Н.Байрамова: Средства массовой дезинформации

13-14 июля в столице Австрии Вене под эгидой ОБСЕ состоится дополнительное Совещание по человеческому измерению "Свобода средств массовой информации: защита журналистов и доступ к информации".

События последнего времени заставляют нас вернуться к проблеме свободы СМИ в Туркменистане. Вопреки конституционно закрепленному праву граджан на получение информации (статья 26), а также на свободу творчества (статья 36), и те, кто производит информацию, и те, кто ее потребляет, свобод, гарантированных Конституцией, при существующем режиме не имеют. Причем, когда мы говорим "информация", то подразумеваем не узкое значение этого слова (краткое сообщение в прессе или на ТВ), а рассматриваем гораздо шире, как сведения, которые адекватно отражают тот или иной фрагмент действительности и передаются субъектом информации - объекту, в данном случае - печатным или электронным средством - читателю или зрителю. Эти сведения являются важными, актуальными, представляюшими интерес. Они могут влиять на мировоззрение населения, на принятие того или иного решения, в конце концов - на поведение человека или группы лиц.

Несомненно, Ниязов прекрасно понимает, какую опасность представляют независимые и неподотчетные ему "субъекты информации", поэтому делает все, чтобы не просто ограничить их деятельность, но и полностью уничтожить. Взамен этого он предлагает гражданам довольствоваться ложными, специально сфабрикованными сведениями с тем, чтобы манипулировать их сознанием, склонять к принятию решений и поведению, соответствующему его диктаторским интересам.

То, что СМИ - большая общественная сила и серьезное орудие власти, не вызывает никаких сомнений. И особое значение они приобрели в современном обществе с развитием технических средств коммуникации, в частности телевидения и интернета. Однако их место и роль в государственно-организованном обществе зависят от характера этой организации. В тоталитарном обществе (где нет разделения государственной власти и, соответственно, никаких ее ветвей) СМИ полностью монополизированы государством, их материальная база является его собственностью, а сами СМИ представляют собой обычные государственные организации, находящиеся на содержании государства и выполняющие его идеологический заказ.

В условиях тоталитарного режима печать и телевидение являются элементом режима и силой, находящейся у него на службе. Тоталитарное государство использует СМИ как орудие власти, выполняя прямой заказ диктатора. Они осуществляют пропаганду официальной идеологии, воспитывают массы в духе приверженности официальной доктрине, а также используются для критики идеологических противников.

Но довольно теории. Думаю, что ни у кого не осталось сомнения в том, что в Туркменистане мы имеем дело с классическим примером того, как работает адская машина по производству дезинформации с целью окончательного подчинения народа единоличной власти диктатора и лишения его надежды хоть как-то изменить существующее положение. Пропаганда "башизма", суть которого заключается в богоизбранности его носителя, националистические мотивы туркменского духовного кодекса - "Рухнамы", уничтожение - моральное и физическое - оппонентов режима, что наиболее ярко проявилось в дни так называемого "расследования" событий 25 ноября 2002 года, могут в полной мере служить иллюстрацией сказанного выше.

Мало того, что со страниц газет и экранов телевизоров лились потоки грязи и вранья, родственники, сослуживцы да и сами "террористы" вынуждены были читать заранее заготовленные и одобренные Ниязовым слова. А текст, прозвучавший из уст одного из главных "идеологов" Золотого века - первого секретаря Политсовета Демократической партии Туркменистана Онджика Мусаева (того самого, который так любит лобызать руки председателю означенной Демпартии - Ниязову), можно смело считать инструкцией по претворению в жизнь идей "башизма": "Иногда то в одном уголке мира, то в другом некоторые псевдодемократы пытаются нас учить демократии. Это ненужное нам знание. Уж где-где, а уж в Туркменистане разбираются в демократии. Нечестивых изменников родины, безбожных врагов народа надо раздавить, уничтожить. Если мы их не уничтожим, то они, не задумываясь, уничтожат нас. Поэтому их надо убить".

В нормальном цивилизованном обществе принято считать, что разрешено все, что не запрещено законом, в тоталитарном же обществе разрешено только то, что разрешено диктатором. Дела нет, что есть Конституция, есть международные обязательства. Против всех этих " западных излишеств" у Ниязова есть свои аргументы, объясняющие их игнорирование "государственными интересами нейтрального независимого Туркменистана" и "особенностями национального развития". Плевать на то, что Генеральный секретарь ООН в который уже раз призвал правительства стран-членов Организации подтвердить свою приверженность праву "искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ", как об этом говорится в статье 19 Всеобщей декларации прав человека. Не волнует Ниязова и тот факт, что Туркменистан входит в список 10 стран с самой жестокой цензурой, который был представлен в ООН Исполнительным директором Комитета защиты журналистов Энн Купер, причем занимает и в этом списке лидирующее положение.

Туркменские власти свободу СМИ в стране подавили окончательно. Все местные средства массовой информации находятся под контролем государства. Номинально учредителем всех туркменских СМИ является Сапармурат Ниязов. Вся информация для общественного пользования строго регламентируется властями. В Туркменистане действует единственное информационное агентство - ТДХ, которое и является монополистом на информационное обеспечение всех туркменских СМИ.

В настоящее время в Туркменистане функционируют три местных телеканала - "Ватан", "Алтын Асыр" и "Мирас", осуществляющих вещание на туркменском языке, также на туркменском языке вещают два радиоканала - "Мирас" и "Чар тарапдан", издаются 10 газет и 5 журналов. Редакционная политика всех туркменских СМИ подчинена цели идеологического обслуживания существующего режима. Единственная русскоязычная газета - "Нейтральный Туркменистан" в этом плане не представляет исключения. Ни одно национальное меньшинство в Туркменистане не имеет своих печатных органов, не говоря уже о радио- и телевещании. По сравнению с туркменским, даже не Бог весть, какое зрелищное, узбекское телевидение выигрывает, вследствие чего жители пограничных с Узбекистаном районов предпочитают смотреть программы из Ташкента и Нукуса.

Газетные и журнальные страницы, а также эфир заполняют преимущественно материалы, прославляющие "Великого Туркменбаши", его политический гений, поздравления и приветствия в его адрес, так называемые "письма читателей", на самом деле подготовленные сотрудниками редакции, отчеты о заседаниях Кабинета министров и т.п. Граждане Туркменистана лишены доступа к информации о реальном положении в стране, а также о международных событиях. Такая однобокость в деятельности СМИ ведет к дальнейшему укреплению режима личной власти, осуществляемого Сапармуратом Ниязовым.

Профессиональный уровень сотрудников туркменских СМИ находится на чрезвычайно низком уровне, так как специальной журналистской подготовки не проходил практически никто. Оставляет желать лучшего и культурный уровень сотрудников редакций.

Высокопоставленные зарубежные гости Туркменистана, вероятно, не знают о том, что публикуемые в местной прессе, а также демонстрируемые по ТВ их интервью зачастую нагло интерпретируются, в результате чего читатели и зрители вводятся в заблуждение относительно целей и результатов их визитов. Однако особо подчеркивается и выпячивается на первый план оценка заслуг "Великого Туркменбаши", даже если в интервью об этом не было сказано ни слова.

Цензура в Туркменистане приобрела поистине тотальный характер. Мало того, что для этого имеются специальные органы. Она осуществляется и на уровне редакций, а также существует в виде так называемой самоцензуры авторов, которая под угрозой увольнения и даже уголовного преследования не позволяет им полноценно выполнять свой журналистский долг. Цензура интернета заключается в блокировании "неблагонадежных" (читай: оппозиционных) сайтов и даже в простом закрытии доступа к сайтам, на взгляд малограмотных цензоров, "не нужных" туркменскому пользователю.

Вероятно вследствие постоянной критики, которой подвергаются туркменские власти со стороны зарубежных СМИ, Ниязову пришла в голову мысль в целях пропаганды своих идей и откровенной идеологической интервенции выйти на международный уровень. С этой целью в дополнение к уже имеющемуся интернет-официозу "Туркменистан.ру" был создан русскоязычный интернет-сайт "Золотой век", а также налажен выпуск в Москве ежемесячного рекламного журнала "Туркменистан". Кроме того, идеи Туркменбаши выносит во внешний мир с помощью спутника вещающий на нескольких языках телеканал TV-4. Все эти нововведения имеют целью показ "небывалых" достижений Туркменистана в экономической и социальной сферах, а также прославление "Великого Туркменбаши" и носят откровенно заказной и лживый характер.

Вопиющими являются факты давления не только на местных журналистов, но также на корреспондентов зарубежных СМИ. В настоящее время вследствие этого Туркменистан покинули корреспонденты всех нетуркменских изданий. За последний год под угрозой физической расправы вынуждены были прекратить свою деятельность в Туркменистане корреспонденты российского агентства "РИА Новости" и Туркменской службы Радио "Свобода".

Корреспондент Радио "Свобода" Сапармурат Овезбердыев, в течение многих лет находившийся под строгим надзором властей, неоднократно подвергался несанкционированному аресту и даже физическому насилию. Только благодаря вмешательству посольства Соединенных Штатов Америки и лично посла г-жи Трейси Энн Джекобсон Сапармурату Овезбердыеву удалось покинуть Туркменистан.

19 июня нынешнего года полиция Туркменистана без предъявления обвинения и любых законных оснований арестовала внештатного корреспондента туркменской редакции Радио "Свобода" Огулсапар Мурадову. До настоящего времени о судьбе О. Мурадовой ничего не известно. Правозащитники опасаются, что к Мурадовой, также как и к осужденным по делу "25 ноября" применяются психотропные средства и оказывается психологическое давление с целью получения признания в "подрывной деятельности". Власти пошли даже на такой откровенно садистский метод, как арест детей Огулсапар Мурадовой.

За последние полгода О. Мурадова стала уже третьей жертвой борьбы властей Туркменистана с журналистами. В марте были арестованы внештатные корреспонденты "Свободы" Меред Хоммадов и Джумадурды Овезов. Их продержали в заключении около 10 дней, затем обвинили в хулиганстве и выпустили под расписку об отказе в сотрудничестве с Радио "Свобода".

Уже два года прошло с тех пор, как на территории Туркменистана было прекращено вещание российского радио "Маяк".Вопрос о его возобновлении ставился во время встречи помощника заместителя Госсекретаря США г-жи Лоры Кеннеди с Сапармуратом Ниязовым в феврале нынешнего года, но радиовещание до сих пор не восстановлено. О реакции же официальных российских властей известно только то, что, согласно комментарию Департамента информации и печати МИД РФ, сообщение о прекращении трансляции передач радиостанции "Маяк" на территории Туркменистана воспринято "с озабоченностью". Российские власти вполне удовлетворило заявление туркменского МИД о временном характере прекращения трансляции "Маяка" "в связи с необходимостью проведения ремонтно-восстановительных работ и замены специального оборудования, включая приемно-передающие системы". Однако надежда на то, что трансляция радиопередач "Маяка" в Туркменистане после окончания ремонтных работ будет возобновлена в полном объеме и в самое ближайшее время, не оправдалась, и вопрос об этом российской стороной больше не поднимался. Хотелось бы только отметить, что в нынешнем традиционном выступлении в туркменских СМИ накануне Дня России посол РФ в Туркменистане Игорь Блатов отметил продолжающее укрепляться гуманитарное сотрудничество между двумя странами, особо выделив в качестве примера гастроли российской певицы Дианы Гурцкая.

Единственным оставшимся в Туркменистане российским корреспондентом является корреспондент крупнейшего в Российской Федерации информационного агентства "ИТАР-ТАСС" Анна Курбанова. Ее деятельность также находится под постоянным и пристальным вниманием туркменских властей. Под угрозой аннулирования аккредитации и других угроз власти получили возможность корректировать содержание передаваемой информации, вследствие чего работа российского корреспондента сводится к простому пересказу событий и цитированию официальных документов. Такие же крупные западные СМИ, как "Рейтер", "Немецкая волна", АР, "Франс-пресс" имеют в стране своих стрингеров, работа которых сопряжена в буквальном смысле с риском для жизни.

Репрессиям также подвергаются граждане, вступающие в контакт с корреспондентами зарубежных СМИ и просто с иностранцами, а также читающие и распространяющие нетуркменские печатные издания, слушатели программы вещающей на туркменском языке радиостанции "Азатлык" ("Свобода").

На днях, выступая на заседании Кабинета министров, Ниязов призвал правоохранительные органы еще больше усилить контроль над въездом в страну иностранцев. Этому предшествовал скандал с разоблачением "шпионской сети", имевшей целью "свержение законной власти". В разряд "шпионов" попали сотрудники посольства Франции и Центра ОБСЕ в Ашхабаде Анри Томасини и Бенджамин Моро, а также корреспондент Би-би-си Люси Эш.

Мне довелось слышать репортаж о Туркменистане, подготовленный Люси Эш. И если, по мнению Ниязова, интервью с проституткой или наркоманом и есть "подрыв государственной безопасности", то грош цена такому государству!

Сам того не понимая, Ниязов покусился на одну из основополагающих западных ценностей - свободу получения и распространения информации - и тут же получил ответный удар: Франция заявила о своем намерении оказать давление на режим Ниязова в пользу арестованных в Туркменистане журналистов, а также обратилась с призывом к председательствующей в Евросоюзе Австрии сделать заявление от имени ЕС в ОБСЕ, с тем, чтобы привлечь повышенное международное внимание к судьбе заключенных оппонентов туркменского режима. Кроме того, Евросоюз отказался в ближайшее время подписывать торговый договор с Туркменистаном.

Многочисленные факты нарушения туркменскими властями прав граждан на выражение собственного мнения, а также на получение информации неоднократно отмечались международными организациями. Развернутая характеристика деятельности туркменских СМИ была дана в отчете Представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ г-на Фраймута Дуве, в ежегодном докладе организации "Международная Амнистия" и других. Однако следует применять и более весомые аргументы в разговоре с туркменским диктатором, чтобы принудить его к выполнению Туркменистаном обязательств, взятых в рамках международных организаций, в частности, в плане свободы СМИ. Ибо для того, чтобы окончательно не погрязнуть в средневековом мраке ниязовского деспотизма, Туркменистану нужна гласность - как внутри страны, так и на международном уровне.

P.S. Применительно к слову "информация" не может использоваться прилагательное "истинная, правдивая". Это все равно, что сказать "масло масляное". Информация - это правдивые сведения, как говорится, по определению. Все, что не соответствует действительности - это дезинформация. Поэтому предлагаю всю совокупность ниязовских печатных и электронных средств впредь именовать не СМИ, а СМД - средства массовой дезинформации.
http://centrasia.org/newsA.php4?st=1151910240

Нургозель Байрам
Гундогар
03 Jul 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom