статусе (документы, которые Узбекистану еще предстоит подписать и ратифицировать).

Стоит заметить, что ни в эти дни в Сочи, ни полтора месяца назад в Минске, в ходе саммита ОДКБ, где Каримов объявил о "возвращении" в лоно этой организации, он не определил предельные сроки, когда это случится. За это время ни один из высокопоставленных чиновников аппарата ОДКБ или, тем паче, лидеров государств-членов ОДКБ ни разу не обмолвился о сути этой правовой коллизии. Можно только догадываться о причинах такой примечательной деликатности. Одна из них, возможно, объясняется непростым опытом взаимоотношений с узбекским лидером, который не раз уже за последние годы резко менял свои внешнеполитические приоритеты.

Вот и вчера г-н Каримов, еще не ставший полноправным участником не только ОДКБ, но и ЕврАзЭС (Ташкенту еще предстоит подписать ряд документов и для членства в этом сообществе), уже стал предсказывать, что "придет время, когда мы объединим ОДКБ и ЕврАзЭС" для "решения военно-технических вопросов не в отрыве от экономики". Слова Каримова о "решении вопросов экономических с учетом создания тех условий безопасности, без которых ни одна экономика не может существовать", повторяют почти дословно тезис Владимира Путина. Российский президент обосновывал им необходимость координации деятельности ОДКБ и ЕврАзЭС, состав которых практически совпадает (не считая Армении). Однако Путин в такую далекую перспективу, как это делает Каримов, публично не заглядывал. Хотя, отдавая должное Каримову, он вчера честно признался, что идея о грядущем объединении - "только моя точка зрения".

Что же касается формирования Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, то фактически вчера в Сочи участники саммита вынуждены были признать, что заявленная в программных документах цель достичь этого результата до конца нынешнего года оказалась нереальной. Члены шестерки ЕврАзЭС не успевают обеспечить подготовку необходимой нормативно-правовой базы. В аутсайдерах оказались Киргизия и, главным образом, Узбекистан. И несмотря на то, что Таджикистан даже "опережает уровень Казахстана, Белоруссии и России по унификации законодательных актов", как не без гордости заявил вчера таджикский президент Эмомали Рахмонов, было принято решение сформировать сначала союз в составе этих трех стран. Причина временного исключения Таджикистана из этого процесса чисто географическая: далекая горная страна не имеет общих границ с тройкой других "продвинутых" государств. Г-н Рахмонов призвал своих соседей, Киргизию и Узбекистан, "ускорить интеграционные процессы до октября месяца, до следующего года".

Однако не все идет гладко в этих процессах и на пространствах России, Белоруссии и Казахстана. Еще в начале нынешнего года главный интегратор постсоветского пространства казахстанский президент Нурсултан Назарбаев уверял, что к марту будут подписаны 38 документов, достаточных для запуска Таможенного союза. Вчера же он говорил о согласовании 31 документа. Остальные, по его словам, "согласовываем до октября или ноября", а "вообще надо принять 92 документа". Зато не напрасной оказалась работа по подготовке к созданию Единого экономического пространства (ЕЭП) в составе России, Белоруссии, Казахстана и Украины. Именно наработки в рамках ЕЭП, как выяснилось вчера, стали базой для таможенного союза внутри ЕврАзЭС.

Надо сказать, что упоминания всех этих структур - ЕврАзЭС, ОДКБ, ЕЭП - в ходе сочинских встреч могли запутать даже специалистов, не говоря уже о журналистах. Им же было интереснее наблюдать, как тщательно организаторы саммита старались избегать упоминания о как бы ненароком случавшихся встречах Владимира Путина и украинского премьера Виктора Януковича.

Если судить по переговорам Януковича с его российским коллегой Фрадковым, то официальные контакты российского лидера с украинским руководством произойдут не раньше, чем из Киева придут внятные ответы на предложения Москвы сотрудничать в рамках ЕЭП, а также определяться реальные контуры газового сотрудничества "на рыночных условиях". Кроме того, стало ясно, что встреча президентов России и Украины вряд ли произойдет раньше поздней осени. Это тоже можно рассматривать как еще один результатов сочинских встреч.

Впрочем, даже об официальных итогах судить все еще трудно, если принять во внимание как бы вскользь брошенную фразу президента Белоруссии Александра Лукашенко, что его страна вступит в Таможенный союз, только если для хозяйствующих субъектов будут созданы "равные условия". Если это означает, например, что Минск надеется на получение российского газа на льготных условиях, как это происходит ныне, то Таможенный союз даже "на троих" еще не состоялся.

Игорь ГЛАНИН, Сочи, Аркадий ДУБНОВ
Время новостей
17 Aug 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom