Бермудский треугольник

Иран предпринимает попытки воссоздать политический "бермудский треугольник" в Центральной Азии в надежде на то, что американское влияние в регионе уменьшится. Именно такое впечатление сложилось после недавней встречи глав Афганистана, Таджикистана и Ирана.

В борьбу за влияние в Центральной Азии включился Тегеран. Это стало очевидным после того, как солнечный Таджикистан посетил глава Ирана Махмуд Ахмадинежад, который в компании президентов Таджикистана и Афганистана провел трехстороннюю встречу. Данное обстоятельство отчетливо указывает на зарождающееся региональное сотрудничество на юге Центрально-Азиатского региона, собственно, этого не скрывал и глава Ирана.

Как отметил в кругу своих партнеров Ахмадинежад: "У нас должно быть все едино – экономика, культура, искусство". Свои слова высокопоставленный гость подкрепил контрактами. По итогам встречи было достигнуто соглашение о строительстве Ираном в Таджикистане горного туннеля Чормагзак, длина этого инженерного сооружения составит 4 км, а его общая стоимость 50–60 млн долларов. Кроме того, Тегеран проявил интерес к строительству ГЭС "Сангтуда-2", возводимой на средства иранской стороны.

На фоне Афганистана и Таджикистана, стран, которые не так давно пережили период гражданских войн и внутриполитическую дестабилизацию, Иран – единственный, кто выступал крупным экономическим и политическим игроком на встрече. А потому именно это обстоятельство намерен использовать Тегеран в своих отношениях с соседями.

Тем более что экономическое влияние Ирана в регионе заметно ощущается. В частности, как отметил заместитель министра экономики и торговли Таджикистана Абдугафор Рахмонов: "Если в 2004 году внешнеторговый оборот с Ираном составлял 55,8 млн долларов, то в 2005 году составил 67,6 млн долларов, то есть увеличился на 12,2 процента". Но и это далеко не предел, особенно учитывая потенциал Ирана, чья экономика построена на экспорте дорогостоящего углеводородного сырья, а сегодня переживает структурные изменения в сторону увеличения удельного веса промышленного производства.

Кроме того, по итогам встречи между государствами было подписано коммюнике, предусматривающее преференции во взаимной торговле. Данное обстоятельство обещает также благоприятно отразиться на увеличении торгового оборота между странами.

Хотя встреча лидеров трех стран проходила под знаком экономического сотрудничества, тем не менее она сулит Ирану большие политические дивиденды. На это указывает сам визит Ахмадинежада в Таджикистан, который выпал на сложный отрезок времени. В ближайшие дни на повестку дня мировой политики снова должна встать проблема ядерной программы Ирана.

Противоречивая позиция самого Тегерана и нежелание руководства страны отказываться от планов обогащения урана уже привели к резкому обострению отношений Ирана со странами Запада, и прежде всего с США. Вследствие чего на повестке дня Тегерана стоит только один центральный вопрос – американское присутствие в регионе, которого в перспективе должно быть как можно меньше. С другой стороны, нельзя не отметить, что визит в Душанбе, где Ахмадинежад не так часто бывает, произошел сразу после того, как в гостях у таджикского президента Имомали Рахмонова побывал глава Пентагона.

Как известно, Дональд Рамсфелд в беседе с журналистами обмолвился о заинтересованности Вашингтона в постоянной военной базе в Центральной Азии. Правда, какая республика будет выбрана в качестве наступательного плацдарма, он не уточнил. Но учитывая сложившуюся в регионе после андижанских событий в Узбекистане атмосферу и нежелание Кыргызстана продлевать аренду военной базы "Ганси" по существующим тарифам, ясно одно, что Таджикистан рассматривается как наиболее вероятная страна, которой может поступить такое предложение.

Последний шаг Тегерана – своеобразная реакция на американскую инициативу построить Большую Центральную Азию, в которую наряду с традиционными республиками Центрально-Азиатского региона включены Афганистан, Пакистан и Индия. Крупный политический проект был анонсирован Белым домом в надежде создать южный транспортный коридор, по которому на мировые рынки потечет казахстанская нефть и устремится туркменский газ.

Такая схема позволит США не только контролировать стратегический маршрут, но и включить во внешнеполитическую орбиту Вашингтона лояльные режимы. А потому стремительный визит в столицу Таджикистана иранского президента обещает поставить под угрозу интересы Белого дома в регионе. Таким образом, на американское предложение построить Большую Центральную Азию Тегеран ответил маленьким треугольником, способным заметно осложнить присутствие США в регионе.

В отличие от американской стороны, которая ограничивает сотрудничество с центральноазиатскими республиками узкими рамками антитеррористической операции в Афганистане, предложения Тегерана носят более широкий характер. Кроме того, Иран в отличие от своих новых партнеров, расположенных в центре материка, имеет выход к морю, а это дополнительный ресурс. Так, в данный момент идет реализация проекта соединения железных дорог Афганистана и Ирана. Однако это далеко не единственный вклад Тегерана в обустройство послевоенного Афганистана.

В данный момент в соседнем государстве работают 25 иранских компаний, а общий объем частных иранских инвестиций в экономику Афганистана составляет около 11 млн долларов. Благоприятным знаком двустороннего сотрудничества стала упрощенная процедура получения визы афганскими гражданами.

С другой стороны, сотрудничество со своими ближайшими соседями крайне важно и для Таджикистана. Сегодня в этой центральноазиатской республике наблюдается процесс укрепления существующего режима, который сопровождается вытеснением некогда влиятельной исламской оппозиции на обочину большой политики. А потому хорошие добрососедские отношения – это гарантия того, что главные оппоненты власти не смогут найти себе дополнительные ресурсы давления на Душанбе из соседних стран, как это было в начале 90-х годов.

Тем более что в Таджикистане приближаются президентские выборы, а потому внутриполитическая стабильность здесь приобретает первостепенное значение. Кроме того, в последнее время в республике стали регулярно звучать взрывы, и, как говорят эксперты, здесь активизировали свою подрывную деятельность представители радикальной организации "Исламское движение Узбекистана" (ИДУ) и "Хизб-ут-Тахрир". Отчасти на это обстоятельство указывает и прорыв через общую таджикско-кыргызскую границу вооруженных людей в начале июня этого года.

Замир КАРАЖАНОВ, Алматы
Литер
01 Aug 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom