Руководство ЕБРР выразило беспокойство политикой,

Руководство ЕБРР выразило беспокойство политикой, проводимой официальным Ашхабадом. В заявлении, распространенном банком, перечислен ряд реформ, необходимых Туркмении. В частности, один из крупнейших в мире инвестиционных институтов отмечает необходимость регистрации независимых политических партий, усиление роли законодательной и судебной ветвей власти, проведение свободных выборов, отмену цензуры в СМИ и улучшения в сфере соблюдения прав человека.

ЕБРР заявляет, что если официальный Ашхабад не проведет ключевых демократических реформ, в том числе и по созданию рыночной экономики, то банк сосредоточит свою деятельность в Туркмении лишь на поддержке частного малого и среднего бизнеса. Да и то при условии, что инвестиции, предложенные банком, не окажутся под фактическим контролем государства.

Жесткое заявление ЕБРР последовало после 12 лет работы банка в республике. Как говорит в интервью «НВ» бывший вице-премьер Туркменистана, бывший глава Центробанка республики Худайберды Оразов, начало сотрудничества ЕБРР с Туркменией сулило иные перспективы:

ХО: Я с 92-го по 2000 год был управляющим от Туркмении в ЕБРР, и вынужден признать, что с момента вступления Туркмении в члены ЕБРР руководство банка прилагало максимум усилий для сотрудничества с республикой и проявляло готовность к финансированию проектов в различных отраслях народного хозяйства. Первые годы С.Ниязов соглашался с необходимостью реформ и сотрудничества с международными институтам, в том числе ЕБРР. Однако по мере укрепления режима его личной власти С.Ниязов стал в таком сотрудничестве видеть угрозу своим средневековым методам управления. Возьмем хотя бы ту сферу, которая излагается в заявлении ЕБРР, то есть финансирование частного сектора и малого бизнеса. Так, в 96 году ЕБРР заключил с нами соглашение и выделил 25 миллионов долларов на кредитование этой сферы. Однако воспользоваться этими средствами представители частного сектора так и не смогли. С.Ниязов захотел лично контролировать фамилии лиц, которые могли бы получить кредиты под свои проекты. Но даже после представления этих списков он не давал возможности финансировать.

Когда состоялся с ним разговор на эту тему, он категорически дал запрет без его ведома делать это. Чтобы неблагонадежные не получили. И потребовал списки. Когда ему списки стали представлять, он по году стал их рассматривать. И мы не могли кредитовать хорошие, эффективные проекты, которые были представлены. На этом этапе идея была заморожена, а в начале кредитование отдельных проектов было.

Смогли ли встать на ноги благодаря кредитам ЕБРР хотя бы какие-то частные предприятия? И какова их судьба?

ХО: Была небольшая птицеферма под Ашхабадом, была животноводческая ферма в Ташаузской области. Было небольшое частное предприятие в Чарджоуской области, были профинансированы несколько предприятий в самом Ашхабаде, в частности, предприятие по производству хлебо-булочных изделий. Пока Ниязов не почувствовал угрозу в том, что открылось независимое финансирование в частном секторе Туркмении. Некоторые из этих предприятий остались, поскольку уже оборудование было закуплено, кредиты получены, но остальные предприятия, которые представили свои проекты и хотели получить кредиты – были там очень хорошие проекты – они кредиты получить не смогли.

Насколько реалистичным выглядит обращение ЕБРР к руководству Туркмении о проведении демократических и рыночных реформ?

ХО: О каких демократических реформах можно говорить в сегодняшней Туркмении, когда сейчас отсутствует какая-либо логически объяснимая экономическая политика! В свое время было много сказано о строительстве в Туркмении гостиниц, 80% которых пустуют. А три дня назад открылся новый отель за 55 миллионов долларов. Пять лет назад был приобретен самолет за 85 миллионов долларов, а в этом году он купил второй самолет за 130 миллионов долларов. Хотя, как известно, за пределы страны он давно не летает. И все это на фоне ежегодного финансирования социальной сферы. Поэтому решение ЕБРР в каком-то смысле «перезрело» - ниязовское управление во многом является следствием терпимости международных организаций, в том числе и ЕБРР.

Таково мнение бывшего вице-премьера Туркмении Худайберды Оразова, который сейчас проживает в Европе и возглавляет оппозиционное движение «Ватан». Что же касается инвестиций ЕБРР в туркменскую экономику, то, согласно сообщениям СМИ, в целом они оцениваются в 130 миллионов евро. В прошлом году банк выделил республике 500 тысяч евро, а в нынешнем году вложение средств в экономику страны вообще не предусмотрено.
http://www.dw-world.de/russian/0,3367,7869_A_1273274_1_A,00.html

В. Волков
Немецкая волна
23 Jul 2004

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom