Все происходящее называется одним словом — КОРРУПЦИЯ

Две важнейшие отрасли Кыргызстана отданы на откуп экономическому терроризму
Ни для кого не секрет, что бизнес в газовой и энергетической отраслях является одним из самых крупных и прибыльных в республике. Вернее, не в самой республике, а около. Около потому, что этот бизнес делается за его пределами, но за счет возможностей государства, то есть нас с вами. Около потому, что те, кто делает этот бизнес, никоим образом не хотят официально светиться в этом амплуа, соответственно и платить налоги в республиканскую казну. Поэтому и основные компании, участвующие в этом бизнесе, не являются резидентами республики и зарегистрированы на подставных лиц в оффшорных зонах. А управляет этим бизнесом и этими компаниями в нашей республике один из руководящих работников ОАО «Электрические станции» Айдар Калиев, являющийся ставленником самой популярной семьи нашей страны.
Един в двух лицах


Как мы уже писали, перво–наперво, что сделал генерал А. Сыдыков, избранный по рекомендации президента страны на пост гендиректора и председателя правления АО “Кыргызгаз”, назначил (или ему назначили?) своим первым заместителем тогда еще 24–летнего Айдара Калиева, отец которого, поговаривают, очень близкий друг Болота Джанузакова.

Айдар родился в Санкт–Петербурге, закончил тамошний университет по специальности экономист–математик. В 1999 году приехал в Бишкек и стал работать исполнительным директором совместного кыргызско–германского предприятия “Траумфлюг”. А в 2002 году без всяких сложностей, которые сопутствуют каждому подавшему заявление на гражданство, получил паспорт Кыргызской Республики. И стал не то что правой рукой Сыдыкова, но без него, как свидетельствуют сотрудники ведомства, не решался ни один вопрос.

А когда нынешней весной депутатская комиссия СНП обратилась к главе “Электрических станций” С. Дордоеву с просьбой представить договор с “Узтрансгазом” на первый квартал 2004 года, тот сперва сослался на коммерческую тайну, затем на своего зама Калиева: дескать, данный вопрос решает именно он, перешедший где–то год назад в ”Электрические станции” из “Кыргызгаза”. Этот молодой человек и является по сути режиссером двух коммерческих “театров”.

Как и сколько?

А теперь посмотрим на такой околореспубликанский бизнес в области поставок природного газа в 2002 и в 2003 годах, производимых между АО “Кыргызгаз” и АК “Узтрансгаз”.
В 2002 году, согласно Генеральному контракту на поставку природного газа N№323—11/02 и дополнительному соглашению N№1 к нему, было поставлено почти 544,9 млн. куб. метров газа. Цена на газ составила 42 доллара США за тысячу кубических метров. Общая сумма поставки составила 22,88 млн. долларов США. Половину этой суммы, то есть 11,44 млн. дол., кыргызская сторона оплатила путем поставок материально–технических ресурсов (МТР), а другую половину в валюте. По контракту, условия расчета за газ предусматривались следующим образом: 50 % — оплата в валюте, 50 % — оплата поставками МТР.

Для справки

Начиная с 1995 года ежегодные объемы поставок составляли 525 млн. куб. метров газа, из которых АО “Кыргызэнерго” потребляло около 200 млн. куб. метров, а остальные 325 млн. куб. метров газа приходились на долю АО “Кыргызгаз”. Также следует отметить, что МТР поставляются по заказу АК “Узтрансгаз” только в виде газового оборудования российского производства. Прошли те времена, когда за потребленный узбекский газ можно было рассчитаться продукцией кыргызских предприятий. Поэтому АО “Кыргызгаз” для осуществления поставок такого оборудования прибегает к помощи коммерческих фирм. Эти фирмы производят поставку оборудования в адрес АК “Узтрансгаз” по заранее согласованным ценам. Цены на МТР согласовывают между собой АО “Кыргызгаз” и АК “Узтрансгаз” по отдельным протоколам, подписанным с обеих сторон. После подтвержденной АК “Узтрансгаз” поставки МТР АО “Кыргызгаз” производит расчет с фирмой, осуществившей эту поставку


В 2003 году, согласно Генеральному контракту N№325–11/2002, было поставлено уже 717,63 млн. куб. метров газа. Цена на газ составила те же 42 доллара США за тысячу кубических метров. Общая сумма этой поставки — 30,14 млн. долларов США, из которых оплата в виде поставок МТР должна была осуществиться на сумму 13,56 млн. долларов США. По контракту условия расчета за поставленный газ изменились и предполагались уже в следующем виде: 55 % — оплата в валюте, 45 % — оплата поставками МТР.

Лично преданная компания...

В 2002 и в 2003 годах взаиморасчеты за полученный природный газ АО “Кыргызгаз” от АК “Узтрансгаз” были почти полностью отданы на откуп компании Asia Inter — Trans LTD, зарегистрированной в Швейцарии и директором которой является О. Гончаров.

Проанализируем взаимоотношения этой компании и АО “Кыргызгаз” подробнее в свете бизнеса, выходящего за рамки республиканского масштаба.

В 2002 г. между АО “Кыргызгаз” и компанией Asia Inter — Trans LTD был заключен договор N№146 от 26.04. 2002 года, по которому весь поступивший газ по Генеральному контракту N№323–11/02 и взаиморасчеты по нему передавались этой компании на тех же условиях. Цена при этом устанавливалась сторонами в размере 42,5 доллара США за тысячу кубометров газа. По этому договору компания Asia Inter — Trans LTD погасила задолженность АО “Кыргызгаз” перед АК “Узтрансгаз” на сумму 2 125 тыс. долларов США. АО “Кыргызгаз”, в свою очередь, в счет погашения образовавшейся задолженности перед компанией передает ей по договору 50 млн. куб. метров газа. На этом действие данного договора прекращается.

... и ее сделки

Неизвестно, по какой причине стороны остановили исполнение договора N№146, но в дальнейшем были заключены два других, почти идентичных. Они представляют собой простые договоры о залоге, при котором одна сторона предоставляет заем другой под залоговое обеспечение. В случае невозврата займа или нежелания возврата его залог переходит в собственность заимодавца. Вы, наверное, догадались, что заимодавцем в данном случае выступила все та же компания Asia Inter — Trans LTD, а залогодателем, конечно же, АО “Кыргызгаз”. Залогом во всей этой операции был выставлен небезызвестный всем природный газ. Уже не узбекский, но еще не кыргызский, а уже их.

Вот теперь понятна причина остановки действия договора N№146 и заключение между сторонами нового, более застрахованного для Asia Inter — Trans LTD, договора. Просто–напросто существовала необходимость заранее застраховать законность прав на заложенный газ. Слишком большой удельный вес субъективного фактора в работе с государственным предприятием, при смене руководства которого могут начаться проблемы. Положительным моментом для этого бизнеса явилось то, что газ, выставленный в качестве залога, закачивался в подземное хранилище газа (ПХГ) “Полторацкое”. Это ПХГ находится на территории Казахстана. Ответственными хранителями, по сути гарантами возвратности для одной из сторон заложенного газа, являлись казахские компании — сначала ОАО “Алматыинтергаз”, а затем ТОО “Азия Интер Трейд”.

Таким образом, управленцем этого бизнеса от высочайших структур нашего государства было сделано все возможное для создания благоприятной среды в деятельности Asia Inter — Trans LTD на рынке взаиморасчетов по поставкам узбекского газа.

Так, в том же 2002 году между АО “Кыргызгаз” и компанией Asia Inter — Trans LTD были заключен договор займа N№162 от 29.07.2002 г. и два дополнительных соглашения к нему. По самому договору займа и дополнительному соглашению N№1 от 2.10.2002 г. компанией предоставлялся для АО “Кыргызгаз” беспроцентный заем: 50 % в СКВ и 50 % в виде поставок МТР на условиях Генерального контракта N№323–11/02. Цена же заложенного газа снова устанавливается сторонами в 42,5 дол. США за тысячу кубометров газа.

В 2003 г. по дополнительному соглашению N№2 от 2.04.2003 г. к договору займа N№162 компанией предоставлялся такой же беспроцентный, но немного с другими условиями предоставления заем: 55 % в СКВ и 45 % в виде поставок МТР на условиях теперь уже Генерального контракта N№325–11/2002 и при установленной сторонами цене заложенного газа в 42,5 дол. США за тысячу кубометров.

В том же 2003 г. снова между АО “Кыргызгаз” и компанией Asia Inter — Trans LTD заключается новый, уже второй по счету, договор залога N№11–15–06/1 от 2.07.2003 г., по которому компания предоставляет для АО “Кыргызгаз” беспроцентный заем: 55 % в СКВ и 45 % в виде поставок МТР на условиях Генерального контракта N№325–11/2002, при установленной сторонами цене на заложенный газ в 42,5 дол. США за тысячу кубометров.

Таким образом, компанией Asia Inter — Trans LTD по договорам N№146, N№162 и N№11–15–06/1 в течение 2002–2003 гг. и в начале 2004 г. был произведен расчет за поставленный природный газ от АК “Узтрансгаз” в адрес АО “Кыргызгаз” следующим образом: оплатой в СКВ — 10,4 млн. дол.; поставками МТР — 9,5 млн. дол.; на общую сумму 19,9 млн. дол.

Для справки

Кроме вышеуказанного, компанией Asia Inter — Trans LTD произведено погашение долга АО “Кыргызгаз” перед АК “Узтрансгаз” путем поставок МТР на сумму более 3,7 млн. дол. Этот долг в конечном итоге был погашен АО “Кыргызгаз” уже перед компанией частью денежными средствами, а частью взаиморасчетами с платежеспособными предприятиями Кыргызстана.


В связи с тем, что по вышеуказанным договорам, не имея никаких возможностей рассчитаться за образованный долг с компанией Asia Inter — Trans LTD, АО “Кыргызгаз” передает (по сути — продает) этой компании находящийся под залогом в ПХГ “Полторацкое” природный газ. Переданный (проданный) при таких обстоятельствах объем составил 465,1 млн. куб. метров газа на общую сумму 19,7 млн. дол.
Стоит отметить, что закладываемый газ закачивался в ПХГ “Полторацкое” по частям. И не по мере предоставляемого займа, а наперед. То есть сначала закачивался какой–то объем газа и только через некоторое время предоставлялся заем. Данная процедура проведения таких операций позволяет предположить, что компания Asia Inter— Trans LTD, при определенной договоренности с заинтересованным лицом (скорее всего, с кыргызской стороны и не имеющим на это возражений), могла спокойно продавать с прибылью этот газ в Казахстане и лишь затем на вырученные средства предоставляла заем. Эти предположения исходят из того, что в АО “Кыргызгаз” существуют акты приема–передачи, закачки и хранения природного газа на этот объем. Однако подтверждающие документы самого факта закачки газа представителями ПХГ “Полторацкое” в АО “Кыргызгаз” отсутствуют. Скорее всего, этого газа там просто нет. Несмотря на заявления премьер–министра Николая Танаева и руководства АО “Кыргызгаз”, что у нас существует резерв голубого топлива в объеме 130 млн. куб. метров по цене 42 доллара за тысячу кубометров, оплаченного валютой и МТР.

Теперь рассмотрим, что остается после этих операций для АО “Кыргызгаз”. Как уже упоминалось выше, АО “Кыргызгаз” за 2002 г. по Генеральному контракту N№323–11/02 с АК “Узтрансгаз” получило 544,9 млн. куб. метров газа, из которых 319,9 млн. куб. метров было передано компании Asia Inter — Trans LTD. То есть в республику поступило 225 млн. куб. метров газа, за которые АО “Кыргызгаз” заплатило АК “Узтрансгаз” валютой.

В том же году недостаток природного газа был восполнен путем несанкционированного отбора, иначе говоря просто воровства, у наших казахских соседей, с которыми до сих пор АО “Кыргызгаз” до конца не рассчиталось. Долг этот составляет около 10 млн. дол. США (но это отдельная большая тема).

И пошел газ налево...

За 2003 г. по Генеральному контракту N№325–11/2002 с АК “Узтрансгаз” получено 717,63 млн. куб. метров газа, из которых 145,2 млн. куб. метров газа было передано компании Asia Inter — Trans LTD. То есть в республику поступило 572,4 млн. куб. метров газа, из которых АО “Кыргызгаз” по договорам передало ОАО “Электрические станции” 190,1 млн. куб. метров. Таким образом, АО “Кыргызгаз” получило для своих потребителей 382,3 млн. куб. метров газа, которые также оплатило АК “Узтрансгаз” валютой. Выходит, что потребности АО “Кыргызгаз” в узбекском газе (не считая ОАО “Электрические станции”) все–таки не превышают ориентировочно 300–350 млн. куб. метров ежегодно, на которые, находясь в тяжелом финансовом положении, оно может наскрести на оплату валютой. Это видно по результатам деятельности за 2002–2003 гг.
Тогда напрашивается вопрос: зачем АО “Кыргызгаз” сверхпотребные объемы природного газа? Это при тяжелом–то, можно сказать, кризисном финансовом положении? О чем неустанно пытаются донести его руководители до нас, до народа, до руководства страны, до Жогорку Кенеша. Ведь невозможно съесть больше, чем ты можешь, если при этом еще и тяжело болен. Ответ на этот вопрос очень прост. Все эти операции с залогами осуществлены как раз для вполне законного приобретения этого сверхобъема газа. И этот сверхнормативный объем, скорее всего, заранее был заложен АО “Кыргызгаз” при заключении Генерального контракта на поставку природного газа с АК “Узтрансгаз”.

Вопросы поставок природного газа, его цены, а также условия этих поставок решаются на самом высоком уровне. АО “Кыргызгаз” и АК “Узтрансгаз” являются лишь хозяйствующими субъектами — исполнителями политической воли руководителей государств. Газ — это политика. Это — рычаг в политике. И чем больше долг за него, тем сильнее давление этого рычага. Особенно для нашей республики. Газ — это, прежде всего, социальная политика государства. Тем более сейчас, на пороге предвыборного года. Поэтому и цена на газ, и условия взаиморасчетов по нему определяются и принимаются с точки зрения государственных интересов обоих государств. Нет необходимости долго объяснять, что на условиях Генерального контракта между АО “Кыргызгаз” и АК “Узтрансгаз” природный газ из Узбекистана не сможет получить ни одна частная компания.

Однако в случае с компанией Asia Inter — Trans LTD получается, что она путем некоторых вышеупомянутых операций спокойно приобретает природный газ из тех самых сверхобъемов, заложенных АО “Кыргызгаз” в Генеральный контракт. Далее перепродает газ и, вероятнее всего, получает прибыль. Расчет за полученный газ (тот самый заем) происходит также на условиях Генерального контракта. Кроме того, при расчете путем поставок МТР компания получает прибыль до 30 %. Конечно, никто не против того, что какая–то компания получает прибыль. Но за счет чего? В данном случае — за счет АО “Кыргызгаз”, которое ничего с этого не имеет. Или кто–то не хочет, чтобы оно что–то имело.

... а мы остались с носом

На сегодняшний день долг АО “Кыргызгаз” перед АК “Узтрансгаз” превышает 10 млн. дол. США. В свою очередь, ОАО “Электрические станции” должно АО “Кыргызгаз” более 9 млн. дол. Не погашая свои долги, наши энергетики очень сильно подставляют наших газовиков перед узбеками. Из–за долга АК “Узтрансгаз” отказывается заключать Генеральный контракт с АО “Кыргызгаз” на 2004 г. Подставив газовиков, энергетики решили получить полное право поставки газа. В первом квартале этого года газ из Узбекистана поступал в республику по договору между АК “Узтрансгаз” и ОАО “Электрические станции”. Условия этого договора: 100-процентная оплата в СКВ. Факт ужесточения позиций уже налицо. Думается, что так называемые ставленники потеряли свои позиции и доверие в этом вопросе перед узбекскими соседями. Но и по вышеупомянутому договору ОАО “Электрические станции” имеет большую задолженность. В связи с чем и ему прекратили подачу газа. Не потянули энергетики тяжелую ношу — тянуть и газ, и электроэнергию.

Выходит, что тот, кто отвечает за надлежащее осуществление поставок природного газа в республику, тот и лоббирует интересы компании Asia lnter — Trans LTD. Интересы же АО “Кыргызгаз”, а вместе с ним и интересы государства, по всей видимости, никого не интересуют. Ни того, кто ставит, ни того, кто отвечает.
Ведь изначально идея стратегического запаса природного газа в ПХГ “Полторацкое” выглядела правильной, что давало возможность АО “Кыргызгаз” обеспечить природным газом потребителей Кыргызстана в отопительный сезон 2002–2003 гг. И одобрение на закачку туда газа было получено свыше. В соответствии с поручением премьер–министра Н. Танаева N№15–42/231 от 9.07.2002 г. Ответственность за надлежащее исполнение указанных договоров, согласно визе премьера от 9.07.2002 г., была возложена на председателя правления “Кыргызгаз” А. Сыдыкова. Что он с легкостью и сделал, отдав весь объем газа, закачанного на хранение в ПХГ “Полторацкое”, компании Asia Inter — Trans LTD.

Вот и получается, что, прикрывшись интересами потребителей газа, было обеспечено идеологическое обоснование залоговой операции, а прикрывшись поручением премьер–министра, было обеспечено ее техническое исполнение. Так выглядела подготовка к отопительному осенне–зимнему периоду 2002–2003 гг. Дальше – больше. Набравшись смелости, исполнители залоговой операции проделали то же самое при подготовке к отопительному осенне–зимнему периоду 2003–2004 гг., но уже без какого–либо прикрытия.
Так что же это за компания Asia Inter — Trans LTD, на которую работает вся исполнительная власть нашей республики? Вернее сказать, кто же заставил работать главную отрасль страны не на интересы этой самой страны?

Вывод из всего вышесказанного можно сделать следующий. В угоду одной компании задействован весь государственно-административный ресурс. Причем на самом высоком уровне исполнительной власти. Эта компания получила все права по использованию государственных привилегий в своих интересах. За период 2002–2003 гг. она приобрела, используя возможности целого государства, 465,1 млн. куб. метров природного газа за счет тех льгот, которые были предоставлены Узбекистаном нашему государству. Это почти полуторагодовой объем поступления природного газа по генеральным контрактам в республику.
АО “Кыргызгаз” при этом сделали посредником без посреднических. Осуществи все эти операции само АО “Кыргызгаз”, то у него в настоящее время не было бы никаких проблем. Только на одних поставках МТР АО “Кыргызгаз” ежегодно могло получать большую прибыль, которая уже ушла из страны. Все происходящее называется одним словом — КОРРУПЦИЯ.

Таким вот образом исполняется добросовестное управление, инициированное главой нашего государства.

Это касается поставок природного газа в республику. Теперь давайте посмотрим, что делается в энергетическом секторе, за которую ответствен тот же самый ставленник Айдар Калиев.

Гордиев узел

Вопросы энергетического комплекса страны намного сложнее. Так как это связано с водно–энергетическим регулированием всего Центральноазиатского региона. В одно целое здесь сведены интересы нашей страны, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана и России. Все крутится вокруг связанных между собой взаимопоставок электроэнергии, воды, газа, угля, мазута. У каждой стороны есть сильные и слабые позиции. И насколько емко будут учтены интересы нашего государства, не в малой степени зависит от субъективного фактора. То есть от того, кому доверили отстаивать эти интересы. В этой связи любопытно проанализировать ту операционную часть механизма, который был налажен кыргызскими энергетиками за последние два года, касающегося экспортных поставок электроэнергии с точки зрения государственных интересов.

Для справки

Экспортируемую электроэнергию можно разделить на два вида. Ту, которая поставляется по отдельным межправительственным соглашениям с Казахстаном и Узбекистаном в вегетационный период, и ту, что поставляется по коммерческим договорам. По межправительственным соглашениям с Казахстаном и Узбекистаном электроэнергия должна поставляться по цене 1 цент США за кВтч на границе раздела энергосистем Кыргызстана с этими странами. С Казахстана в обмен должны получать на границе уголь по цене 19,5 дол. США за тонну. С Узбекистана в обмен должны получить газ и возвратом часть электроэнергии. Коммерческие поставки осуществляются в Казахстан и Россию по рыночным ценам.


Много шума из ничего

осуществлялся на коммерческой основе по цене 0,57 цента США за кВт·ч на границе раздела энергосистем Кыргызстана и Казахстана. Российская сторона производила расчет за эту поставку на условиях: 30 % — оплата денежными средствами, 70 % — оплата в виде поставок МТР.
Вышеуказанные условия контракта на поставку кыргызской электроэнергии в Россию были невыгодны для кыргызской стороны по следующим причинам: во–первых, рыночная цена во время этой поставки составляла 0,7 цента США за кВт·ч на границе раздела энергосистем Кыргызстана и Казахстана; во–вторых, в тот период времени были предложения от ряда компаний поставлять электроэнергию в Российскую Федерацию по более высокой цене — 0,7 цента США за кВт·ч на границе раздела энергосистем Кыргызстана и Казахстана с оплатой в 100 % денежными средствами или поставками угля; в третьих, произошел большой сброс воды на Токтогульском водохранилище, что привело к подтоплению вниз по течению, на территории Казахстана, и вызвало обострение отношений с соседями. В тот раз стороны смогли договориться, пойдя друг другу на уступки. Казахская сторона закрыла просчеты кыргызской стороны по подготовке к отопительному сезону, предоставив в долг уголь и мазут для ТЭЦ г. Бишкек. В другой раз могут и не договориться.

В 2004 году экспорт электроэнергии в Россию осуществляется также на коммерческой основе по цене 0,6 цента США за кВт·ч на границе раздела энергосистем Кыргызстана и Казахстана. Оплата идет на условиях: 40 % — денежными средствами, 60 % — векселями. Операция проводится через ТОО “Казэнергоресурсы”, фактическими владельцами которой являются российские представители.

Эти условия контракта на поставку кыргызской электроэнергии в Россию невыгодны для кыргызской стороны по следующим причинам: во–первых, рыночная цена во время этой поставки составляет 0,7 цента США за кВт·ч на границе раздела энергосистем Кыргызстана и Казахстана; во-вторых, ОАО “Электрические станции” подписало с ТОО “Казэнергоресурсы” договор на поставку последним 200 тыс. т. угля по цене 19,5 долл. США на ст. Луговая. Расчет за уголь предусматривается теми же векселями, которыми ТОО “Казэнергоресурсы” рассчиталось с ОАО “Электрические станции” за поставляемую электроэнергию в Россию.

Таким образом, получается, что ОАО “Электрические станции” реализует электроэнергию в Россию ниже рыночной цены, за 0,6 цента США за кВт·ч, а взамен приобретает уголь по 19,5 дол. США за тонну — по цене межправительственного соглашения. А ведь ОАО “Электрические станции” могло и само продать свою электроэнергию на коммерческой основе по цене 0,7 цента США за кВт·ч на границе раздела энергосистем. Причем на условии 100 % оплаты денежными средствами, на которые может купить необходимое количество того же угля по более низкой цене. Предложения других компаний по такой процедуре почему-то отвергаются; в–третьих, эту поставку кыргызской электроэнергии в Россию, как и любую другую коммерческую, необходимо осуществлять после подписания межправительственного соглашения с Узбекистаном. Так как вода, высвобожденная на электроэнергию в Россию, автоматически (бесплатно) идет в Узбекистан. Узбекская сторона, пользуясь этим, затягивает подписание межправительственного соглашения. При этом экспорт кыргызской электроэнергии в Узбекистан уменьшается с 1,1 млрд. кВт·ч до 300–400 млн. кВт·ч. Это приводит к снижению поставок природного газа из Узбекистана. Последнее приводит к выборке природного газа ОАО “Электрические станции” из активов АО “Кыргызгаз”. Также это приводит к снижению выработки тепла и электроэнергии на ТЭЦ г. Бишкек, что ведет к так называемым “веерным” отключениям электроэнергии и раннему выходу из отопительного сезона.

Поставку электроэнергии в Российскую Федерацию помпезно преподнесли нам как огромный прорыв в области экспортных возможностей Кыргызстана. Но какой ценой это достигается? Подсчитать несложно.

Та же самая схема

Теперь, что касается экспорта электроэнергии в Казахстан. ОАО “Электрические станции” заключило договоры на экспорт электроэнергии в Казахстан взамен на встречные поставки угля с ОсОО “Абигаль” и ОсОО “Активэнерго”. Эти компании получают электроэнергию во время вегетационного периода по цене 0,7 цента США за кВт. ч на границе раздела энергосистем Кыргызстана и Казахстана, а уголь, в общем объеме 205 тыс. тонн, поставляют по цене 19,5 дол. США за тонну. Тогда как цена на кыргызскую электроэнергию в период разрыва линии электропередачи (ВЛ–530) между севером и югом Казахстана должна быть 1 цент США за кВт·ч. В период с 15 июля по 15 августа ОАО “КЕГОК” выводит на ремонтные работы ВЛ–530 и юг Казахстана становится зависимым от кыргызской электроэнергии. Конечно же, ОАО “Электрические станции” необходимо снижать коммерческую цену на электроэнергию до 0,7 цента США за кВт·ч, но никак не до 0,6 цента США, как в случае с ТОО “Казэнергоресурсы”. Такое снижение возможно во время работы ВЛ–530, соединяющей север Казахстана с югом, когда цена на кыргызскую электроэнергию в 1 цент США за кВт·ч неконкурентоспособна на рынке юга Казахстана.

Интересно, кто же опять стоит за всеми этими компаниями? Происходит то же самое, что и с ситуацией вокруг поставок узбекского природного газа в республику. Разница лишь в том, что теперь вопрос крутится не вокруг газа, а вокруг электроэнергии.

Снижение цены на кыргызскую электроэнергию на 30–40 % во время исполнения межправительственного соглашения с Казахстаном может привести к тому, что Узбекистан тоже потребует снижения цены на кыргызскую электроэнергию во время вегетации на 30–40 %, что еще больше снизит объем поставок природного газа из Узбекистана.

И еще один очень важный момент. ОАО “Электрические станции” подписало в ущерб кыргызской стороне договор с ОАО “КЕГОК” на 1,5 млн. дол. США ежегодных выплат. Этот договор предусматривает плату за транзит кыргызской же электроэнергии в Кыргызстан по сетям ОАО ”КЕГОК” через энергетическое кольцо Центральной Азии. Хотя по методике объединенной энергосистемы Центральной Азии (ОЭС ЦА) этот транзит не должен оплачиваться. Теперь остается только ждать, когда еще и Узбекистан заставит кыргызских энергетиков производить несуществующие выплаты.

Отношения же с узбекскими энергетиками вообще строятся на уровне претензий. ОАО “Электрические станции” до сих пор не может определить, сколько ему должны узбекские энергетики. Предъявляется к оплате сумма более чем 2 млн. дол. США, а признается только 1,7 млн. дол. Видать, чувствуется слабость наших.

Сила коррупции в слабости государства

Вообще энергетики стран Центральной Азии очень чутко реагируют на изменения конъюнктуры рынка в регионе. Ведь весь процесс работы энергосистемы ЦА взаимосвязан. И каждая сторона отстаивает свои интересы. Стоит только одной из сторон в каком–то моменте дать слабину, как тут же со всех других сторон начинается давление. Почти как в принципе сообщающихся сосудов. В таких моментах и проявляется роль субъективного фактора.

Руководство ОАО “Электрические станции” шаг за шагом сдает свои позиции. Как не назвать все происходящее за последние два года слабостью? Даже сокрытие от общественности очень низкой цены на экспортируемую электроэнергию под видом конфиденциальности — это тоже признак слабости. Скрывают наше же от нас. Другие давно об этом знают. Конечно, эта слабость — с позиции государственных интересов. А если посмотреть на все это с позиции личных интересов кое–кого — тогда это сила. Сила в использовании государства в личных интересах. Это когда личное ставится выше общественного.
Как говорил наш современник филантроп Джордж Сорос, в Кыргызстане налицо кризис управления. Хотя его слова нашим не указ, но он, без сомнения, разбирается в искусстве управления. И в действительности он прав. С такими управленческими кадрами, которые руководят стратегическими предприятиями, экономика страны далеко не уедет. Создается впечатление, что и так тонущий корабль давно начали разбирать прямо на плаву. И команда корабля просто делает вид, что слушает и исполняет приказы капитана.
А ведь управляющих такими значимыми для государственных интересов предприятиями рекомендуют на самом высоком уровне. Выше некуда.

Теперь нетрудно подсчитать, сколько недополучает прибыли государство от временных дельцов во внешнем энергетическом и газовом секторе отрасли. По самым скромным подсчетам, около 15 млн. дол. США ежегодно. Думается, что во внутреннем секторе творится то же самое. Ведь в конечно счете вопрос не в том, КТО ЧТО поимел? А в том, КТО КОГО? А каким образом, не суть важно. Определенно, что под эти отрасли заложили бомбу с часовым механизмом. Когда произойдет детонация, никто не знает, можно только догадываться. Догадываются, что скоро.

Каждый народ славен и силен своими сыновьями, находящимися на виду у всех. В этих отраслях тоже сыны своего народа. Но славу ли и силу ли они приносят ему?
Сейчас во всем мире идет борьба с международным терроризмом, направленным против всего человечества. Но не менее опасен экономический терроризм. Он уже действует против экономики, против основы жизнедеятельности государства. Как после всего, что происходит в жизненно важных отраслях республики, не назвать это экономическим терроризмом?
http://www.msn.kg/page.shtml?option=item&year=4&mon=8&id=7563

Геннадий КУЗЬМИН
Моя столица
04 Aug 2004

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom