Теория очень большого заговора

Стремительный индустриальный рост Азии, прежде всего Индии и Китая, заставляет думать, что цены на нефть будут и дальше расти. И, стало быть, положение России, благополучие которой (если говорить без лукавства) полностью зависит от мировых цен на нефть, в перспективе многих десятилетий будет незыблемо. Однако при более пристальном взгляде на эту проблему возникают серьезные сомнения относительно того, почему цены на нефть так высоки и будут ли они хотя бы удерживаться на нынешнем уровне.

Прежде всего заметим, что потребление нефти в Америке сегодня больше, чем ее потребление во всей Азии в разы. А это значит, что в обозримом будущем рынок будет по-прежнему диктоваться потребностями одной страны и ее действиями. И вот что парадоксально. Несмотря на рост цен на нефть, которые, казалось бы, должны погрузить США в кризис, наблюдается прямо противоположное: вот уже более двух лет длящийся непрерывный рост экономики. Причем по всем показателям сразу.

Есть и другие признаки того, что Америка уверена в том, что высокие цены на нефть продержатся недолго. Так, процент покупаемых американцами автомобилей класса джип, которые «жрут» бензин в расчете на милю в два и более раз больше, чем экономичные автомобили, не убывает. Наоборот, растет. Этот факт может означать только одно: в массовом сознании рост цен не влияет на образ жизни американцев в долговременной перспективе.

Но это, так сказать, массовое сознание, на которое могут влиять, например, СМИ. Обратимся к другим, более независимым, индикаторам развития экономики.

И в Западной Европе, и в США имеются огромные запасы угля. Методы его перегонки в нефть были известны – а при необходимости использовались – еще во времена Второй мировой войны. Экспертные оценки показывают, что, если превращение угля в нефть будет поставлено на индустриальную основу даже по существующим технологиям, себестоимость барреля нефти, полученной из угля, будет приблизительно 35–40 долларов. То есть, если бы большой бизнес (исключительно чуткий к рынку и его перспективам) был уверен, что цены на нефть удержатся на нынешнем уровне (а тем более будут расти и дальше), он бы начал немедленно делать громадные капиталовложения с целью усовершенствования «перегонки» в нефть угля и снижения себестоимости в расчете на «баррель угля».

Однако ничего подобного не происходит. Более того: цены на продукцию угольнодобывающих компаний вообще не растут! Трактовка этого феномена может быть только одна: Уолл-стрит уверен, что цены на нефть на нынешнем уровне не удержатся. Что они упадут до… До скольких долларов за баррель? А вот это очень хороший вопрос.

Цена на нефть могла возрасти не только случайно, а как часть стратегии крупных экономических сил. Что совершенно законно и не нарушает правил капиталистической конкуренции. То есть, даже если предположить, что высокая цена на нефть возникла не случайно, а является частью стратегии дирижирования мировой экономикой, это не обязательно означает, что есть мировой сговор. Вполне может быть, что это – часть независимых деловых решений ключевых игроков на рынке в масштабах мира. Включая правительства, даже не всегда дружественные друг другу.

Это вполне возможно. Ведь, например, каждый раз, когда президент Ирана Махмуд Ахмадинежад делает свои заявления (а потом объясняет, что его неправильно поняли), цены на нефть колеблются очень значительно. А это значит, что его страна и те, кто знает, что он скажет завтра (равно как и он сам), могут очень крупно играть. И таких игроков в мире немало. И тем не менее все это сиюминутные игры. В масштабах месяцев, максимум нескольких лет. Ибо глобальную ситуацию в мировой экономике диктует, разумеется, не Иран.

Из сказанного очевидно, или как минимум исключительно вероятно, что цены на нефть сегодня являются искусственно созданным пузырем. Который может лопнуть в любую минуту, когда его ликвидация станет выгодна тем, кто его раздул. Лопнуть – к радости всех индустриально развитых стран. И даже ряда нефтедобывающих стран, таких, например, как Саудовская Аравия, капиталы которой давно интегрированы в мировую экономику и выигрыш от повышения цен на один из компонентов валового дохода для нее в течение года или двух (на фоне падения других доходов) отнюдь не очевиден.

Вывод: цены на нефть понизятся тогда, когда будет принято решение понизить цену на нефть. К радости почти всех стран – членов ООН. Обрадует ли это Россию – вопрос почти риторический.

Нью-Йорк
http://www.ng.ru/style/2006-07-12/16_price.html

Джордж Магаршак

12 Jul 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom