Казахстан: Большой бизнес и ничего личного!..

Как мы и прогнозировали, нынешнее лето в политическом смысле оказалось аномально «жарким». И, похоже, осень будет такой же горячей.

Судебный процесс по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева, присоединение «Асара» к «Отану», самоликвидация старого ЗСК и заявка Жармахана Туякбая на создание социал-демократической партии, «зачистка» Бакая и «оборона» Шанырака, поправки в законодательство о СМИ, агрессивная пиар-война в интернет-пространстве подняли внутриполитическую температуру, хотя летом в Казахстане обычно наступает затишье.

Все это свидетельствует о том, что казахстанское государство и общество серьезно больны, вопрос только чем?

Чем мы больны?

Мнений на этот счет великое множество. И хотя Нурсултан НАЗАРБАЕВ, триумфатор и организатор всех наших побед, считает, что все это издержки переходного периода и достаточно административных мер вроде кампании по борьбе с коррупцией или правильного делегирования центром полномочий регионам, чтобы наша страна вошла в число 50 самых конкурентоспособных держав мира, похоже, президент серьезно ошибается.

То ли потому, что оценивает состояние страны исключительно по объему ВВП и поступающих в экономику нефтедолларов, а может быть, из-за того, что является лицом заинтересованным – ведь именно он руководит Казахстаном последние 17 лет и, соответственно, несет персональную политическую и историческую ответственность за все успехи и поражения республики.

Чтобы убедиться в неправоте Нурсултана Абишевича, достаточно вернуться к событиям, поднявшим этим летом внутриполитическую температуру в стране. Решение Алматинского областного суда по делу об убийстве трех человек в заброшенных садах Талгарского района, независимо от того, каким оно будет, станет еще одним дезинтегрирующим государство и общество фактором. Причин тому хоть отбавляй.

Часть причин носит системный характер. Казахстанская судебная система настолько себя скомпрометировала массовой коррупцией, с одной стороны, политически мотивированными обвинительными приговорами лидерам ДВК – со второй, явной зависимостью от исполнительной власти – с третьей, низким качеством судебного следствия и неравенством прокуроров и адвокатов в процессах – с четвертой стороны, что только ленивый не будет оспаривать будущий вердикт.

Часть причин касается этого конкретного дела. Становящиеся все более очевидными упущения следователей и экспертов, подделка протоколов и разночтения в документах, нестыковки в версии, явное несоответствие главного обвиняемого Ержана Утембаева отведенной ему роли организатора громкого преступления, безмозглое использование спецназовцами «паленых» мобильных телефонов, перенос судебного процесса из Алматы в провинциальный и неполитизированный Талдыкорган – это и многое другое подрывают доверие к будущему приговору.

А после его вынесения наступит время осмысления всего того, что было озвучено в ходе судебного процесса. И тогда общественность обратит внимание, что за какие-то полгода в Казахстане погибли два человека, которых президент вправе назвать предателями и которые сказали намного меньше, чем знали.

И что один из обвиняемых, бывший майор РУБОП Ибрагимов, подтвердил подозрения о существовании в стране полицейских «эскадронов смерти», которые тайно расправлялись с лидерами организованной преступности и по совместительству занимались «дойкой» предпринимателей, и даже назвал одного из их руководителей из числа полицейских генералов.

И что скоропостижно скончавшийся в колонии, несмотря на «железное» здоровье, но вскоре после того как пообещал рассказать всю правду об этом деле, полковник спецслужб Адамов, осужденный по делу об убийстве генерального директора «Казспецэкспорта» Талгата Ибраева, был не единственной жертвой среди сотрудников правоохранительных органов.

Все это заставляет предположить, что время после процесса может оказаться еще горячее.

Скорее минус, чем плюс

Присоединение «Асара» к «Отану» не столько поставило крест на политической самостоятельности дочери главы государства, сколько стало знаком для всего его окружения – президент не приветствует потенциальных конкурентов даже из числа ближайших родственников. Тем самым Нурсултан Абишевич закрыл для них и прочих приближенных возможность выяснять взаимоотношения цивилизованным путем, то есть через аффилированные политические партии.

Поскольку повышенные политические амбиции наблюдаются как минимум у семи человек из ближнего круга первого президента, включая старшую дочь, двух зятьев, племянника и «продукта», это означает, что византийские игры не просто продолжатся, они резко усилятся и обострятся. Хотя бы потому, что время Нурсултана Абишевича ввиду его преклонного возраста или, как бы сказали придворные льстецы, возраста мудрости, истекает, а из-за сверхконцентрации власти в руках главы государства победитель получает все, а проигравшие ничего.

Решение президиума РОО «За справедливый Казахстан» самораспуститься и создание его заново только из числа функционеров самого движения означает, что закрыта еще одна попытка объединить демократическую оппозицию недемократическим путем – вокруг одного лидера. А намерение Жармахана Туякбая создать на базе ЗСК социал-демократическую партию левого толка говорит о том, что оппозиция пытается найти свою опору в массах и ищет для этого идеи, способные увлечь население.

По-своему логичные действия бывшего спикера Мажилиса, который оказался заложником чести и вынужден продолжать политическую игру, несмотря на недостаток признаков публичного политика и энергетики харизматичного лидера, неизбежно обострят конкуренцию в оппозиционном лагере. Сначала за сторонников из числа протестного электората, а потом за идеи. Хотя уже сегодня очевидно, что маячащие за спинами руководителей нового проекта фигуры бывших премьер-министров Нурлана Балгимбаева и Акежана Кажегельдина – скорее минус, чем плюс для нового проекта.

Бакай и Шанырак – только начало

«Зачистки» мест самовольного заселения граждан вокруг Алматы, Астаны и, по мере роста цен на недвижимость, – областных центров будут продолжаться. И не только потому, что частные интересы отдельных платежеспособных инвесторов более важны для государства, нежели возможность выживания тысяч и тысяч поселенцев, – речь в данном случае идет о принципе.

Для правящей в Казахстане элиты жизненно важно внедрить в общественное сознание принцип – частная собственность неприкосновенна. Пусть даже дубинкой, экскаватором и пулей, потому что только так она может обезопасить себя в будущем от национализации или передела. И жестокость, с которой судебные исполнители и полицейские действуют против самопоселенцев и, соответственно, получают отпор, объясняется именно этим, чтобы потом ни говорили акимы, отдающие им команды на снос.

То есть Бакай и Шанырак - это только начало, и процесс эскалации напряженности в этой сфере неизбежно будет нарастать, захватывая все новые территории. Ведь между собой начинают сталкиваться две группы граждан с противоречащими на 180 градусов интересами, а государство, призванное быть регулятором, однозначно заняло позицию собственников и в принципе не хочет разговаривать с народом. И не только потому, что не умеет разговаривать с гражданами в силу отсутствия исторического опыта такого общения, но и по причине того, что до последнего времени оно могло обходиться без него, ограничиваясь приказами и манипулированием общественным сознанием. Ситуация усугубляется тем, что нет гражданского общества, которое могло бы сыграть роль признанного участниками конфликта посредника. Таким образом, нежелание властей легализовать политические партии демократического толка и силовое решение проблемы самопоселенцев – вещи одного порядка, происходящие из неуважения граждан и непризнания их первородных прав и свобод.

Поправки в законодательство о СМИ и пиар-война в интернет-пространстве, являясь результатом и формой внутриэлитных столкновений, в свою очередь становятся самостоятельным фактором, подогревающим внутриполитическую температуру в стране. Как следствие, вытаскиваются на свет многочисленные факты, компрометирующие не только противоборствующие группировки, но и человека, вокруг которого они, эти группировки, крутятся, – президента.

Достаточно назвать два последних выстрела – заявление Ибрагимова о причастности к организации убийства Алтынбека Сарсенбаева председателя Сената и бывшего председателя КНБ и растиражированное в Интернете обвинение в адрес министра культуры и информации Ермухамета ЕРТЫСБАЕВА в его аффилированности с группой Нуртая Абыкаева и выполнении политических заказов «серого кардинала».

Думается, в скором времени можно ожидать ответных залпов. Например, кто-нибудь припомнит ходившие в свое время слухи, что за неделю до похищения трех человек Ибрагимова видели с Рахатом Алиевым в кафе на первом этаже «Французского дома» на углу проспекта Абая и улицы Фурманова в Алматы. Или что сегодня МВД активно комплектуется кадрами старшего зятя президента, включая небезызвестного бывшего начальника финансовой полиции.

… Таким образом, даже поверхностный анализ событий, подогревших внутриполитическую температуру в стране летом, свидетельствует, что нет никаких предпосылок для ее снижения осенью. Скорее можно ожидать, что разогрев ситуации пойдет в неуправляемом режиме. И дай бог, если президенту кардинальными кадровыми рокировками удастся приостановить его. Хотя в прежние времена борьба за места в кабинете министров сильно отвлекала внимание и силы элитных группировок, но в данном случае приз намного привлекательнее – место на самых ближних подступах к трону с возможностями в недалеком будущем безраздельно распоряжаться миллиардами нефтедолларов.

Больший бизнес – это большая политика, а большая политика – это большой бизнес. И, как говорится, ничего личного.

Мухаметжан АДИЛОВ
Республика
12 Aug 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom