Кто лучше защитит таджикскую границу?

Как сообщил «Немецкой волне» председатель Комитета по охране госграницы Таджикистана Абдурахмон Азимов, поэтапная передача отдельных участков границы под охрану таджикских пограничников начнется сразу после подписания президентами России и Таджикистана 4-х документов, работу над которыми обе стороны уже почти завершили. Ожидается, что встреча Путина и Рахмонова состоится в самое ближайшее время. Процесс «смены власти» на границе будет происходить неспешно и продлится минимум 2 года. По словам Азимова, до конца нынешнего года таджикским пограничникам будет передан памирский отрезок, находящийся в зоне ответственности Ишкашимского, Хорогского и Калай-Хумбского погранотрядов. В 2005-ом году настанет черёд Московского, а в 2006-ом – Пянджского погранотрядов. Тему продолжает наша корреспондентка в Душанбе Нигора Бухари-заде:

Постепенная передача охраны госграницы Таджикистана погранвойскам самой республики была предусмотрена ещё подписанным в мае 1993 года двустороннем соглашении, определившем статус пребывания российских погранвойск в республике. Это соглашение в полной мере действует и поныне. А передача началась ещё осенью 1998 года, когда под охрану таджикистанских пограничников перешёл 70-километровый участок в зоне ответственности Калай-Хумбского погранотряда. Сейчас, по данным Погрануправления ФСБ России в Таджикистане, находящиеся в республике российские погранвойска более чем на 80 процентов укомплектованы гражданами Таджикистана, в том числе солдатами, призванными на срочную службу. Российские военнослужащие, в основном, занимают офицерские должности.

Предполагается, что после их вывода в республике останется оперативная группа или, так называемый, аппарат военных советников численностью около 200-сот человек. Но всё это только техническая сторона вопроса. Суть же его заключается в том, смогут ли таджикские пограничники обеспечить надежную охрану границы, заслон наркотрафику и прочим угрозам, исходящим с территории соседнего Афганистана? Различные мнения по этому поводу сходятся в одном: таджикским пограничникам, по крайней мере, на первых порах придётся весьма нелегко. Аналитики не исключают, что с поэтапной передачей участков таджикско-афганской границы поток наркотиков из Афганистана увеличится. Вполне вероятно, что наркодельцы попытаются испытать на прочность новых стражей границы. В то же время международное сообщество с пониманием относится к желанию суверенной страны самостоятельно контролировать свои рубежи и обещает в этом ей всячески содействовать. В частности, посетивший в четверг Таджикистан Главнокомандующий Центрального командования Вооружённых Сил США Джон Абизайд после встречи с президентом Рахмоновым по этому поводу заявил:

- Таджикистан и Россия достигли договоренности о поэтапном выводе российских погранвойск. Думаю, что у таджикского правительства имеется план по усилению охраны таджикско-афганской границы. И все мы - и США, и Россия – при поддержке международного сообщества будем помогать таджикским погранвойскам укреплять свои силы, с тем чтобы не допустить увеличения наркопотока в другие страны.

Тем временем, Таджикистан действительно стремится укрепить мощь своих погранвойск. Их численность уже увеличена на 2 тысячи человек и, по некоторым данным, количественное пополнение будет продолжаться. Что касается качественной стороны, то здесь есть над чем задуматься. Сейчас солдат-срочник, служащий в российских погранвойсках, ежемесячно получает около 50-ти долларов – сумму, по таджикским меркам, довольно приличную. Тот же самый срочник, но из таджикских погранвойск, не получает даже одного доллара в месяц. А офицерская зарплата составляет от 15 до 30 долларов. Не исключено, что найдутся желающие заплатить за прозрачность госграницы несравненно больше.

Мы связались с Уве Хальбахом - немецким экспертом по Центральной Азии из берлинского Фонда науки и политики.

- Насколько оправданы опасения относительно возможностей таджикских пограничников самостоятельно обеспечивать безопасность своих рубежей? Особенно если учесть, что в этом году в Афганистане снова ожидается рекордный урожай опия-сырца?

- Опасения уже были высказаны. И не только со стороны России, но и со стороны стран Западной Европы. Их суть такова: Российские войска, многие годы защищавшие границу, будут заменены таджикскими – менее подготовленными, хуже вооруженными и непривычными к этой работе. А ведь речь идет не о какой-то там границе, а о границе с Афганистаном – крупнейшим поставщиком наркотиков в страны СНГ. И именно через Таджикистан идет основной поток афганских наркотиков. Раньше часто высказывалось предположение, что российские пограничники вовлечены в наркобизнес. Однако, сегодня ни у кого нет уверенности, что приход на границу таджикских военных приведет к сокращению наркопотока. Скорее наоборот.

- В немецких информационных агентствах появились сообщения о постоянном росте в Германии потребления «легких» наркотиков среди молодежи. Причем, сегодня средний возраст немецкого подростка, курящего марихуану, - 16 с половиной лет. И ведь часть наркотиков поступает именно из Центральной Азии. Намерена ли Европа предпринимать какие-то шаги в этой связи и поддерживать Таджикистан в борьбе с наркотрафиком?

В Европе со временем поняли, какую опасность представляет собой наркотрафик, идущий из Центральной Азии. Если не для западноевропейских стран, то уж точно для их соседей в СНГ и Восточной Европе. Масштабы угрозы стали ясны, когда в Афганистане в последнее время увеличилось производство наркотиков. В этой связи Таджикистан и граничащие с ним страны – регион критический. Европейские страны, в том числе и Германия, уже поддерживают Таджикистан в борьбе с наркотрафиком и намерены впредь делать это еще более активно. Речь идет и о разработке специальных программ по охране границ, и о семинарах повышения квалификации пограничников. Но, к сожалению, нужно признать, что несмотря на все принимаемые меры поток наркотиков продолжает увеличиваться.

-О чем свидетельствует тот факт, что американский генерал, глава Центрального командования США предлагает поддержку Таджикистану в охране границ? Идет ли в данном случае речь о конфликте интересов Соединенных Штатов и России в центрально-азиатском регионе, о котором так часто спорят аналитики и журналисты?

- Серьезные проблемы в области обеспечения безопасности должны как-то решаться. И здесь, я думаю, речь не идет о конфликте интересов двух крупных игроков: России и США. Мол, Россия уйдет, американцы придут. Нет. Политика безопасности в странах Центральной Азии последнее время изменилась, стала многовекторной. Нет больше ориентированности на кого-то одного. Таджикистан долгое время в военном отношении полностью зависел от России. Теперь он постепенно освобождается от этой зависимости. Однако, в регионе наблюдается и другая интересная тенденция. Так, страны, считавшиеся стратегическими партнерами Соединенных Штатов (например, Узбекистан) наоборот, скажем так, возвращаются к России. Потому что со стороны Запада на них идет давление, в связи со систематическими нарушениями прав человека в этих странах.

-Вы говорите, на другие государства, помимо Таджикистана, оказывается давление в связи с нарушениями прав человека. А что, в Таджикистане права человека всегда соблюдаются?

- Не стоит ставить странам Центральной Азии слишком высокую планку в том, что касается демократизации. Действительно демократического развития там пока нет, в западном понимании. Но у Таджикистана по сравнению с другими государствами региона сложился несколько иной имидж. Ведь это страна, которая смогла путем заключения сложных компромиссов прекратить тяжелейшую гражданскую войну и в какой-то степени преодолеть ее последствия. Но, конечно, пока еще это не совсем стабильная страна, и Таджикистану в обеспечении безопасности необходимо оказывать поддержку.

Это было мнение Уве Хальбаха – эксперта берлинского Фонда науки и политики.
http://www.dw-world.de/russian/0,3367,7869_A_1280645_1_A,00.html

Юрий Земмель, Нигора Бухари-заде, Дарья Брянцева
Немецкая волна
30 Jul 2004

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom