Великий кормчий или кровавое чудовище?

Автор "Диких лебедей" и ее муж-историк Джон Халлидей сорвали многие маски, с помощью которых до недавнего прошлого компартия Китая скрывала истинное лицо Мао- человека и Мао-правителя. Мао предстает как одно из самых кровавых чудовищ двадцатого века наряду с Гитлером и Сталиным. И если судить только по числу убитых, за которых он в ответе, Мао, убивший 70 миллионов, далеко превосходит их обоих.

Мао предстает перед нами отнюдь не как первый коммунистический лидер, который вступился за крестьян, стремился отвечать их интересам и спасти их от эксплуатации, но как человек, презиравший крестьян, хотя и заявлял обратное. Когда в 1920-ые и в начале 1930-х годов он возглавлял воинские подразделения, располагавшиеся в сельской местности, они до последней крошки выгребали у крестьян все, что те произвели на своих участках, оставляя их вообще без продовольствия. Он сознательно пользовался террором как средством навязать свою волю партии и народу, которым он правил. Во время Великого похода Мао предстает человеком, готовым без колебаний пожертвовать жизнями тысяч бойцов, лишь для того, чтобы еще на шаг приблизиться к власти.

Его полное презрение к жизням товарищей по партии и простых китайцев, когда он становится во главе всего Китая. Вопреки возражениям командующих войсками, Мао настаивал на продолжении корейской войны, в надежде взять измором многотысячную американскую армию, несмотря на то, что потери китайских войск при этом были несопоставимо большими. В годы правления Мао китайские крестьяне едва сводили концы с концами, не только потому, что нужно было обеспечить развитие промышленности и нужды городского населения, но и потому, что их трудом оплачивались работы по развитию новейшего оружия в Советском Союзе и в странах Восточной Европы – особенно ядерного оружия.

Положение крестьян ухудшилось еще больше, когда Мао поставил безумную задачу обогнать в экономическом развитии Британию и США, объявив политику Большого скачка, которая привела к голодной смерти 30-40 миллионов людей. До последних дней своей жизни Мао продолжал приносить китайский народ в жертву своей идее создания супердержавы.

Чан и Халлидей по новому показывают практически каждый эпизод беспорядочной жизни Мао. Одним из самых важных их открытий можно считать развенчание мифа о Великом походе. На самом деле, Чан Кайши обеспечил Красной армии возможность безопасно продвигаться в тех районах, где его власть была недостаточно крепка, с тем, чтобы его войска, идущие следом, могли свергнуть местных правителей. Более того, Чан боялся наносить удары по Красной армии, так как его сын был заложником в Москве. Даже легендарный переход через мост Даду, где, по словам Мао его героические солдаты смогли пройти по узкому мосту под шквалом пулеметного огня, оказывается чистой выдумкой. Неутомимые авторы воспользовались национальными архивами, побеседовали с китайскими историками и даже посетили место событий.

Мао показывается как человек, полностью зависимый от Советского Союза, и верящий, что китайским коммунистам для того, чтобы добиться успеха, необходимо примкнуть к СССР и получать оттуда значительную помощь. В конце-концов все именно так и произошло в Манчжурии в 1946-47 годах. Американский генерал Маршалл, желавший выступить в роли посредника в гражданской войне, невольно спас войска коммунистов от разгрома, объявив летом 1946 года четырехмесячное перемирие. Только это перемирие и помешало китайской армии разгромить отступающие войска красных. Объявление о прекращении огня позволило последним получить значительное подкрепление от Советского Союза, победить в Манчжурии, а затем отвоевать и остальную территорию Китая.

Китайские и западные историки уже указывали на то, что Мао и компартия Китая исказили ряд исторических фактов. Эти исследователи пользовались трудами китайских историков компартии; кроме того, подобные исследования стали точнее благодаря доступу к архивам бывших коммунистических стран, в первую очередь, к московским архивам.

Чан и Холидей не только воспользовались всей этой литературой, но – судя по их ссылкам – последние 11 лет сами работали в архивах, в том числе и в архивах тех стран, в которых до них не бывали исследователи этого периода. Кроме того, используя свои связи в Китае, они смогли опросить большое количество людей, близких к Мао и другим китайским руководителям. Сюда относятся и члены их семей, и друзья, коллеги, секретари, свидетели и даже женщина, однажды стиравшая нижнее белье Мао. В результате авторам удалось по новому осветить практически каждый эпизод из жизни Мао. Например, уже была известна грязная тайна провинции Енан – здесь производился и пускался в продажу опиум. Авторы показывают, что за счет этих сделок обогащалась верхушка, местные власти получали денежные резервы, в известной мере облегчалась жизнь крестьян – но они показывают и то, как инфляция, вызванная опиумными деньгами вела к общему ухудшению положения.

Сам Мао изображен как человек, которого интересует только он сам; его сила в полном безразличии к окружающим, его безжалостности, его способности вести интригу, умении использовать человеческие слабости. Он был безразличен к своим женам, с которыми обращался жестоко, у него никогда не было времени для собственных детей. Он любил еду и книги, к его услугам было бесконечное множество молодых женщин. Мао не отличался личным мужеством; в различных частях Китая для него было построено пятьдесят вилл, в которых можно было спастись от бомбардировок и даже пережить ядерную атаку.

У Мао не было черт, необходимых, как принято считать для успешного революционного вождя. Он был плохим оратором, не был идеалистом и не разделял какой-то теории. Его вела жажда личной власти. Он взял верх над своими соратниками благодаря шантажу и террору. И, похоже, получал от этого большое удовольствие. Будучи свидетелем крестьянского восстания в 1927 году у себя дома, он понял, что получает большое удовольствие от вида страшных казней и ужаса людей. Во время культурной революции он любил смотреть документально заснятые сцены насилия и пыток своих соратников.

Для режима Мао террор был типичным явлением. Хотя для этого существовал КГБ, особенностью режима Мао было то, что он заставил людей использовать его друг против друга. Эту модель он довел до совершенства в Енане, где все поголовно занимались критикой и самокритикой, бесконечно сознаваясь и обвиняя друг-друга в ужасных «ошибках» . Потом этот метод был распространен на весь Китай, так как люди были привязаны к своим рабочим местам в городе и к конкретным деревням в сельской местности.

Эта замечательная книга имеет свои недостатки. Надежность источников и способы получения информации не обсуждаются. Мотивы людей вообще и Мао в частности скорее объявляются, чем анализируются. Отсутствуют введение или заключение, которые могли бы объединить ключевые положения книги. Однако это выдающаяся книга, и можно только надеяться, что она будет доступна китайскому народу, который все еще относится к этому человеку с благоговением, и который должен разобраться в своей истории, также, как они хотят этого от других.

Автор – заслуженный профессор в отставке Лондонской школы экономики; ведет курс в Университете Джорджа Вашингтона.
http://www.russ.ru/culture/20050620_myg.html


РЖ
22 Jun 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom