Рецепт для гибнущей организации

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе вступила в 2005 год, хромая, без бюджета, а ее единственное успешное начинание в сфере безопасности - операция по пограничному мониторингу в Грузии - было ампутировано 1-го января. Теперь ОБСЕ бьется в агонии после провальной конференции в Софии в конце года. Сможет ли она оправиться от ран, нанесенных Кремлем?

Краткий ответ заключается в том, что основанная на консенсусе ОБСЕ перестала быть хоть сколько-нибудь полезной в военно-политической сфере и сфере безопасности, где российское вето обрекает организацию на неуместность или подчинение. Однако ОБСЕ может быть эффективной организацией по продвижению демократии, и в этом качестве она может действовать и действует независимо от России - как мы это только что видели в масштабных усилиях ОБСЕ по обеспечению справедливых президентских выборов на Украине.

На самом деле, это одна из причин, по которым Москва так жестоко обращается с безвредной и часто послушной ОБСЕ. Москва заявляет, что хочет увеличить (разумеется, на бумаге) функции организации в военно-политической сфере и сфере безопасности, если ОБСЕ готова сотрудничать. Тем временем Россия пытается выхолостить роль ОБСЕ в строительстве демократии, препятствуя принятию ее бюджета, пока организация не примет предложенные Москвой 'реформы'.

Но в действительности Кремль не хочет уничтожить ОБСЕ. Его цель - использовать организацию против западного участия в миротворческих операциях и урегулировании конфликтов в бывших советских республиках и в целом как противовес НАТО. Кроме того, он пытается нейтрализовать ОБСЕ как правозащитную организацию, особенно в отношении наблюдения за выборами на постсоветском пространстве.

Как показало недавнее поведение президента Владимира Путина, Кремль чувствует себя в безопасности в окружении послушных, коррумпированных и авторитарных режимов соседних стран (диктатура Александра Лукашенко в Белоруссии, попытка навязать Украине Виктора Януковича как преемника Леонида Кучмы), но испытывает беспокойство, даже враждебность, по отношению к демократическим соседям, таким, как Прибалтика, Грузия и, в перспективе, Украина.

После двух лет уступок и капитуляций в пользу Москвы ОБСЕ в прошлом месяце потерпела беспрецедентное поражение в Софии, отступив по многим фронтам. Россия еще до этого убила основные документы, потому что они лишь частично соответствовали требуемому ею 'праву' оставить войска и базы в Молдавии и Грузии, урегулировать конфликты в этих регионах в одностороннем порядке и отступить от своих обязательств по ДОВСЕ.

Запуганная ОБСЕ все еще надеялась 'спасти' конференцию и уже не решилась открыто заявить о продолжавшихся весь год антидемократических явлениях: о фальсифицированных референдуме и выборах в Белоруссии, военных зверствах в Чечне, махинациях на выборах в России и явном восстановлении автократии в стране. Россия накладывала вето на любое выражение большинством членов ОБСЕ поддержки честных выборов на Украине при участии международных обозревателей. Наконец, Москва пригрозила сделать организацию в буквальном смысле банкротом, блокируя бюджет на 2005 год и внебюджетное финансирование Запада.

Главной непосредственной мишенью является функция ОБСЕ по мониторингу выборов, которая осуществляется в основном через расположенное в Варшаве Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИЧП). БДИЧП специализируется на организации мониторинга выборов в постсоветских республиках и руководства им. Москва, поддерживаемая некоторыми странами-членами СНГ, хочет, чтобы ОБСЕ и возглавляемая Россией группа кроме прочего разработали 'общие, единые' правила мониторинга и оценки выборов и увеличили долю представителей СНГ в наблюдательских миссиях БДИЧП. Она также настаивает на том, что эти операции должны финансироваться только из одобренного Россией бюджета (чтобы сделать наблюдательские миссии небольшими и неэффективными).

Если бы такие 'реформы' уже имели место, ОБСЕ/БДИЧП не смогли бы доказать поддержанную Москвой фальсификацию президентских выборов на Украине или направить наблюдателей на повторное голосование. Вместо этого, им пришлось бы сотрудничать с возглавляемой Россией миссией СНГ и признать подтасованные результаты.

Предложенная 'реформа' бюджета призвана сократить внебюджетное финансирование деятельности ОБСЕ западными странами, усилить контроль грозящей вето Москвы над бюджетом и серьезно ограничить способность организации функционировать без одобрения России. Заявления, сделанные российскими чиновниками во время софийской конференции и после нее, наводят на мысль, что Россия может сохранить ОБСЕ или подтолкнуть ее к гибели, 'выбросить на обочину истории', как, перефразировав Троцкого, сказал глава российского МИД Сергей Лавров. Зависеть это будет от степени сотрудничества организации с Россией.

Подобные предупреждения эксплуатируют структурные слабости ОБСЕ, ее боязнь гибели из-за ненужности и ее предрасположенность год за годом идти на уступки России в военной сфере и сфере безопасности ради того, чтобы оставаться игроком в этих сферах. ОБСЕ предпочитает играть с плохими картами, замалчивая эти проблемы, вместо того, чтобы открыто оспорить их и разоблачить тактику России.

На встрече в Софии США 'категорически не согласились' с российскими предложениями сместить центр деятельности ОБСЕ со строительства демократии в постсоветских государствах. ЕС коллективно выступил в том же ключе, исключив возможность сокращения деятельности организации по строительству демократии. Остается неясным, сможет ли эта позиция, занятая в свете рампы, сохраниться во время непрозрачной борьбы с Россией, теперь проходящей под давлением со стороны бюджета и времени.

Если главное соображение - простое выживание (а тактика России действительно направлена на то, чтобы сделать это главным соображением для ОБСЕ), тогда мы можем стать свидетелями продолжающихся уступок России в отношении 'замороженных конфликтов', выполнении ДОВСЕ, пограничного мониторинга и других вопросов безопасности. ОБСЕ может быть неправомерно использована для розыгрыша национальной карты России против Эстонии и Латвии. Подобный подход лишь углубит кризис организации.

Однако софийская катастрофа подсказала ОБСЕ выход из кризиса. Наблюдение за выборами, продвижение эффективного управления и строительства демократических институтов в бывших советских республиках - это достойные задачи для организации. Именно в демократической сфере ОБСЕ может использовать свои сравнительные преимущества. Таким образом, не прописанные Россией реформы и не сотрудничество с московской повесткой дня в сфере безопасности могут вернуть ОБСЕ надежду.

Владимир Сокор - старший научный сотрудник вашингтонского фонда 'Джеймстаун', издающего 'Eurasia Daily Monitor'.

http://www.inosmi.ru/print/216200.html

Владимир Сокор
("The Wall Street Journal", США)
12 Jan 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom