Парламентские выборы-2005 в Таджикистане

В стране принципиально не может быть объективных демократических выборов в виду того, что это невозможно в настоящее время. Причины следующие.

Во-первых, для правящих кругов характерны чрезвычайные опасения потерять контроль над страной и власть, от которых зависит не только их личная безопасность, но и благополучие всего клана. Чем же вызваны эти страхи и имеют ли они основания?

На мой взгляд, существующие тревоги на деле объективны и имеют основания.

1. Сложившаяся к настоящему времени система общества и государства в Таджикистане такая, что у людей, причастных к власти и приобретших собственность в результате опоры на власть, не может быть обеспечена безопасность при потере власти. То есть при переходе власти к другим силам у них исчезнет как личная и семейная безопасность, так и безопасность имущества, собственности и клана.

2. Даже если будет обеспечена безопасность при потере власти, то важнейшим препятствием для смены власти является характер экономической и политической системы государства, которая не может гарантировать безопасного обогащения людей, которые окажутся за пределами господствующей власти. У них нет веры в возможность сохранить собственность и позиции при потере власти. И самое главное, нет уверенности в беспрепятственном обогащении вне власти.

Но удивительное в том, что иностранные наши друзья, призывающие власти Таджикистана к демократии, а значит и к ротации, то есть к самоуходу, фактически призывают правящие круги к отказу от своей будущей безопасности и собственности, так как в стране нет таких условий, какие есть в развитых демократических странах, обеспечивающих безопасность и собственность будущих "бывших" при смене власти. В Таджикистане прекрасно видят что произошло с родственниками Шеварнадзе в Грузии при новых властях, которые бравируют своим демократизмом.

3. Пришедшие в Таджикистане к власти силы видят свою власть как восстановление справедливости после десятилетий регионального дисбаланса в советское время, что придает им силы и уверенности в справедливости сегодняшнего положения и порядка. Если же кто-то скажет, что "это недемократично", то ответом может быть: "тем хуже для демократии!".

4. Другие неведущие регионы не обладают сегодня такими военно-политическими ресурсами, чтобы быть готовыми на крайние меры для продвижения своего лидера в лидеры государства.

5. Некоторые из правящих кругов настроены решительно в деле сохранения власти. Кто-то бросил фразу: "Мы с боями пришли и только с боями уйдем!".

6. Отставка некоторых людей из правящих кругов при смене власти будет для них в лучшем случае означать эмиграцию и начало судебного процесса с требованием возвращения стране приобретенной ими собственности. Определенная прослойка людей и широкая система их родственников и клиентов в одночасье потеряют все позиции. Именно поэтому они недопустят возникновения даже мысли об отставке или смене власти у кого бы то ни было из своих.

7. Преобладание в парламенте демократической оппозиции может привести к цепной реакции распада авторитарной системы. Уже сегодня есть оппозиционеры, которые при приходе к более прочным политическим позициям, могут поставить вопрос об импичменте. Для импичмента могут быть выдвинуты самые разные обвинения, они найдутся в любом обществе. Эти обвинения сегодня бытуют среди оппозиционно настроенных политиков.

8. Если в парламент удастся пройти представителям Социал-демократическй партии Таджикистана (Рахматилло Зойирову), Демократической партии Таджикистана (Махмадрузи Искандарову) и Социалистической партии Таджикистана, то они могут использовать парламент как трибуну для широких обвинений властей по поводу проводимой их политики - будут подрывать подготовку президентских выборов 2006 года.

Отсюда напрашивается прогноз, который, разумеется, является всего лишь прогнозом:

Новые парламентские выборы 2005 года должны дать такие результаты, чтобы недопустить представителей трех вышеназванных партий, то есть сохранить нынешнюю структуру: в Маджлиси Намояндагон должны пройти НДПТ, КПТ и ПИВТ. Причем власти будут делать все, чтобы в парламент прошел нынешний лидер КПТ, для этого есть соответствующие ресурсы властей в Компартии. Лидер коммунистов заслужил доверие властей своей готовностью к компромисам, отказом от обострения отношений с ними.

В декабре этого года пройдет съезд Компартии страны и власти будут делать все, чтобы сохранить нынешнее представительство КПТ в новом парламенте, по крайней мере пятерку лиц, составленных лидером КПТ. Компартия фактически согласится с линией властей в виду того, что она больше всего боится острой и открытой внутрипартийной борьбы, которая может привести к расколу по региональному признаку. Лидеры КПТ и другие "белые воротнички-депутаты" устраивают властей еще и потому, что они не представляют собой альтернативу верховной власти.

Партия исламского возрождения Таджикистана также "не лезет на рожон", не намерена остро ставить вопросы импичмента, нового противостояния на грани гражданского военного конфликта по причине изменения ситуации в мире: идет антитеррористическая операция в Афганистане, наблюдается готовность ведущих мировых демократических государств обвинить исламскую активность в регионе как проявление религиозного экстремизма - угрозу демократическим ценностям. При активных действиях против властей в Таджикистане ПИВТ уже не сможет получить безусловной международной поддержки как демократическое движение, как это было в 90-е годы в период гражданского противостояния в стране. ПИВТ работает на будущее, которое непредсказуемо, для нее еще не настал час икс. ПИВТ будет сдержана, она разрастается и накапливает силы.

На съезде ПИВТ по поводу парламентских выборов в партийные списки постараются не включить радикалов, остро критикующих власти, а если они будут включены, то должны будут изменить поведение в парламенте.

На основе вышесказанного можно сделать вывод: парламентские выборы 2005 года будут проходить по сценариям властей и по результатам будут стремиться к тем же пропорциям партий в парламенте какие существуют сегодня.

Это доказывает подписание президентом нового закона о выборах в парламент. Новый закон дает возможность властям добиться необходимых им результатов и на парламентских выборах 2005 года.

Поэтому разговоры о том, что "нам необходимы 50 % электората и один голос" останутся разговорами. Фраза принадлежит работнику аппарата НДПТ Мусо Асозода, он публично об этом заявлял на заседаниях Политического дискуссионного клуба, организованного по инициативе Бюро ООН по содействию миростроительству в Таджикистане.

В связи с вышеизложенным очень скоро усилится агитационно-пропагандистская кампания против СДПТ, СПТ и в некоторой степени против ДПТ. Почему в некоторой степени, так это потому, что ДПТ держится на авторитете бывшего полевого командира Махмадрузи Искандарова, с которым будут искать компромисса президент и его команда. Лидер Демпартии включен в систему варлордизма. Возможно, ему будет предложена должность, амнистированы его боевики. Все будет зависеть от постоянства критического настроя лидера ДПТ.

Выборы в Маджлиси Намояндагон 2005 года пройдут по сценарию властей, так как последние, так считают наблюдатели, заручились поддержкой Москвы. Июльское заявление президентов СНГ о недопустимости вмешательства ОБСЕ во внутренние дела стран СНГ понято как зеленый свет для управляемых предстоящих выборов и как заверение Москвы не вмешиваться в ход выборов в Центральной Азии. Москва не будет вести "демократические игры" в Центральной Азии.

Между тем управление предстоящими парламентскими выборами 2005 года в Таджикистане, несмотря на усиление авторитарной власти, будет способствовать "авторитарной стабильности" в стране, стабильной ориентации Душанбе на Москву во внешней политике, укреплению СНГ. Рост авторитаризма в стране мог бы стать фактором нестабильности, если бы оппозиция была мощной, способной на проведение массовых мирных демонстраций и митингов, других мирных выступлений. Опыт гражданской войны сдерживает массы и оппозиционные партии от последнего.

Москва своей инициативой июльского заявления пытается восстановить российскую "Доктрину Монро" - ведущей роли России на территории бывшего СССР. Сегодня с этим согласны в Душанбе, но до тех пор, пока Россия будет выполнять свои обязательства по строительству Сангтудинской ГЭС и т. д. У Душанбе есть опыт сопротивления Москве, этот опыт в еще большей степени есть у Узбекистана, поэтому Москва должна проводить более гибкую политику и политику выполнения обязательств в отношении своих партнеров в Центральной Азии.

Теперь самое главное. Важнейшим отличием властей и оппозиции в ведущих странах демократии от властей и оппозиции в Таджикистане является то, что в странах демократии они не противостоят геополитически друг другу, тогда как в Таджикистане оппозиция противостоит властям геополитически, она ориентирована или на исламские страны и силы, противостоящие России, или на страны ОБСЕ, имея в виду США и Европу, что также дистанцирует от России. Если ныне действующие президенты СНГ проявляли в последние годы готовность к переориентации с России на Атлантические страны, то что можно сказать об оппозициях в этих странах, которые во имя укрепления своих позиций будут еще больше маневрировать между Россией и Атлантическими странами?!

Это обстоятельство вынуждает Россию поддерживать нынешних президентов Центральной Азии, находить все новые формы формального и неформального укрепления их авторитета ("президентские скачки", "встречи без галстуков", совместные заявления президентов СНГ, например, против ОБСЕ или, может в будущем, приглашение президентов СНГ в ЦУП - Центр управления космическими полетами или массовые "президентские купания в море" и т. д. и т. п.). Политике опоры России на существующие оппозиционные силы в странах Центральной Азии противостоит важнейший аргумент: нынешних президентов легче привлечь к российской ориентации, чем оппозиции, так как для этого необходимо пройти через сложный этап их переориентации на Россию. Опора России на оппозицию может произойти только при признаках безусловной победы оппозиции во внутриполитической жизни страны.

Это, надо думать, понимают власти в Таджикистане и это укрепяет их сердца для проведения управляемых выборов в Маджлиси Намояндагон. То есть власти Таджикистана фактически не отступят ни на шаг перед требованиями оппозиции.

Между тем, выборы 2005 года, подконтрольные властям Таджикистана, укрепят стабильность страны, построенной на авторитаризме. Такими стабильными в свое время были крайне авторитарные режимы в Чили или в Южной Корее, хотя Таджикистан представляет собой вариант слабого авторитаризма из-за имевшего место в прошлом вооруженного раскола без безусловной победы той или иной межтаджикской конфликтовавшей стороны.

Следует различать стабильность на основе авторитаризма или на основе диктатуры от стабильности на основе демократии. Ведь СССР был также стабилен многие десятилетия, как и Туркменистан в последнее десятилетие. Китай также стабилен, хотя и не на западно-демократической основе. Говорят, что авторитаризм не прочен, как и диктатура. Диктатуры рушатся, так было со смертью Франко в Испании, в Южной Корее, в Чили. Однако СССР просуществовал почти столетие и имел адекватную себе стабильность. Для стабильности на основе демократии необходима, по крайней мере, относительная геополитическая однородность политических сил в стране.

В Таджикистане установилась "стабильность слабого авторитаризма" с допустимыми формами демократии, стабильность "на конструкциях авторитаризма", тогда как стабильности на демократической основе в Таджикистане нет и долго не будет. Стабильное демократическое общество в Таджикистане будет создаваться долго противоречивыми путями в сложнейшей борьбе различных сил с часто непредсказуемыми последствиями. Последний путь - в интересах геополитических соперников России. Демократизация содержит момент ослабления власти в Таджикистане и ведет к ослаблению позиций России, ставит их под сомнение. Демократизация в Таджикистане содержит момент ослабления власти из-за того, что усиление оппозиции есть по сути усиление альтернативной властям геополитики, ориентированной на исламские страны или на Европу и США. Острая борьба различных политических сил, укрепление различных групп оппозиции по сути дела является, в конечном счете, и острой геполитической борьбой внутри страны.

Демократизация в такой небольшой стране как Таджикистан, подверженной влиянию великих держав, частично ведет к ослаблению авторитарной власти и причиной этого является отсутствие геополитической целостности власти и оппозиции, о чем мы говорили выше. К сожалению, некоторые из правящих кругов замечают эту тенденцию и смотрят на подлинную демократизацию только как на недопустимый фактор ослабления власти. Ослабляет страну не демократическая борьба политических сил, а борьба геополитически противоречивых сил. Парадокс в том, что они совпадают.

Вместе с тем следует отметить и поддержку стабильности в Таджикистане при нынешнем режиме со стороны США и других Атлантических стран. Этого настоятельно требует обстановка в Афганистане и мире.

На примере Узбекистана Таджикистан убедился в отсутствии безусловной поддержки властей Центральной Азии Западом, обещающему финансовую помощь в зависимости от процесса демократизации в стране в соответствии с западными представлениями. Другого пути получения помощи у Запада собственно и нет, как бы страна не была привлекательна геополитически. С другой стороны, особенностью властей Душанбе является то, что они с трудом поворачиваются на путь эффективного использования демократизации как средства усиления своей власти.

Все сказанное требует от властей умения учиться демократии, умения увидеть и опереться на действительные положительные достижения в Таджикистане в процессе воздействия на электорат. Это особенно важно в условиях, когда они не допускают даже мысли о смене власти в стране и об иных результатах парламентских выборов 2005 года.
http://www.centrasia.ru/news.php4?st=1092642120

И.Асадуллаев, доктор философских наук
Газета "Вечерний Душанбе" № 30 (349)
16 Aug 2004

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom