Военная помощь США и НАТО Узбекистану

Несмотря на дурную репутацию администрации президента Ислама Каримова в части нарушений прав человека, Узбекистан в последние годы занимал первые места в списке центральноазиатских стран – получателей военной помощи США. Политика США в сфере оказания помощи начинает пересматриваться после андижанских событий, в ходе которых, по оценкам, несколько сотен мирных демонстрантов были убиты узбекскими силами безопасности, скорее всего получавшими ранее военную помощь США.

По данным доклада, подготовленного организацией Human Rights Watch (HRW) и основанного на беседах с десятками очевидцев, узбекские силы безопасности открыли без предупреждения огонь по демонстрантам, собравшимся 13 мая в на площади Бабура в центре Андижана. Затем силы безопасности начали согласованную операцию по занятию центра города, и колонны солдат с нескольких сторон двинулись к площади Бабура. Заняв площадь, они, как сообщается, казнили раненых из числа мирных граждан и предприняли меры маскировки, направленные на то, чтобы скрыть масштабы насилия. По мнению HRW, определить точное число жертв было практически невозможно, однако счет идет на «сотни». 13 июля узбекские власти увеличили официальную цифру погибших до 187 человек, вновь обвинив в подстрекательстве к насилию исламских радикалов.

В период после андижанских событий были идентифицированы несколько участвовавших в подавлении подразделений, в том числе отряды спецназа МВД «Барс» и «Скорпион». По сообщению New York Times, несколько офицеров из «Барса» и «Скорпиона» окончили финансировавшихся США курсы подготовки в Луизиане в 2004 г. Газета заявляет, что ей не удалось выяснить, находились ли прошедшие подготовку в США офицеры в тот день в Андижане.

Одним из мотивов, стоящих за призывами США к независимому расследованию андижанских событий, является желание узнать, участвовал ли в подавлении демонстрации прошедший подготовку в США узбекский военный контингент. Вашингтон хотел бы также знать, использовались ли силами безопасности в Андижане вспомогательные спецсредства, такие как очки ночного видения. Правительство Каримова отвергает все призывы провести независимое расследование и не разглашает почти никакой информации по Андижану. Острые разногласия по вопросу об андижанских событиях могут привести к краху американо-узбекского стратегического партнерства, считают некоторые эксперты.

Большая часть американской помощи выделялась в форме содействия узбекским политическим и экономическим реформам. Начиная с 1995 г. плодами сотрудничества с Вашингтоном начали пользоваться военное ведомство и органы безопасности Узбекистана.

В период после терактов 11 сентября стратегическое сотрудничество быстро развивалось. Поскольку США запланировали на конец 2001 г. проведение в Афганистане антитеррористической операции, Узбекистан приобрел в глазах Пентагона стратегическое значение из-за своей географической близости к Афганистану и относительно развитой инфраструктуры, отвечавшей требованиям вооруженных сил США. Отношения стратегического партнерства были закреплены решением Ташкента предоставить американским войскам доступ на авиабазу «Карши-Ханабад» (К2) на юге Узбекистана, примерно в 100 милях от афганской границы.

C точки зрения узбеков, которой они придерживались в конце 2001 г., военное сотрудничество с США давало шанс на достижение ряда стратегических целей. В тот момент узбекское правительство стремилось свести к минимуму влияние самых сильных соседних держав – России и Китая, чтобы иметь возможность для проведения самостоятельного политического и экономического курса. В то же время Каримов очень хотел найти стратегического партнера, который помог бы ему в борьбе с исламистскими силами в регионе. Узбекские власти надеялись, что Вашингтон, а вместе с ним и НАТО станут, по сути дела, гарантами сохранения режима Каримова.

Поставки вооружений и оборудования стали важнейшей составной частью американо-узбекского военного сотрудничества. Министерство обороны США через Программу передачи излишков вооружений (EDA) поставляло военному ведомству и органам безопасности Узбекистана боевое снаряжение, технику и транспортные средства. Узбекистану удалось получить оборудование для командования и управления войсками, а также вооружение, применяемое спецназом (включая снайперские винтовки и автоматы для ведения боевых действий в городе), на средства, выделенные министерством обороны США в рамках Программы зарубежного военного финансирования (FMF). Всего по этой программе Узбекистан получил более 60 млн долларов, 50 из которых на данный момент уже потрачено на оружие и снаряжение.

Средства FMF пошли также на оплату участия узбекских вооруженных сил в учениях НАТО, в том числе с целью повышения боеспособности в борьбе с терроризмом и проведении противоповстанческих акций. В 1996 г. Узбекистан, Казахстан и Кыргызстан сформировали общими силами миротворческий батальон, получивший название «Центразбат». С того времени было проведено несколько ежегодных учений, а военное ведомство США активно сотрудничало с «Центразбатом» в таких областях, как обучение методам контроля над поведением толпы и технике борьбы с наркотиками.

Благодаря еще одной финансировавшейся министерством обороны США программе – Международного военного образования и обучения (IMET) – узбекское министерство обороны, в том числе высший офицерский состав, а также представители правительства получали знания в области военного менеджмента, касающиеся приоритетных задач военной реформы. В рамках программы IMET Ташкент получил более 5 млн долларов. Начиная с 1995 г. в военных колледжах США училось более двухсот штабных офицеров из Узбекистана.

Что касается узбекских органов безопасности и разведывательных структур, то они получили из американских правительственных программ более 40 млн долларов на подготовку кадров в таких областях, как борьба с терроризмом, охрана границы, а также на закупку соответствующего оборудования. Эти средства были потрачены главным образом на обучение методам ведения противоповстанческих операций и военных действий в условиях города, а само обучение велось при содействии Сил специальных операций Центрального командования США (Centcom). Сообщается, что десятки узбекских офицеров-спецназовцев были направлены в США на краткосрочные курсы, а несколько сотен солдат и сержантов из элитных десантных подразделений получили соответствующую подготовку на узбекской территории.

Что касается связей Узбекистана с НАТО, то Североатлантический альянс не продает и не поставляет вооружений Ташкенту, не имеет он и специальной двусторонней программы подготовки узбекских военнослужащих. И все же НАТО сыграл важную роль в усилиях, направленных на повышение эффективности узбекских вооруженных сил и органов безопасности.

Сотрудничество Узбекистана с НАТО осуществляется в рамках многосторонней программы «Партнерство во имя мира», благодаря которой узбекские военные имеют доступ к некоторым тренировочным объектам НАТО, могут проходить курсы военной подготовки, а также участвовать в маневрах вместе с войсками НАТО. Узбекистан присоединился к программе «Партнерство во имя мира» в 1994 г. Своей приоритетной задачей Ташкент всегда считал повышение боеспособности сил специального назначения.

Узбекистан извлекает выгоды из натовского Процесса планирования и анализа (PARP) – механизма, используемого альянсом для передачи своим партнерам опыта стратегического и оперативного планирования. Эксперты PARP помогли Ташкенту в реформе структуры высшего командования Министерства обороны. Узбекские военные офицеры проходят обучение в центре «Партнерства во имя мира» в Анкаре (Турция), получая инструктаж, необходимый для разработки концепции противоповстанческой борьбы, ликвидации кризисных ситуаций, модернизации системы военной логистики и службы медицинской помощи.

Узбекские офицеры получают также подготовку на Курсах младших штабных офицеров НАТО (JSOC) в Словакии, которыми руководит Британская армия. Кроме того, НАТО рассматривал возможность создания под эгидой Академии Вооруженных сил Узбекистана и финансируемого Альянсом тренировочного центра «Партнерства во имя мира».

Начиная с 1996 г. узбекские военные подразделения принимали участие в десятках учений, проводившихся под командованием НАТО. Среди них – учения по отработке действий в условиях чрезвычайных ситуаций «Фергана-2003» в Узбекистане; крупные многосторонние военные учения в Польше «Твердая решимость-2002»; ежегодные учения «Центразбата», на которых узбекские военнослужащие проходили подготовку вместе с такими элитными американскими частями, как 82-я воздушно-десантная и 10-я горная дивизии.

В рамках натовского Индивидуального плана действий в борьбе с терроризмом отборные подразделения спецназа из министерства обороны и МВД, а также из Службы национальной безопасности (СНБ) готовились военными советниками из США, Великобритании и Турции.

Турция обеспечивала подготовку спецназа и поставляла оборудование для узбекской армии и подразделений СНБ. Анкара также выделила прямые гранты узбекским силам на закупки вооружений, оборудования и средств транспорта. Другие государства-члены НАТО также оказывали военную помощь, заключавшуюся по большей части в обучении методам противоповстанческой борьбы и ведения военных действий в горах. Известно, что узбекский спецназ тренировался в Германии и Норвегии.

Члены НАТО, потрясенные насилием в Андижане, присоединились к призывам провести независимое международное расследование. Однако еще в период до мая 2005 г. Североатлантический альянс выражал твердую поддержку администрации Каримова. Например, в середине марта Роберт Симмонс, специальный представитель НАТО на Кавказе и в Средней Азии, нанес визит в Узбекистан, где одобрительно отозвался о результатах участия Ташкента в натовской программе «Партнерство во имя мира» и обещал поддержку усилий Узбекистана, направленных на повышение боеспособности подразделений по борьбе с терроризмом.
http://www.eurasianet.org


Eurasianet
15 Jul 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom