Черный характер нефти

Импортеры смирились с мыслью, что эпоха дешевой нефти закончилась. Дефицита сырья в мире пока не наблюдается, а топливо стремительно дорожает. Главными игроками на рынке становятся уже не только добывающие компании, но и "нефтяные террористы", ставящие под сомнение стабильность поставок нефти. И хотя мир воюет из-за нефти уже второе столетие, политики упорно отказываются учиться на чужих ошибках.

Июньское решение ОПЕК о рекордном за последние 6 лет увеличении добычи нефти (в общей сложности на 2,5 млн. баррелей в день) было воспринято как необходимое для стабилизации рынков событие. Истерию на фьючерсных рынках "черного золота" удалось ненадолго погасить, цены слегка снизились. Однако уже две недели спустя президент ОПЕК Пурномо Юсгианторо заявил о неизбежности нового витка роста цен, который связан с геополитической напряженностью в мире. "Я думаю, что цены на нефть опять подрастут... Это из-за политических событий", - считает Юсгианторо.

Правда, статистика говорит о том, что никакого дефицита нефти на мировом рынке нет. Согласно последнему, майскому исследованию Международного энергетического агентства, уровень добычи нефти превышает спрос почти на 1 млн. баррелей в день. Так что причины истерии, царившей в последние месяцы на мировом рынке нефти, следует искать в политических процессах и ожиданиях, которые влияют на мировой рынок нефти.

Нефть уже второе столетие подряд является стратегическим товаром, с которым связано развитие всей нашей цивилизации. Неудивительно, что даже незначительное по мировым масштабам событие, вроде забастовки рабочих в Нигерии, способно дестабилизировать обстановку на рынке энергоресурсов. Что уж говорить о войне в Ираке и всплеске активности террористических организаций, во многом вызванных политикой США в районе Персидского залива.

Весь прошлый век мир или воевал из-за нефти, или использовал ресурсы "черного золота" в качестве инструмента для отстаивания своих интересов. То же самое происходит и в начале XXI века.

Товар стратегического назначения

Любопытно, но дорогу нефти к господству в мировой экономике проложили те же Соединенные Штаты Америки. Стремительный рост населения США в середине XIX века и экономическое развитие вызвали потребность в искусственном освещении. Требовался недорогой и доступный ресурс, которым и стала нефть. Из нее стали изготавливать керосин, использовавшийся в осветительных лампах. Бурить нефтяные скважины первыми также стали американцы.

Благодаря Генри Форду, поставившему на поток производство автомобилей, на рынке топлива произошла революция. Если раньше бензин считался побочным продуктом нефтепереработки, то с этого момента он стал едва ли не основным продуктом, получаемым в результате нефтеперегонки. Следом активно начал развиваться рынок мазута для котельных на промышленных предприятиях и кораблях.

В 1911 году произошло важнейшее событие, сделавшее нефть товаром стратегического назначения. Первый лорд Адмиралтейства Великобритании сэр Уинстон Черчилль перевел английский флот с угля на мазут. С одной стороны, это позволило увеличить скорость и маневренность судов, но с другой – поставило Великобританию в зависимость от импорта нефти. Обладание нефтью стало синонимом могущества и господства. А нефтяные регионы мира превратились в зоны жизненно важных интересов мировых держав.

Бронированный экипаж

Нефть и двигатель внутреннего сгорания изменили сам характер военных действий. До Первой мировой войны успех зависел от выносливости людей и животных, а также от развитости железных дорог. Однако технический прогресс показал превосходство техники над живой силой. Появились самолеты, танки и автомобили, которые при соответствующем вооружении и бронировании подавляли привычно выстроенную оборону.

Конечно, Первая мировая война была, скорее, позиционной. Понятие мобильности тогда только входило в терминологию военных стратегов. Танков и самолетов было еще слишком мало, чтобы значительно изменить ход военных операций. Однако были и на той войне эпизоды, которые доказали преимущество мобильности войсковых соединений. Так, в сентябре 1914 года ситуация на германо-французском фронте сложилось таким образом, что создалась реальная угроза падения Парижа. Командующий обороной французской столицы Жозеф Гальени задействовал все парижские такси для переброски солдат на фронт. Рим спасли гуси, а Париж - такси, то есть автомобили, передвигающиеся за счет двигателя внутреннего сгорания, работающего на продуктах переработки нефти. Неслучайно на годы Первой мировой войны приходится и появление идеи «бронированных экипажей» - танков.

По разным оценкам, в Первой мировой войне погибло около 13 млн. человек. Конечно, нельзя подсчитать, сколько из них погибло из-за нефти. Известно, например, что часть потерь британской армии приходится на операции по защите персидских месторождений от войск Османской империи – союзницы Германии. Определенную роль сыграли и румынские месторождения нефти. В определенной степени потеря Германией доступа к этим месторождениям стала причиной ее поражения в Первой мировой войне. Впрочем, черный характер нефти проявился еще и в другом. Во время Первой мировой именно нефть заменила уголь в технологическом процессе изготовления тринитротолуола. Проще говоря, взрывчатки.

Война моторов

Появление понятия мобильности привело к пересмотру принципов ведения войны. В апреле 1922 года никому не известный командир 3-й роты 10-го егерского батальона Гейнц Гудериан был переведен в отдел автомобильных войск рейхсвера, а уже в 1934-м он назначен начальником штаба бронетанковых войск Германии. Именно Гудериан предлагает сделать танк главной ударной силой – это стало настоящей революцией в военном деле. Германия начинает формировать танковые дивизии. Буквально через несколько лет они за считанные месяцы, как на учениях, завоют всю Европу. Остановить их удастся только под Москвой зимой 1941 года.

Вторая мировая война стала войной моторов. Нефть – уже жизненно важный стратегический ресурс. Оборона Сталинграда позволила сорвать планы немцев по прорыву к Волге - главной транспортной артерии, по которой бакинская нефть доставлялась в Центральную Россию. В том же 1942 году Германия планировала нанести удар по Баку. Группа армий «А», усиленная дивизией СС «Викинг» и горными егерями дивизии «Эдельвейс», под командованием генерал-полковника Клейста, обещавшего Гитлеру еще до наступления зимы выпить бокал шаманского за здоровье фюрера в Баку, вела бои в излучине реки Терек и штурмовала перевалы Главного Кавказского хребта. Немецкий прорыв на Каспий удалось остановить в ущелье под названием Эльхотовские ворота. В этом бою было уничтожено до 300 танков противника.

Ожесточенные бои за контроль над сырьевыми ресурсами в 1942 году развернулись и на других театрах боевых действий. 9 сентября произошло сражение при Эль-Аламейне, в результате которого британцам удалось нанести поражение войскам Роммеля и сохранить контроль над Северной Африкой и Суэцким каналом, что позволило обеспечить бесперебойные поставки нефти "Англо-иранской компании" и лишило немцев перспективы захвата месторождений Персидского залива. Роммель впоследствии писал: «В условиях мобильной войны ни оружие, ни боеприпасы не имеют большей ценности до тех пор, пока нет транспортных средств с достаточным количеством бензина для двигателей».

Важнейшее значение в победе над Японией американские историки отводят эмбарго на поставку нефти, которое Стране восходящего солнца в 1941-м было объявлено США, Великобританией и Нидерландами.

Арабское "черное золото"

С окончанием войны значение нефти в мире ничуть не снижается. Первый нефтяной кризис послевоенного времени пришелся на 1951 год. Его причиной стали события в Иране, в ходе которых взявший после смещения шаха всю власть в свои руки премьер-министр этой страны Мосаддык национализировал «Англо-иранскую компанию». Британия запретила владельцам танкеров вывозить из Ирана «краденую» нефть, в результате чего предложение «черного золота» сократилось, рынки начало лихорадить и цены неудержимо поползли вверх.

В 1954 году к власти в Египте пришел полковник Гамаль Абдель Насер. В августе 1956 года он национализирует Суэцкий канал, по которому в страны Европы доставлялась нефть из региона Персидского залива. А 24 октября 1956 высшие дипломатические сотрудники и военачальники Великобритании и Франции тайно встретились под Парижем с делегацией Израиля, в которую входили Давид Бен-Гурион, Моше Даян и Шимон Перес. На встрече была достигнута договоренность: Израиль наносит удар по Синайскому полуострову, а Британия и Франция выдвигают ультиматум, требуя защиты канала. К 5 ноября 1956 года Израиль установил контроль над Синаем и сектором Газа. В этот же день британские и французские войска начали бомбить Суэц.

В итоге транспортировка нефти по Суэцу была прервана. Остановились поставки и по ближневосточным трубопроводам. К тому же Саудовская Аравия объявила эмбарго на поставки нефти в Англию и Францию. Положение спасли Соединенные Штаты, которые обеспечили эти страны топливом за счет своих запасов. Движение по Суэцкому каналу возобновилось только к апрелю 1957 году. После этого кризиса ведущие мировые нефтяные компании стали больше инвестировать в строительство трубопроводов и создание танкерного флота.

5 июня 1956 года начался третий масштабный арабо-израильский конфликт, вошедший в историю под названием "Шестидневная война". Уже на следующий день после ее начала арабские министры нефти официально призвали к эмбарго против стран, дружественных Израилю. Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Ливия и Алжир прекратили поставки в США, Великобританию и частично в ФРГ. Однако эмбарго провалилось - нефть все равно попадала на рынки США и Великобритании через третьи страны, но экспортеры при этом потеряли значительную долю своей выручки. После этих событий Америка извлекла уроки: она начала проводить политику диверсификации источников поставок нефти и создания собственного мощного танкерного флота.

Плата за роскошь

Однако самый значительный нефтяной кризис приходится на 1973 год. Все началось с очередного арабо-израильского конфликта. Лидер Египта Анвар Садат неожиданно напал на Израиль в дни празднования еврейского праздника Йом-Киппур. Следом Америка официально объявила о военной и финансовой помощи Израилю в размере 2,2 млрд. долларов. Арабские страны ответили очередным эмбарго. На этот раз они выбрали новую тактику. Вместо полного прекращения поставок нефти на рынки, арабы ежемесячно снижают добычу на 5%. Результаты превзошли все ожидания. Объявление о планомерном снижении добычи бросило рынки в мелкую дрожь. Цена за кратчайший период выросла с 5,4 доллара за баррель до более чем 40 долларов.

Последствия кризиса 1973 года были особенно разрушительны, поскольку к этому времени мир окончательно сел на нефтяную иглу. Так, с 1948-го по 1972 год потребление нефти в США возросло в три раза - с 5,8 млн. баррелей в день до 16,4 млн. Но потребности в нефти Западной Европы за те же годы возросли еще больше – в 15 раз, с 970 тысяч до 14,1 млн. баррелей в день. Абсолютный рекорд поставила Япония. Там потребление возросло в 137 раз - с 32 тысяч до 4,4 млн. баррелей в день.

К взрывному росту спроса на нефть привело увеличение доходов населения. К концу 1960-х жители индустриальных стран вели такой образ жизни, какой всего 20 лет назад казался недостижимым. Например, количество машин в США возросло с 45 млн. в 1945 году до 119 млн. в 1972-м. Но в остальной части мира рост был еще более впечатляющим – с 18,9 млн. до 161 млн.

В итоге все отрасли нефтяной промышленности разрослись до гигантских размеров. Строилось огромное количество новых нефтеперерабатывающих комплексов. А кроме того, пожирателями продуктов нефтепереработки стали реактивные самолеты, дизельные тепловозы, ТЭЦ и так далее. Изделия из пластмассы, полиэтилена, другие материалы, получаемые из нефти и газа, все активнее входили в повседневный обиход людей. Бензозаправки росли по обочинам автодорог как грибы после дождя.

Неудивительно, что на этот раз в тяжелейшем положении оказалась Америка, поскольку она превратилась в главного импортера саудовской нефти. Экономический рост Штатов оказался под угрозой, и на горизонте реально замаячил глубочайший кризис. Эмбарго удалось снять только после того, как Ричард Никсон предпринял вояж по странам Ближнего Востока и посетил Израиль, Сирию, Египет и Саудовскую Аравию. После 1973 года Штаты формируют собственные нефтяные резервы. Отныне их объемы и госзакупки становятся важнейшим ценообразующим фактором на нефтяном рынке.

В 1979-м нефтяные рынки вновь бросает в горячку. В ходе исламской революции в Иране был свергнут шах и к власти пришел аятолла Хомейни. В итоге экспорт нефти из этой страны на значительное время сократился.

Следующий крупный нефтяной кризис, связанный с нападением Ирака на Кувейт в 1990 году, пришелся на окончание «холодной войны». В мире оставалась лишь одна сверхдержава - США. В результате практически все мировое сообщество единодушно осудило иракскую агрессию против Кувейта. Но Саддам Хусейн, который собирался диктовать свою волю всему миру, просчитался. Он не мог больше рассчитывать на заступничество СССР. И отец нынешнего американского президента Джордж Буш-старший в конце концов развязал войну против Ирака, которую, по сути, не удалось завершить и до сего дня.

Стабильно дорого

Свергнув режим Саддама Хусейна, США столкнулись с усилением террористического движения в странах арабского мира. Результатом второй войны союзников США против Ирака стало то, что вместо одного сумасбродного диктатора мир получил стабильный очаг напряженности в главном нефтяном "хранилище" - районе Персидского залива. Теракты стали происходить не только в Ираке, но и в Саудовской Аравии – стране, которая является лидером в мировой добыче нефти.

Западные издания уже пишут о том, что Саудовская Аравия может пасть жертвой «нефтяного терроризма». Среди иностранцев, особенно граждан западных стран, распространяется паника. Как пишет французская газета Le Temps, американцы в очередной раз призвали 30 тысяч своих соотечественников покинуть Саудовскую Аравию. Некоторые иностранцы отослали свои семьи на родину или в соседние государства – Бахрейн и ОАЭ.

Главные опасения связаны с тем, что результатом терактов может стать падение правящей династии в Саудовской Аравии. В случае смены власти в Эр-Рияде не по указке Вашингтона новой войны вряд ли удастся избежать. США просто обязаны будут вмешаться. Ведь зависимость США от ближневосточной нефти сохранится как минимум на несколько ближайших десятилетий. «У нас (американцев) нет сырьевой базы для того, чтобы быть энергетически независимыми... Мы просто не можем избежать существенной зависимости от нефти и газа с Ближнего Востока", - сказал недавно глава компании Exxon Mobil Ли Рэймонд. По его словам, на Ближний Восток приходится половина мировых разведанных запасов нефти и газа, а на одну лишь Саудовскую Аравию - примерно пятая часть запасов нефти.

В случае возникновения проблем с поставками сырья из Саудовской Аравии замену на рынке найти не удастся. Как бы ни старалась Россия играть роль второго игрока на рынке углеводородов (по данным Международного энергетического агентства, в апреле Россия добывала около 9 млн. баррелей в день – уровень, который не наблюдался с 1991 года), пик добычи был уже пройден здесь достаточно давно. Многие другие нефтеэкспортеры также прошли «золотой век» нефтедобычи. Часть прежних экспортеров скоро сами присоединятся к импортерам сырья.

Развитие ситуации в Саудовской Аравии определит, как долго решение ОПЕК об увеличении добычи будет стимулировать снижение цен на нефть. Впрочем, эксперты нефтяного рынка уже сейчас говорят о том, что миру придется смириться с тем, что дешевая нефть закончилась.

Сейчас уровень добычи превышает спрос. Однако разница между ними уже не столь велика. И она неуклонно сокращается. За два последних года мировой спрос на нефть вырос с 77 млн. баррелей в день до 80,6 млн. Пик спроса пришелся на четвертый квартал прошлого года. Тогда он достиг 80,9 млн. баррелей. Нестабильность в районе Персидского залива будет поддерживать напряженность на рынке нефтяных контрактов. Особенно это касается фьючерсного рынка, который очень чутко реагирует на любые новости, особенно на те, что позволяют взвинтить цену.

Как заявил министр нефти Ирана, ОПЕК сможет фактически увеличить добычу только на 1 млн. баррелей в день. По словам президента этой организации Пурномо Юсгианторо, страны ОПЕК уже добывают на пределе своих возможностей. Причем, большинство незадействованных мощностей находится именно в Саудовской Аравии. Сейчас эта страна добывает около 9,1 млн. баррелей в день. Предельная же мощность нефтедобычи в этой стране, согласно заявлениям официальных лиц, составляет 10,5 млн. баррелей в день.

Ряд государств уже подумывает о создании собственных стратегических резервов нефти на манер американских. Недавно, например, появилась информация, что страны Азии решили создать региональный нефтяной резерв, призванный смягчить скачки цен, связанные с угрозами терроризма или глобальными катаклизмами. На практике это означает, что помимо закупок на обеспечение текущих нужд сырье будет приобретаться и впрок. А это значит, что цена на нефть продолжит расти.
www.gzt.ru

Михаил Макаров, Виктор Кузьмин
Газета.gzt.ru
23 Jun 2004

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom