Растет и крепнет могильщик Запада

В глубине Евразии вызревает мощный интеграционный блок – Шанхайская организация сотрудничества. На днях в Москве прошла встреча глав парламентов стран-членов ШОС, а 15 июня в Шанхае состоялся ее саммит. Характерно, что внимание участников этой организации, созданной некогда для решения приграничных проблем в Центральной Азии, все более сосредотачивается теперь на экономическом сотрудничестве.

Напомним, что членами ШОС являются Россия, Китай, а также Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Статус наблюдателей имеют Индия, Иран, Пакистан и Монголия. Примечательно также, что на почве экономики ШОС постепенно смыкается с ЕврАзЭС – наиболее жизнеспособным форматом интеграции постсоветского пространства: две организации недавно подписали меморандум о сотрудничестве.

Экономический рост стал важным объединяющим началом для ШОС. Во всех без исключения странах организации в последние годы он составляет 6-8%, значительно превышая среднемировые, (а уж тем более европейские) показатели. И согласно оптимистичным прогнозам, такие темпы роста удастся поддерживать еще как минимум лет пять. Лидерами по росту ВВП в ШОС являются Китай и Казахстан (более 9%), за ними следуют Таджикистан (более 8%) и Узбекистан (7%). Россия со своими 6,4% в этой компании оказалась на последнем месте, что, впрочем, нисколько не умаляет ее значимости в ШОС.

Именно Россия и Китай являются фактическими руководителями организации, и многие эксперты рассматривают ШОС как механизм сотрудничества этих двух "столпов" континента. Кроме того, организация является механизмом "упорядочения" Центральной Азии – чем занимаются, опять же, Россия и Китай, "институционально" вытесняя оттуда США.

Однако между РФ и КНР существует определенная конкуренция за влияние как в рамках ШОС, так и в самой Центральной Азии. Дело в том, что китайская экономическая экспансия здесь входит в известное противоречие с традиционно сильными позициями и авторитетом России в регионе. Сейчас, например, Китай вовсю осваивает рынки стран Центральной Азии, предоставляет соответствующие экспортные кредиты, а главное – подбирается к энергетическим ресурсам региона.

Эксперты усматривают в этом едва ли не главный стимул развития организации: в условиях обострившейся мировой борьбы за энергоресурсы Китай хочет опереться на нефтегазовые запасы Казахстана, Узбекистана, ну и, конечно, России. И с этой целью, используя ШОС, стремится максимально втянуть эти страны в свою экономическую орбиту: щедро раздает кредиты, вкладывает капитал, инициирует масштабные совместные проекты в сфере инфраструктуры. Приоритетными проектами в рамках ШОС стали нефтепроводы Атасу–Алашанькоу, Омск–Павлодар–Шымкент–Чарджоу и газопровод из Бухарского газоносного района. Через республики Центральной Азии Китай рассчитывает "дотянуться" и до каспийской нефти. Особое значение для него имеют проекты трубопроводов из России.

Кроме того, в среднесрочные экономические планы Пекина входит развитие северо-западных провинций страны, в частности, Синьцзян-Уйгурского автономного района, граничащего со странами СНГ. Это еще одна причина, по которой Китаю очень важно "навести мосты" (в первую очередь, энергетические) с соседними странами Центральной Азии.

В принципе, подобная экспансия не так уж страшна. Более того, она экономически выгодна всем: обеспечивается стабильный спрос на сырье и энергоресурсы, расширяются торговые связи в регионе, развивается инфраструктура, идет приток инвестиций. Однако в перспективе китайская экспансия может обернуться для стран Центральной Азии полным их подчинением интересам и потребностям китайской экономики (как уже произошло в ряде стран ЮВА). В определенной степени такая угроза существует и для России. Кроме того, проникновение Китая в регион может спровоцировать конфликт с Западом по поводу нефтегазовых ресурсов Каспия, на которые рассчитывают Европа и США.

Одним словом, развивать ШОС нужно будет очень аккуратно, чтобы не нарушить баланса сил в Евразии. Впрочем, этот баланс можно было бы даже укрепить – путем расширения организации. Конечно, принимать в полноправные члены ШОС одиозный Иран сейчас довольно рискованно, но вот Индия – достойный конкурент Китая в Азии – представляется вполне подходящим кандидатом. ШОС, опирающаяся не на два, а на три "столпа", была бы гораздо устойчивей. Но, похоже, процесс расширения организации пока заморожен.

Впрочем, справедливости ради следует сказать, что ШОС развивается не только стараниями Поднебесной. Под экономическое сотрудничество в организации подведен довольно основательный фундамент. В 2001 г. страны-члены подписали Меморандум об основных целях и направлениях такого сотрудничества, в 2003-м – его Программу, а в 2004-м – План мероприятий по ее реализации. Эти документы предусматривают постепенное (в перспективе до 2020 г.) формирование в рамках ШОС полноценного интеграционного пространства, подразумевающего свободное передвижение товаров, услуг, капиталов и технологий.

То есть все как в Евросоюзе, за исключением свободного перемещения рабочей силы. В планы входит и создание единого транспортного пространства ШОС, включающего такие трансконтинентальные коридоры, как "Север–Юг" и Транссиб. Сейчас прорабатывается проект скоростного коридора для доставки контейнеров из Китая в Европу через территории стран ШОС и ЕврАзЭС. Кроме того, в рамках ШОС развивается межбанковское сотрудничество, взаимодействие в сфере телекоммуникаций, сельского хозяйства, образования, науки и инновационных технологий, здравоохранения. Не сказать, что очень бурно, но все же.

И есть еще один фактор, который заставляет страны-члены этой организации искать новые точки соприкосновения и сближаться. Это усилившееся с начала XXI века влияние Запада в Центральной Азии. ШОС, как уже отмечалось, имеет негласную цель сбалансировать или – еще лучше – свести на нет это влияние. Не зря ведь именно на саммите ШОС в июле прошлого года странам антитеррористической коалиции было настоятельно рекомендовано "определиться" со сроками вывода своих баз из региона. Россия и Китай абсолютно едины в этом антиамериканском настрое – от чего Вашингтон, разумеется, не в восторге.

Более того, на повестке дня в ШОС скоро, так или иначе, встанет вопрос о приеме Ирана в члены организации. Пока его решили замять, ссылаясь на отсутствие механизмов, регулирующих процесс расширения, но очевидно, что это только отсрочка окончательного решения, которое, скорее всего, будет положительным – несмотря на недовольство США. В ходе нынешнего саммита иранский президент вел себя достаточно уверенно, словно (по замечаниям наблюдателей) Иран уже вошел в число полноправных членов ШОС.

Очевидно, что ИРИ является одним из ключевых игроков в регионе – так же, как и Индия – и без него этот евразийский концерт будет оставаться неполноценным. К тому же есть мнение, что членство в ШОС пойдет на пользу решению иранской проблемы: интеграционная близость с Россией и Китаем будет способствовать тому, что Тегеран немного поостынет и образумится. В этой связи председатель Совета по внешней и оборонной политике РФ Сергей Караганов полагает, что "участие Ирана в работе ШОС на правах наблюдателя, а в перспективе, возможно, и членство в этой организации станет одним из тех пряников, которые могут войти в большую сделку мирового сообщества с Ираном".
http://www.utro.ru/

Андрей МИЛОВЗОРО
YТРО.ru
20 Jun 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom