Горючий сторонник Ислама Каримова

Сегодня председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер приедет в Узбекистан. Он собирается договориться с президентом Исламом Каримовым о передаче "Газпрому" трех крупнейших месторождений газа в Узбекистане. Если соглашения на этот счет будут подписаны, российская компания де-факто монополизирует экспорт газа из Узбекистана. Взамен Ташкент требует от Москвы немногого – стопроцентных гарантий того, что Россия поможет Узбекистану подавлять антиправительственные выступления и защитит его от Запада.

Первым делом – газ

Главной задачей сегодняшнего визита председателя правления "Газпрома" в Ташкент является согласование последних версий договора, передающего российской компании на условиях соглашения о разделе продукции (СРП) разработку трех крупнейших месторождений газа в Узбекистане – Урга, Куаныш и группы Акчалакских месторождений. "Газпром" предполагает за счет разработки месторождений увеличить импорт газа из Узбекистана с нынешних 5-6 млрд куб. м до 17-18 млрд в год. Важность этих переговоров для "Газпрома" такова, что обсуждать вопросы СРП Алексей Миллер будет с президентом Исламом Каримовым.

В настоящее время "Газпром" уже разрабатывает газовое месторождение в том же регионе на плато Устюрт недалеко от Кунград – Шахпахты, однако его проектная мощность пока не превышает 500 млн куб. м в год. Суммарные инвестиции "Газпрома" в проект разработки месторождений должны составить около $1,2 млрд.

В случае, если соглашение будет подписано ("Газпром" предполагает, что в реальности это произойдет или на предстоящем в Санкт-Петербурге саммите ЕврАзЭС, или позже – до конца марта 2006 года), российская газовая монополия станет контролирующим игроком на рынке узбекского газоэкспорта. В пограничных с газпромовской территориях плато Устюрт уже работают британская Trinity Energy и консорциум ЛУКОЙЛа и "Итеры" и добывают не нефть, а газ на условиях, близких к СРП. Структуры "Узбекнефтегаза" добывают ежегодно около 54 млрд куб. м газа – однако экспорт газа ограничен мощностями транспортной системы страны и соседнего Казахстана и контролируется "Газпромом" (в 2006 году он закупит до 7 млрд куб. м), являющимся оператором транзита туркменского газа по территории республики. Собственный газ Узбекистан добывает в основном в других регионах – на месторождениях Кандымской (Бухарская область) и Шуртанской (Кашкадарьинская область) групп, перерабатывает в основном в химической отрасли или использует в ЖКХ.

Если СРП заработает, с 2007 года "Газпром" де-факто монополизирует экспорт газа из Узбекистана. Ранее планы добычи и экспорта газа в республике имела "Итера", а в середине 90-х неудачу в крупнейшем газовом проекте с Узбекистаном потерпела Enron, планировавшая вложить в добычу газа на Кандымской группе месторождений до $2 млрд. Судя по всему, Узбекистан намерен передать "Газпрому" всю разработку газовых месторождений на Устюрте – помимо договоров СРП по трем инвестиционным блокам также готовится соглашение "Газпрома" с "Узбекнефтегазом" о принципах проведения геологоразведки недр всех инвестблоков региона. Сейчас в районе Кунграда недоразведанными остаются не менее восьми крупных нефтегазовых месторождений.

Получив на условиях СРП Устюрт, переговоры по которому ведутся уже более четырех лет, "Газпром" частично обезопасит себя от возможного падения добычи газа в Туркмении. Для Узбекистана же сделка выглядит достаточно привлекательной: собственных средств на разработку и, что более важно, расширение мощностей узбекского участка системы трубопроводов Средняя Азия–Центр для обеспечения экспорта газа у Узбекистана просто нет.

Протокольное мероприятие

Газовое сближение России и Узбекистана происходит как раз в преддверии скорого визита Ислама Каримова в Россию – 25 января он будет участвовать в саммите ЕврАзЭс в Санкт-Петербурге. Именно там узбекский лидер торжественно подпишет протокол о присоединении Узбекистана к договору об учреждении ЕврАзЭС. Фактически решение об этом было принято еще прошлой осенью, когда страны–члены Центрально-Азиатского сообщества (Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан) объявили о ликвидации этой организации и намерении влиться в ЕврАзЭС. Однако Казахстан, Киргизия и Таджикистан и без того уже входили в ЕврАзЭС. То есть весь процесс был затеян исключительно ради Узбекистана.

Впрочем, кочевание среднеазиатских республик из одной организации в другую не имеет никакого отношения к экономической интеграции. Ликвидированное ЦАС никак себя не проявило и не реализовало ни одной из намеченных ее участниками целей. Пока что ЕврАзЭС функционирует не более эффективно. Тем не менее принятие Узбекистана в братскую семью постсоветских республик – символическое событие, важное и для Москвы, и для Ташкента.

В прошлом году Узбекистан в течение полугода превратился во всемирного изгоя. 13 мая силовые службы этой страны жестоко подавили восстание в Андижане, в результате чего, по независимым подсчетам, погибло от 700 до 1,5 тыс. человек. Затем Ташкент наотрез отказался от проведения независимого расследования андижанских событий. А вскоре еще и потребовал вывода расположенной на территории Узбекистана американской военной базы. Действия режима Ислама Каримова сразу же поддержал Китай, а чуть погодя и Россия. По мере того, как страны Запада вводили против Ташкента все новые санкции, в Москве Ислама Каримова продолжали радушно принимать.

Тем не менее имидж Узбекистана на международной арене столь плох, что российские власти рассудили, что дружить с ним лучше было бы не один на один, а в рамках международных структур. Поэтому начиная с прошлого года Ташкент подключают к тем региональным организациям на постсоветском пространстве, в которые Узбекистан пока не входит.

В этом смысле ЕврАзЭС является только пробным камнем. Истинной целью Москвы является скорейшее присоединение Узбекистана к ОДКБ – структуре, которую Кремль намерен в ближайшее время превратить в военно-политический блок наподобие НАТО. Российское руководство очень хотело бы, чтобы Ислам Каримов объявил о присоединении к ОДКБ уже на предстоящем саммите в Санкт-Петербурге. Это позволило бы приступить к реализации давно уже созревших в Москве планов – к примеру, разместить в Узбекистане на месте бывшей американской военной базы Карши-Ханабад "антитеррористическую" базу под эгидой ОДКБ.

Мысли о будущем

Присоединение к ОДКБ для Ислама Каримова также является принципиально важным моментом – и символическое присоединение к ЕврАзЭС только ступень к этому. Тем не менее у узбекского лидера есть свои планы по поводу "пророссийского НАТО", и он намерен использовать его в своих интересах.

Дело в том, что в последний год внутри узбекской верхушки обострилась борьба за власть. В Ташкенте то и дело появляются слухи о смертельной болезни президента и о готовности его ближайшего окружения начать схватку за его наследство. Долгое время двумя основными опорами режима Ислама Каримова считались МВД и СНБ и соответственно их главы Закир Алматов и Рустам Иноятов. Однако в прошлом году один из столпов узбекской власти, министр внутренних дел Алматов сошел с политической сцены. Вскоре после того, как его подчиненные подавили андижанский мятеж, Ислам Каримов вывел из подчинения МВД внутренние войска, передав их СНБ. Затем Закир Алматов уехал из страны на лечение – в Германии ему была сделана операция в связи с раком позвоночника. Наконец, в декабре, оказавшись под угрозой судебного преследования в ФРГ, министр Алматов вернулся в Ташкент и ушел на пенсию. Извечный баланс силовиков в узбекской власти был нарушен. Аналитики в один голос заговорили, что вероятность переворота в Узбекистане велика как никогда.

Похожие опасения, судя по всему, весь прошлый год возникали и у самого Ислама Каримова – особенно после андижанских событий, которые, по одной из версий, были спровоцированы одной из противоборствующих спецслужб. По крайней мере, начиная с прошлого лета президент Узбекистана стал все чаще говорить о необходимости создания международных сил быстрого реагирования, которые бы при случае могли подавить восстание или мятеж в той или иной стране.
Именно эта идея Ислама Каримова, по сути, и легла в основу договора о союзнических отношениях, которые в октябре прошлого года подписали Москва и Ташкент. По сути, Россия гарантировала Узбекистану, что вмешается, если на его территории созреет революционная ситуация, и пообещала подавить любое восстание против Ислама Каримова.

Тем не менее подобных обещаний Москвы узбекским властям показалось мало. Поэтому, как стало известно Ъ, узбекские власти разработали проект создания специальных международных антиреволюционных карательных сил на постсоветском пространстве – "зонтиком" для них как раз и могла бы стать военная организация вроде ОДКБ. Таким образом, вступая в ОДКБ, Узбекистан подготовил пакет предложений по усовершенствованию этой организации, включающий создание в ее рамках разведывательной и контрразведывательной структур, а также разработку механизмов, которые бы позволяли ОДКБ давать государствам Центральной Азии гарантии внутренней безопасности.

Россию придание ОДКБ подобных жандармских функций пока смущает. Согласно амбициям Москвы, эта структура должна стать евразийским ответом НАТО, а вовсе не охранником среднеазиатских правительств. Впрочем, не исключено, что позиция Москвы в преддверии саммита в Санкт-Петербурге может перемениться. Ведь, как уже поняли в Ташкенте, путь к сердцу Кремля лежит через "Газпром".
http://www.kommersant.ru/doc.html?DocId=641817&IssueId=29995

Михаил ЗЫГАРЬ, Дмитрий БУТРИН
Коммерсант
19 Jan 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom