Процесс приведен в исполнение

Вчера в Верховном суде обвиняемые по делу о майском мятеже в Андижане начали давать показания. Они признались, что восстание готовилось не только в Узбекистане, но и за рубежом: в Киргизии, а также в России – Омске и Иванове. Обвинения, выдвинутые прокуратурой Узбекистана, в том, что Россия, по сути, является гнездом терроризма, вовсе не смутили министра обороны Сергея Иванова. Вчера он прибыл в Ташкент для участия в совместных антитеррористических учениях.

Показательный процесс Вчера Верховный суд Узбекистана начал заслушивать показания 15 обвиняемых по "андижанскому делу". Накануне все они полностью признали свою вину по всем пунктам обвинения.

Узбекские спецслужбы установили, а подсудимые подтвердили, что столь масштабная акция не могла быть подготовлена только на территории Узбекистана. Вчера обвиняемые один за другим признавались в том, что лагеря боевиков были развернуты в соседних государствах. Активно использовалась выгодная близость Киргизии. Как заявил гособвинитель, для тренировок был избран полигон в Ошской области. Но плацдармом для нападения на Узбекистан была не только постреволюционная Киргизия. По утверждению генпрокуратуры, базы террористов располагались и в России. Под различным прикрытием экстремисты "Акрамии" действовали в городах Иванове и Омске. По словам замгенпрокурора Анвара Набиева, "группа, действовавшая в Иванове, взаимодействовала с чеченскими боевиками и собиралась подключить их к организации терактов". Ташкент уверен, что в этих российских городах находились финансовые центры акрамистов – оттуда шли деньги на оружие, боеприпасы и другие нужды мятежников.

Выступления подсудимых по тону походили на исповедь, а по тексту почти не отличались от текста обвинительного заключения прокурора Анвара Набиева. Обвиняемые друг за другом подтверждали, что они состояли в экстремистском течении "Акрамия" и что хотели создать исламский халифат в Ферганской долине.
Первым допросили Мухитдина Сабирова, который признался, что руководил группой разведчиков. Перед вторжением он изучал расположение окрестных военных частей и милицейских участков в Андижане, чтобы понять, насколько быстро они смогут быть подняты по тревоге. По его словам, еще 5 мая в Андижан были заброшены 3 группы по 20 человек. Более того, "акрамисты" якобы находились в постоянном контакте с зарубежными СМИ и иностранными неправительственными организациями. Те консультировали их, как лучше организовать мятеж. Названия этих преступных СМИ и организаций подсудимый не уточнил.

Еще больше присутствовавшая в зале общественность была возмущена рассказом о том, кто руководил действиями боевиков во время штурма в ночь на 13 мая. Оказывается, это был Акрам Юлдашев, лидер подпольного движения "Акрамия". Он уже пять лет сидит в тюрьме строгого режима по обвинению в терроризме. Однако это не помешало бывшему школьному учителю по припрятанному сотовому телефону, прямо из камеры, командовать захватом Андижана. "Он особо подчеркнул, что мы должны захватить тюрьму и освободить его сторонников",– сообщил Мухитдин Сабиров. При этом разговоре, по его словам, присутствовали все руководители спецгрупп: "Я их заранее всех собрал и поставил телефон на громкую связь".
Наличие коварного, тщательно разработанного сценария захвата Андижана вчера подтвердили и остальные подсудимые.

В зал заседаний допустили несколько десятков отобранных журналистов, в том числе несколько представителей зарубежных СМИ. Признаниям обвиняемых внимали также избранные представители народных масс. Узбекские правозащитники в зал не попали – еще накануне многих из них повязали около здания Верховного суда, погрузили в автобус и увезли в неизвестном направлении. Как уверяют коллеги задержанных, некоторых посадили под домашний арест, а других доставили в психиатрическую лечебницу. Точно так же, кстати, перед процессом нейтрализовали известную правозащитницу и активистку Партии свободных земледельцев Елену Урлаеву – она уже почти месяц находится в психбольнице, хотя и признана вменяемой.

Ось зла

То, что власти Узбекистана выставили Россию чуть ли не гнездом мирового терроризма, никак не вяжется с тем, что именно Москва (вместе с Пекином) активнее всех выступала в поддержку властей Узбекистана после андижанской трагедии. Когда Запад обвинял узбекского президента Ислама Каримова в расстреле невинных людей, Россия и Китай назвали кровавые события происками международного терроризма. Впервые версия о присутствии в Андижане чеченских боевиков прозвучала из уст главы МИД РФ Сергея Лаврова, и, кстати, она вызвала бурю негодования у президента Чечни Алу Алханова.

В июне господина Каримова принимали в Кремле, где также выразили максимум поддержки и сочувствия. "У нас была информация об инфильтрации боевиков из Афганистана, это наши спецслужбы подтверждают",– заявил ему президент Путин. Уверенность, что не обошлось без "рук заграницы", выразил и министр обороны России Сергей Иванов: "Внешний след здесь явно присутствует. Это позволило нам занять объективную позицию по событиям в Андижане".

После таких дружеских заявлений обвинения узбекских силовиков в адрес России могли бы показаться предательством. Но лишь на первый взгляд.

Еще летом по запросу прокуратуры Узбекистана в Иванове арестовали 13 человек – 12 узбекских граждан и гражданина Киргизии. Четверо из них – бизнесмены, учредители ивановского ООО "Российский текстильный союз". Задержанных подозревают к причастности к андижанским событиям. Арестованных содержат в ивановском СИЗО на основании Минской конвенции стран СНГ о выдаче преступников. То есть готовят к выдаче Ташкенту. После экстрадиции можно будет отрапортовать об успехе совместной антитеррористической операции России и Узбекистана.
Более того, вчера Москва еще раз продемонстрировала свою поддержку Узбекистану. Вчера из Бишкека в Ташкент прилетел министр обороны Сергей Иванов. Он встретиться с узбекским премьером, председателем Службы национальной безопасности и министром обороны. Главная цель визита – наблюдение за совместными антитеррористическими учениями. Горно-стрелковые и воздушно-десантные подразделения Узбекистана и России отработают уничтожение международных террористических групп.

Пропавший город

Узбекская прокуратура считает, что андижанский мятеж готовили не только на территории России, но и в других странах. Однако в то время как Москва активно помогает следствию в Ташкенте, остальные страны, по мнению прокуратуры, откровенно пособничают международному терроризму. Узбекистан не раз возмущался тем, что Запад мешает ему привлечь к суду несколько сотен преступников, сбежавших в Киргизию после событий в Андижане. В ночь с 13 на 14 мая около 500 человек перешли границу с Киргизией близ города Карасу, спасаясь от узбекских военных. Ташкент сразу начал оказывать давление на Бишкек. У границы двух стран появились узбекские войска. Когда Киргизия была готова всех выдать, вмешалась ООН. Полтысячи беженцев самолетами переправили в румынский город Тимишоара. По мере оформления документов их партиями расселяют в другие страны: часть из них уже переправлены в Германию и Великобританию.

Официально в руках узбекского правосудия сейчас 121 человек, обвиняемый в причастности к андижанскому мятежу. Помимо 15 сознавшихся еще 106 человек сидят в СИЗО и ждут, пока им предоставят возможность сознаться. Между тем, как рассказал корреспонденту Ъ вчера по телефону один из жителей Андижана, после событий 13 мая в городе было арестовано несколько сотен человек – гораздо больше, чем уверяют узбекские власти. Среди них журналисты, политические активисты и правозащитники. На днях правозащитная организация Human Rights Watch опубликовала список пропавших без вести за последние месяцы известных общественных деятелей страны и потребовала от властей Узбекистана рассказать об их судьбе.

Первым в этом списке значится известный юрист и правозащитник Саиджахон Зайнабитдинов. Уже несколько месяцев его семья о нем ничего не знает. После расстрелов господин Зайнабитдинов активно общался с прессой, опровергая официальную версию случившегося и данные о числе погибших. Через несколько дней Саиджахона Зайнабитдинова схватили, обвинив в клевете. Его сын Ильхом рассказал Ъ, что сейчас даже адвокат не знает, где его отец. В прокуратуре на все запросы отвечают: "Идет следствие, надо будет – сообщим". По словам Ильхома Зайнабитдинова, всю семью, включая его 14-летнего брата, регулярно забирают на допросы. "Нас до сих пор пугают: вы насекомые, захотим – раздавим, как клопов. Сидите тихо и не высовывайтесь,– рассказал Ъ сын правозащитника.– Мы сейчас как враги народа. После того как знакомых отца затаскали спецслужбы, старые друзья перестали здороваться, нас обходят стороной".

Другие собеседники Ъ, не рискнувшие назваться, рассказали, что в Андижане сотни людей пытаются выяснить, где их близкие: "От них ничего не добьешься. Все заодно: правительство, СНБ, милиция, суд, прокуратура. Некому жаловаться". По словам собеседника, даже с журналистами встретиться невозможно – рядом всегда оказывается сотрудник спецслужб.

По сведениям Ъ, на первый процесс над участниками андижанских событий отведено около месяца. Остальные 106 человек ждут окончания следствия. Скорее всего, их тоже будут судить партиями. Так что показательное "андижанское дело" власти смогут смаковать целый год – до годовщины майских событий.
http://www.kommersant.ru/doc.html?DocId=611084&IssueId=23515

Цена вопроса
МИХАИЛ ЗЫГАРЬ

Я был в Андижане 14 мая этого года. Это было на следующий день после расстрела. Город был весь усеян обувью. Такими резиновыми шлепанцами, в которых часто ходят летом небогатые жители теплых южных городов.

Большую часть трупов убрали еще ночью. Сначала женские и детские тела увезли и свалили в яму где-то за городом. Потом стали собирать мужские. К утру лишь около сотни трупов ровными рядами лежали на главной площади. И, наверное, еще столько же по городу. Но истинные масштабы ночной трагедии выдавали шлепанцы – они были повсюду. Когда ночью под проливным дождем люди пытались спастись от расстреливавших их военных, они не думали, куда и в чем они бегут. Они бежали босиком по трупам своих соседей.

Наутро следов крови на земле почти не было – всю ночь лил дождь. Зато переходя улицу, нужно было смотреть под ноги, чтобы не поскользнуться, наступив на лежащие на асфальте маленькие мокрые детские шлепанцы. И еще на гильзы крупного калибра. Их, конечно, было намного больше.

На процессе, который сейчас проходит в Ташкенте, я, наверное, тоже мог бы выступить свидетелем. А может, мог бы стать и обвиняемым – раз в качестве подозреваемого по делу проходит Саиджахон Зейнабитдинов, интеллигентный правозащитник, с которым я встречался в тот день в Андижане. Он несколько дней безвылазно сидел дома и говорил: "Стоит мне выйти, менты под шумок шлепнут меня".

Он пропал без вести через три дня после нашей встречи. Зейнабитдинов поплатился за то, что он тогда налево и направо говорил о том, что все дело "акрамистов" сфабриковано властями и началось всего лишь с того, что областные власти захотели прикарманить их бизнес.

Про то, что нынешний процесс сфабрикован, знают, к счастью, не только пропавшие без вести правозащитники. И не только те люди, кто через 40 дней после андижанской резни вышли на ташкентскую площадь с плакатом "Спите спокойно, дети Андижана – Ислам Каримов ответит за вашу смерть в международном уголовном суде". Кажется, почти весь мир понимает, что на самом деле произошло в Андижане 13 мая. Ведь именно мировое сообщество не позволило киргизским властям выдать Узбекистану тех несчастных беженцев, которые спаслись от андижанской резни. Иначе бы и беженцы сейчас признавались в терроризме, шпионаже и прочих смертных грехах.

Ислам Каримов тоже понимает, что нынешний процесс – это суд над ним самим. Потому-то он и обвиняет всех и вся: зарубежные разведки, террористические сети, мощный заговор, тренировочные базы по всему миру. Он всем бросил вызов и знает, что ни один западный лидер никогда не подаст ему руки.

Россию нынешнее положение Узбекистана устраивает. Российские власти тоже все понимают, но им все равно. Сергей Иванов прилетает в Ташкент в день суда и жмет руки узбекским силовикам, отдававшим приказ стрелять 13 мая. А потом они проводят учения – отрабатывают уничтожение террористов.

И я надеюсь только на одно: что эти террористы не бегают в мокрых детских шлепанцах.
http://www.kommersant.ru/doc.html?DocId=611057&IssueId=23515

В. СОЛОВЬЕВ; Ю. ЧЕРНОГАЕВ, Ташкент; Л. ГУСЕВА
Коммерсант
22 Sep 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom