Между демократией и гражданской войной

Нет сомнений, что Курманбек Бакиев останется на своем посту. При этом непонятно, как он собирается решать социальные проблемы страны

Бабир на своем "Гольфе" несется по сказочным местам. Шоссе, ведущее из киргизской столицы Бишкек на юг, в Джелалабад, прорезает зеленые холмы, красные скалы, проходит мимо девственно чистых ручьев, зеленых плоскогорий, на которых пасутся стада лошадей и овец, и мимо белых юрт пастухов. Бабир с легкостью обгоняет русские "Волги". В машине гремят национальные мелодии, воздух чист и прозрачен. Если хочется, по дороге можно перекусить жареной форелью. Спустя семь часов после начала поездки у Курпсайской ГЭС начинается Ферганская долина, территорию которой делят между собой Киргизия, Таджикистан и Узбекистан.

Джелалабад, третий по величине город Киргизии, находится на плодородной зеленой равнине. К югу от города горизонт заслоняют покрытые снегом вершины Памира. Большинство 130-тысячного населения составляют узбеки.

Люди здесь бедные, но гордые. Они чувствовали себя обманутыми президентом Аскаром Акаевым. В последние пять лет он лишь набивал свой карман, считает 23-летний таксист Бабир, который когда-то изучал экономику, а теперь постоянно мотается между Бишкеком и Джелалабадом. Причиной мартовской "революции тюльпанов", случившейся после фальсификации парламентских выборов, была прежде всего коррупция.

Революция началась в Джелалабаде. Руководство восстанием взял на себя Курманбек Бакиев, который когда-то был членом правительства, но потом рассорился с президентом Акаевым. Сейчас Бакиев исполняет обязанности президента страны, и шансы инженера, женатого на русской, на воскресных выборах высоки. "Я убежден, что наши выборы пройдут честно, поскольку не используются никакие административные ресурсы", – сказал Бакиев нашему корреспонденту. Однако за подобными декларациями кроется определенная неуверенность.

Новая власть после "революции тюльпанов" не смогла утвердиться в полной мере. 17 июня сотни демонстрантов вторично пошли в атаку на правительственную резиденцию в Бишкеке. Они протестовали из-за того, что один из кандидатов не был допущен к выборам якобы из-за его казахского гражданства. Сообщалось, что за беспорядками стоял бежавший в Москву Акаев, однако он сам это опроверг. Непосредственно после штурма бывший глава парламента Мукар Чолпонбаев, сподвижник сбежавшего президента, был арестован под предлогом того, что он принимал участие в захвате правительственной резиденции.

Аскар Акаев, который со своей семьей живет сейчас в Москве, очевидно, надеется, что когда-нибудь Бакиев позволит ему вернуться в Бишкек. В обращении к киргизскому народу свергнутый президент заверил Бакиева в своей поддержке. И добавил: "Я убежден, что мои знания и опыт в будущем пригодятся".

При сборе подписей для регистрации своей кандидатуры на президентских выборах весомый результат наряду с Бакиевым продемонстрировал один-единственный кандидат – киргизский уполномоченный по правам человека Бакир Турсунбай. Однако, по мнению наблюдателей, у него нет никаких шансов на победу, так как исполняющий обязанности президента Бакиев заключил союз со вторым человеком в стране, ответственным за силы безопасности вице-премьером Феликсом Куловым. Кулов, выходец с севера Киргизии, который при президенте Аскаре Акаеве по подложному обвинению в коррупции оказался в тюрьме и был освобожден во время "революции тюльпанов", отказался баллотироваться в президенты. Но Бакиев обещал, что в случае победы на выборах сделает своего партнера премьер-министром.

Бакиев поведет страну дальше в направлении Запада, однако Москва будет оставаться ее стратегическим партнером. Маленькой и бедной сырьевыми ресурсами Киргизии всего с 5-миллионным населением сложно спорить со своими могущественными соседями. Однако не только Россия хотела бы усилить военное присутствие в Киргизии – Пекин, по информации СМИ, тоже хочет создать в стране военную базу. Бакиев ничего не желает слышать об этих планах. "Я не считаю, что сегодня у нас необходимо размещать дополнительный российский воинский контингент", – говорит исполняющий обязанности президента. В создании китайских военных баз он также не видит "никакой необходимости".

Тем не менее руководство в Бишкеке чувствует жадные взгляды не только из Москвы и Пекина. С соседним Узбекистаном, который с 26 млн жителей является самым многонаселенным государством региона, киргизское руководство имеет свои проблемы. Ташкент требует выдачи политических беженцев. В Киргизию после бойни, которую узбекские солдаты устроили в Андижане в отношении мирных демонстрантов, бежало 500 человек. Четверо уже подверглись экстрадиции. Киргизский генеральный прокурор – вопреки протестам правозащитных организаций и представителей ООН – собирается выдать еще 29 беженцев. Ташкент утверждает, что они участвовали в захвате тюрьмы в Андижане. Ислам Каримов, президент Узбекистана и самый могущественный человек в Средней Азии, недавно подстраховался, заручившись поддержкой главы Кремля в Москве.

Для участника "революции тюльпанов" Курманбека Бакиева трудные времена начнутся после его ожидаемой победы на выборах. Социальная ситуация в Киргизии лишь немногим лучше, чем в Узбекистане, и в любое время напряженность может вылиться в новые беспорядки.

В южнокиргизском городе Джелалабад почти все люди официально числятся безработными, однако все так или иначе трудятся в поте лица. Выходные существуют лишь для немногих банковских служащих с их хорошей зарплатой. Все остальные вкалывают семь дней в неделю, причем в нескольких местах, потому что на одну зарплату или пенсию здесь прожить невозможно. Медсестра зарабатывает 1200 сомов (23 евро) в месяц, пенсионер получает 600 сомов. Хлеб стоит 5 сомов.

Медсестре еще ничего, поскольку она еще получает в качестве благодарности деньги от больных, кроме того, вместе с мужем и детьми она обязательно возделывает семейный надел. На вопрос, чем он зарабатывает себе на жизнь, каждый третий мужчина отвечает: "Я таксую".

"Это в Германии экономический кризис? – удивленно спрашивает экономист Ахмат. – Тогда наш кризис в 300 раз сильнее". Самое крупное предприятие города, мелькомбинат с огромными зернохранилищами, давно обанкротилось. Основной источник дохода граждан – это овцеводство и семейный надел.

Киргизы гордятся, что они далеко продвинулись со своей демократией и что экономика у них в лучшем положении, чем в соседнем Узбекистане. Однако после 15 лет трудных реформ, по ощущению, пора бы пожинать плоды. В стране до сих пор много специалистов с хорошим образованием. Уже пора бы прийти иностранным инвесторам, думает таксист Бабир. Он надеется на Курманбека Бакиева. Как минимум пять лет новый президент, в победе которого никто не сомневается, будет работать честно. Но затем придется смотреть, как бы он не пошел по пути своего предшественника Акаева, говорит Бабир.
http://www.inopresa.ru/merkur/2005/07/08/14:47:00/kirgiziya

Ульрих Хайден
InoPressa
10 Jul 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom