Нашла коса на камень

Новый год в южной столице начался с событий, подтверждающих прошлогоднюю версию об усиленном “закручивании гаек” в преддверии президентских выборов. Одно из таких событий - возбуждение уголовного дела в отношении Заманбека НУРКАДИЛОВА, который, если это дело не будет закрыто, лишится права участвовать в грядущих выборах в качестве кандидата. Какой же повод был найден, чтобы задолго до начала кампании снять с дистанции одного из самых сильных потенциальных соперников президента?

Заманбек Калабаевич, что за уголовное дело возбуждено в отношении Вас?
- Его предыстория связана с журналистом Асхатом Шарипжановым. Я уже рассказывал вашей газете в одном из интервью, что на встрече с президентом летом, после его поездки в Китай, Назарбаев заверил меня, что выборы будут честными. Поэтому я хранил обет молчания до 13 июля, пока не начался суд над Булатом Абиловым. Тогда я взорвался, потому что понял, что президент не собирается выполнять свое обещание, что никаких демократических реформ и честных выборов не будет. И я обратился к народу.

Это было 13 июля, 14-го Асхат пришел ко мне, и у нас с ним состоялся еще один большой разговор, который был записан на диктофон. А 16 июля Асхата не стало... Он не успел расшифровать это последнее интервью, диктофон же с записью, как известно, не был найден. Я уже говорил, что в обоих интервью речь шла о вещах, страшных для власти и президента.

Я считаю, что гибель Асхата связана каким-то образом с этими интервью. И меня возмутило, что власть прибегает к фальсификации не только во время выборов, но и в таком деле, как расследование обстоятельств гибели журналиста. Я не смог сдержать свои эмоции и напрямую обвинил в смерти Асхата Нурсултана Назарбаева, обратившись к нему в своем материале, опубликованном на “Навигаторе”: “Г-н президент, чтобы не порождать новых слухов, прошу Вас распорядиться и создать действительно независимую комиссию, куда вошли бы юристы и криминалисты из влиятельных международных организаций, а также казахстанские журналисты - друзья и соратники Асхата Шарипжанова. Только их расследование поможет снять завесу тайны со смерти Асхата.... Если такая комиссия не будет создана, то в народе пойдут слухи, что в гибели журналиста Вы были лично заинтересованы”.

Уголовное дело было возбуждено в связи с публикацией на Навигаторе?
- Нет. Уголовное дело возбуждено по факту оскорбления чести и достоинства президента в моем материале, опубликованном в газете “Казахстан” и написанном после пресс-конференции, где речь шла о гибели Асхата. Заголовок материала на русском языке звучит так: “Я большой должник перед Асхатом”.

Как Вы думаете, почему именно по этой публикации?
- Это очень интересный вопрос. Ведь с 11 марта по 1 мая я дал десятки поводов для возбуждения уголовного дела. Я называл президента и главным вором, и главным палачом и призывал начать процедуру импичмента. Но ни на одно из этих моих выступлений не было ни ответа, ни привета. И после 22 июля, после опубликования этого материала в газете “Казахстан”, я допускал много подобных высказываний, в том числе и на конференции Евросоюза и Института по освещению войны и мира по итогам выборов. Президент мог бы и тогда мне сказать: что ты болтаешь?

Однако власти выбрали публикацию о гибели Асхата. Но почему? Ведь суд по этому делу еще не закончился, еще не доказано, что он не был убит, а погиб в результате ДТП... И по этому делу есть еще очень много вопросов, которые требуют ответов.

Я думаю, что была выбрана именно эта публикация, поскольку газета “Казахстан” более или менее лояльная. Если бы взяли для возбуждения уголовного дела вашу газету или “Соз”, то было бы слишком много шума, сразу пошли бы разговоры, что власть решила одним ударом убить двух зайцев.

А Вы действительно что-то оскорбительное для президента в том материале написали?
- Я считаю, что ничего оскорбительного в том материале не было. Вообще у этой истории есть своя подоплека. С приходом Тасмагамбетова на пост мэра Алматы очень активизировались городские органы (естественно, с дозволения Астаны) в части давления на оппозицию. Примеры тому - прокурорский иск к НП ДВК, уголовное дело по фонду Сороса, мое уголовное дело...

Почему-то новый мэр занимается не столько нуждами города, сколько делами, которые можно назвать популистскими - раздача подарков, квартир. Видимо, покупается та часть интеллигенции, которая до сих пор упорно молчала, не обозначала свою позицию. Я думаю, что приход Тасмагамбетова к “мэрской” работе - это подготовка его к президентским выборам. Он готовит себя в кандидаты на этот пост.

Когда Вы делали свои заявления, Вы предполагали, что в отношении Вас может быть возбуждено уголовное дело?
- Честно говоря, я такого хорошего сюрприза (без кавычек) не ожидал. Я не ожидал, что президент решит вызвать огонь на себя. Он должен понимать, что я могу сделать и более жесткие заявления. Если и дальше будет двойная игра, я еще хуже скажу! Я скажу такие вещи, которые вызовут огромный международный скандал! Меня пока не расстреляют или не убьют, я молчать не буду! Я и следователю сказал: понимаете ли вы, что, возбуждая это уголовное дело, вы поднимаете такие пласты моих взаимоотношений с президентом, которые лучше бы не трогать вообще? Ведь я, когда дойдет до разбирательства, может быть, многие секреты национальной безопасности расскажу мировой общественности...

Заманбек Калабаевич, а Вы не боитесь, что Вас на самом деле могут убить?
- В жизни ничего не исключается. Ну что ж?.. Одной смертью будет больше...

Денис ДАШКОВ
Республика, РК
08 Jan 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom