Выслан как враг Узбекистана

C 13 мая по июль 2005 года более 50 репортеров, обратившихся в МИД Узбекистана за визами и аккредитацией, получили отказы. История же с депортацией на родину Игоря РОТАРЯ, российского журналиста, работающего на норвежское агентство "Форум 18", показала всю серьезность намерений властей.
"...Я прилетел в ташкентский аэропорт рейсом из Бишкека 11 августа и тут же был остановлен сотрудниками таможни. Для меня не было новостью, что моя фамилия есть в "черном" списке узбекского Совета национальной безопасности. ..."

После антипрезидентского мятежа Узбекистан стал закрытой республикой. За пределы страны не выпускают информацию о том, что сегодня там происходит. И не впускают журналистов российских и мировых СМИ, которые пытаются увидеть все своими глазами. По данным Центра экстремальной журналистики, с 13 мая по июль 2005 года более 50 репортеров, обратившихся в МИД Узбекистана за визами и аккредитацией, получили отказы. История же с депортацией на родину Игоря РОТАРЯ, российского журналиста, работающего на норвежское агентство "Форум 18", показала всю серьезность намерений властей. Судя по всему, Ротарь был воспринят как независимый источник информации, которая нежелательна для экспорта за пределы республики. За это и пострадал. Объявленный врагом узбекского народа, он был изгнан в Москву, где рассказал корреспонденту "МН" о том, что с ним произошло на въезде в закрытый город Ташкент.

- Начну все по порядку. Я прилетел в ташкентский аэропорт рейсом из Бишкека 11 августа и тут же был остановлен сотрудниками таможни. Для меня не было новостью, что моя фамилия есть в "черном" списке узбекского Совета национальной безопасности. Каждый раз, когда я пересекал узбекскую границу, таможенники сверяли мою фамилию по компьютеру и пару раз даже показывали мне этот список. Но раньше у них хватало ума после проверки пропускать меня на территорию республики. На этот раз я был передан пограничникам, которые вывели меня в транзитный зал. На мои требования связаться с российским и американским посольствами (оно курировало меня, поскольку в Узбекистане нет норвежского посольства) сотрудники погранслужбы отвечали отказом. Но связаться с американским посольством мне удалось. За 5 долларов работники аэропорта звонили и от моего имени говорили с американскими дипломатами. Так что я активно пользовался тем, что вся республика насквозь коррумпирована и служащие аэропорта не являются исключением. Так продолжалось двое суток.

- Вам объяснили причины задержания?

- Нет. Заявления же узбекских властей по поводу отсутствия у меня аккредитации - бред. Между нашими странами действует безвизовый режим, и никакой аккредитации для въезда гражданина России в Узбекистан не нужно. Поэтому я имею право в частном порядке пересекать границу республики.

- Как происходила депортация?

- Вечером второго дня вынужденной несвободы я был переведен в другое здание аэропорта. Там меня ожидали два человека, которые назвались представителями миграционной службы. Но, скорее всего, это были сотрудники спецслужб. Они рассказывали о том, что воевали в Андижане, и к тому же имели подробную информацию о моей личной жизни в Ташкенте - знакомствах и передвижениях. Эти двое во время разговоров со мной действовали по классической схеме. Один из них, русский, изображал доброго следователя, другой, узбек по имени Алишер, - жестокого. Он все порывался бить меня, требуя добровольного отъезда. Депортировать изначально не хотели, пытались заставить уехать из страны самостоятельно. Я отказывался от депортации. Оба следователя называли меня врагом Узбекистана и заявляли, что я должен быть благодарен тому, что не был допущен на территорию республики. Якобы если бы я вышел из аэропорта, сразу же был арестован, и только "гуманность" их президента, запретившего смертную казнь, спасла мне жизнь. Когда в очередной раз я отказался уезжать, мне через полчаса вручили акт о депортации. Затем посадили в самолет, который направлялся в Россию.

- Почему же вы, гражданин России, не связались с российским посольством, а просили помощи у американцев?

- Потому что был уверен в быстром результате. Мне очень помогли представители посольства США, американский дипломат даже ночевал в аэропорту. Американцы сообщили о происшествии моим родным и моему руководству в Норвегии. Предлагали помочь с едой и деньгами (правда, я в этом не нуждался). Я очень благодарен работникам американского посольства и дипломату Джеймсу Десни, который поддерживал меня все эти дни. Российские же дипломаты так и не поинтересовались судьбой гражданина своей страны. Десни рассказывал, что постоянно звонил в посольство РФ, но там никто не подходил к телефону. Когда же американцы дозвонились до своих российских коллег и сообщили им об инциденте, те никак себя не проявили.

- В российской прессе связывали ваше задержание с журналистскими расследованиями фактов ущемления прав религиозных меньшинств в странах Центральной Азии. Могло ли стать это причиной такого негостеприимного отношения к вам со стороны узбекских властей или какую-то роль сыграли ваши публикации о событиях в Андижане в мае этого года?

- Я действительно являюсь штатным корреспондентом норвежской организации "Форум 18" в Центральной Азии. Эта организация занимается расследованием фактов нарушения прав верующих в бывших коммунистических странах. В Узбекистане об этом прекрасно знали. Но суть поведения властей республики, скорее всего, не связана с целями моей командировки (Ротарь собирался проверить в Каракалпакии факты притеснения местных казахов, которые приняли христианство. - Ред.).

Дело, по-моему, в другом. До андижанских событий Узбекистан хоть как-то пытался поддерживать имидж демократической страны, несмотря на все ущемления прав граждан. В основном это делалось для Запада. После того как узбекские власти выдвинули ультиматум о выводе американских военных баз с территории республики, им стало наплевать на мнение Запада. Они и сами это подтверждают.
Вполне возможно, что Андижан как-то повлиял на мою депортацию из Узбекистана. Я там тогда был и писал об этом. Но если это действительно так, то в таком случае можно лишь посочувствовать глупости узбекских властей - я-то как раз подходил к освещению андижанских событий с нейтральных позиций. Западные правозащитники и журналисты действительно упрощенно комментировали ситуацию: тиран Ислам Каримов подавил мирный митинг, убивая детей и женщин. Я же пытался дать объективную картину происшедшего: митинг вовсе не был мирным, там действовали боевики, которые по периметру городской площади выставили скованных проволокой заложников - женщин и детей. Когда подобное происходит в коррумпированной и бедной стране, имеющей к тому же непрофессиональную армию, крайне трудно избежать жертв среди мирных жителей. После своих встреч с заложниками, которых пытали боевики, я почти оправдывал Каримова и писал об этом. Удивительно, что узбекская пропаганда не использовала все эти факты для оправдания действий властей при подавлении митинга. И во время своего вынужденного заключения я говорил это представителям спецслужб. И они признавали: у них страшная нехватка компетентных кадров.

- То есть вы не согласны с теми политиками и журналистами, кто после андижанских событий стал называть режим Ислама Каримова "кровавым"?

- Я бы не назвал этот режим кровавым. Скорее, он устаревший и глупый. В Узбекистане еще много пережитков советских времен. Например, по действующим законам крестьяне имеют право брать землю в аренду, но что выращивать на ней, указывают местные власти. В основном спускаются задания культивировать хлопок, который потом скупают по цене в 10 раз меньшей, чем в соседних Киргизии или Казахстане. Или вот еще пример: для того чтобы население покупало отечественные товары, узбекские власти существенно завышают цены на импорт. В результате, те же российские товары стоят в Узбекистане в разы дороже, чем в Казахстане, где, кстати, и зарплаты, и уровень жизни людей гораздо выше. Это все происходит из-за страшной некомпетентности, заскорузлости и коррумпированности узбекских властей.

- Вы некоторое время работали в самом Узбекистане и до последнего времени часто бывали там по долгу службы. Как в республике обстоят дела со свободой слова?

- Местных независимых СМИ как таковых там фактически не существует. Это объясняется и политическими, и экономическими причинами. Журналист в Ташкенте не может заработать более 50 долларов в месяц. Многие переезжают на заработки в другие страны. Местные газеты и телевидение очень скучные. Несмотря на то, что официально в стране цензура отменена, узбекские СМИ очень сильно заражены самоцензурой. Критиковать власть никто не решается. Формально цензуры нет, но есть политические рекомендации и еще генеральная линия, которую госчиновники "спускают" руководству СМИ.

Так, когда Ислам Каримов дружил с США, местной прессе запретили критиковать американскую кампанию в Ираке. Сейчас никому не позволено негативно комментировать действия власти в андижанских событиях. Изредка появляются публикации, в которых есть косвенная критика работы руководства страны. Например, материалы, рассказывающие о низком уровне жизни. Однако прямо критиковать первых лиц государства категорически запрещено. На республиканском телевидении идет передача, называется "Ахборот". В народе ходит поговорка: "Хочешь попасть в рай - смотри "Ахборот", хочешь в ад - приезжай в Узбекистан".

- Планируете ли вы посетить Узбекистан в ближайшее время?

- Пусть там меня ждут в ближайшие две недели. Я приеду в Узбекистан вновь и даже готов опять жить в аэропорту. Однажды закон узбекские власти нарушили, посмотрим, как они поступят в следующий раз.
http://www.mn.ru/issue.php?2005-32-35

Нелли Монастырская
Московские новости
19 Aug 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom