Когда "говорит" политика, право молчит

Заявление директора Казахстанского Международного Бюро
по правам человека и соблюдению законности Е. Жовтиса
на пресс-конференции 7 января 2005 г., посвященной делу о ликвидации ДВК

1. Политическая мотивированность процесса и его заданность были очевидны с самого начала. Более того, с самого начала была заданность на ликвидацию ДВК, причем, очевидно, что власти не имели в виду никаких иных вариантов решения, кроме полного закрытия партии.

2. Также очевидно, что определенным катализатором этого процесса явились события в Украине. Иск прокуратуры был подан не сразу после съезда ДВК, где политическое заявление ДВК было принято, и не через два-три дня после того, как это заявление было распространено в СМИ, а на следующий день после того, как стало ясно, что в результате «оранжевой» бархатной революции, законным путем, путем нефальсифицированных выборов к власти приходит лидер оппозиции.

3. Наконец, очевидно, что правоохранительная система нашей страны в широком смысле, включая и органы прокуратуры, и суд, стала «режимоохранительной», и в этом ее качестве строгое следование закону ей, видимо, «противопоказано».

4. Именно потому, что с самого начала процесса единственной задачей всей этой системы была ликвидация ДВК:

- прокуратура, установив нарушение закона, не стала выносить ДВК письменное предупреждение с требованием устранить это нарушение, хотя эта возможность предусмотрена законом;
- прокуратура не стала обращаться в суд с требованием наказать должностное лицо партии за нарушение законодательства, например, штрафом, и потребовать устранить нарушение, хотя и эта возможность предусмотрена законом;
- прокуратура не стала обращаться в суд и с требованием приостановить деятельность партии на срок от 3 до 6 месяцев, что предусматривает Закон о политических партиях.

Хочу обратить внимание журналистов, что согласно статье 13 этого Закона деятельность политической партии может быть приостановлена, цитирую, «за нарушения Конституции и законодательства Республики Казахстан; публичный призыв и выступления руководителей политической партии, направленные на насильственное изменение конституционного строя Республики Казахстан, подрыв национальной безопасности государства, а также разжигание социальной розни».

То есть, я перечислил все те нарушения, которые прокуратура якобы установила в тексте политического заявления ДВК. Так вот, даже если эти нарушения были совершены, прокуратура могла обратиться в суд с требованием о приостановлении деятельности партии. При этом согласно той же статье 13 «если в течение установленного срока приостановления деятельности политической партии нарушения будут устранены, то политическая партия возобновляет свою деятельность.

Однако прокуратура обратилась в суд сразу о ликвидации партии, назвав те же самые перечисленные мной нарушения одним словом «грубые», при этом так и не удосужившись пояснить, чем они по «грубости» отличаются от приведенных в статье 13 Закона о политических партиях.

- прокуратура не стала обращаться в районный суд в порядке административного производства, как это предусмотрено статьей 374 Кодекса об административных правонарушениях РК за нарушения законодательства общественными объединениями, каковым является политическая партия, а обратилась в гражданском порядке только потому, что в противном случае ей пришлось бы сначала сделать партии письменное предупреждение, потом добиться административного предупреждения, потом штрафа, потом приостановления деятельности, и только потом запрещения деятельности (ликвидации) партии.
Представитель прокуратуры даже договорился до того, что, по его мнению, в статье 374 Кодекса речь идет об общественных объединениях, а в суде - о ликвидации политической партии. Придется ему напомнить, что полное наименование ДВК - «Общественное объединение «Народная партия «Демократический выбор Казахстана».

5. Именно потому, что с самого начала процесса единственной задачей всей этой системы была ликвидация ДВК:

- судья не стала откладывать дело (всего на неделю) в связи с болезнью уполномоченного руководителя ДВК, при этом сослалась на то, что в деле имеется копия справки, не заверенная нотариально. В таком случае, если судья действительно была бы заинтересована в объективном и всестороннем рассмотрении дела, причем дела о ликвидации политической партии с численностью более чем 100 000 человек, она, во-первых, имела полное право в этом случае вообще не принимать такую справку у представителей ДВК, а потребовать оригинал для ознакомления; во-вторых, потребовать у них заверить эту копию нотариально (что, кстати, в практике нашего суда не делается, обычно судья просит принести оригинал документа, удостоверяется в том, что эта копия с этого документа, а оригинал остается у того, кто его принес).
Наконец, судья могла вызвать в суд врача, чья фамилия и телефон были указаны на копии справки, и выяснить у него обстоятельства болезни. Однако, видимо, задачи всестороннего и объективного рассмотрения дела у судьи не было;

- судья спешила настолько, что стала рассматривать дело в заочном производстве без участия представителей ДВК, хотя у нее были все возможности перенести рассмотрение дела всего на семь дней и проводить процесс уже с участием руководителя и юристов-представителей ДВК. Если бы перед судьей стояла задача действительно обеспечить состязательность и равноправие сторон (статья 15 Гражданского процессуального кодекса), всесторонность, объективность, полноту исследования всех обстоятельств дела и справедливость вынесенного решения, она могла перенести дату начала процесса. Однако, видимо, такой задачи перед ней не стояло.

- судья просто проигнорировала подпункт 3 пункта 3 статьи 77 Конституции РК (никому не может быть без его согласия изменена подсудность, предусмотренная для него законом) и статью 36 Гражданского процессуального кодекса РК, которая обязывает ее в случае наличия заявления стороны (которое аргументировано сделала ДВК) по одному из самых серьезных вопросов - подсудности дела (т.е. может ли данный суд рассматривать это дело), вынести определение о передаче дела в другой суд или об оставлении без удовлетворения такого заявления. В этом случае, согласно закону, каждая из сторон имеет право подать жалобу на это определение в вышестоящий суд, решение которого является окончательным. При этом никакого рассмотрения дела по существу и вынесения решения быть не может, поскольку каждая из сторон имеет право не согласиться с изменением подсудности, то есть как с оставлением дела в этом суде, так и передачи его в другой и только вышестоящий суд может принять окончательное решение по этому вопросу;

- судья без выяснения обстоятельств, без заслушивания заинтересованных лиц, без проведения экспертиз выносит частное определение в отношении якобы фальсификации документов.

Все это указывает только на то, что вся система имеет только одну задачу – закрыть ДВК любым способом.

Не хочу быть обвиненным в давлении на суд или предрешении результатов обжалования вынесенных судом решений, но полагаю, что подобные действия прокуратуры и суда были бы невозможны без существования четкой политической установки властей. Мой опыт участия в ряде таких процессов не позволяет сделать никакой другой вывод.

Я был либо представителем, либо защитником, либо наблюдателем при рассмотрении административных дел А.Кажегельдина и Б.Габдулина, гражданских дел Н.Масанова, «Интерньюс-Казахстан» и дел, связанных с обжалованием решений и действий избирательных комиссий, уголовных дел А.Кажегельдина, Г.Жакиянова, М.Аблязова, С.Дуванова, И.Петрушовой и ряда других оппозиционных политиков, независимых журналистов, демократических организаций.
Такие процессы невозможно выиграть по определению. В них невозможно добиться основанного на законе, обоснованного, справедливого решения, поскольку любые доводы стороны защиты, даже если они железобетонные, либо просто игнорируются, либо белое объявляется черным, и через провластные СМИ в этом пытаются убедить и все общество.

В таких процессах не помогает никакая высокая юридическая квалификация стороны защиты, никакие способности к разумному и логичному отстаиванию своей позиции и мастерство в области риторики.

ЭТО ЮРИДИЧЕСКИЕ «ДЖУНГЛИ», ГДЕ ПОБЕЖДАЕТ НЕ ЗАКОН, А СИЛЬНЕЙШИЙ, ТО ЕСТЬ ВЛАСТЬ.

В неправовом государстве, к которому мы, к несчастью, все больше и больше скатываемся, когда «говорит» политика, право «молчит».

Я, несомненно, войду в процесс уже в качестве представителя ДВК, поскольку до этого я был скорее юридическим консультантом, считая невозможным для себя участвовать в судебном разбирательстве по делу о ликвидации политической партии в отсутствие ее уполномоченного руководителя.

Я буду советовать ДВК сначала подать жалобу на заочное решение, потом обжаловать решение, касающееся этой жалобы (если оно будет против ДВК) и само решение суда по существу, и далее - использовать все возможные правовые и политические возможности для недопущения ликвидации партии.

И по этому, и по другим подобным «политическим» делам я буду стараться оказывать содействие, потому что, несмотря на нарастающее ощущение беспросветности, все равно надо что-то делать.

г. Алматы,
7 января 2005 г.


Республика, РК
08 Jan 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom