Узбекистан:

Андижанские события в Узбекистане сделали еще более острыми споры в Вашингтоне по вопросу о том, способствует или вредит помощь узбекскому президенту Каримову национальным интересам США. Многие в Вашингтоне испытывают все большее недовольство по поводу авторитарных методов Каримова, однако кое-кто до сих пор видит в узбекском лидере оплот борьбы со среднеазиатскими радикальными исламистами.

29 мая трое сенаторов из США, посетивших узбекскую столицу город Ташкент, осудили действия администрации Каримова во время андижанских событий, которые начались 13 мая. Узбекские власти настаивают, что за андижанский конфликт – в котором, по официальным данным, погибли 173 человека, в том числе 36 узбекских солдат, – несут ответственность исламские боевики. По данным правозащитных организаций, в ходе андижанских событий было убито по меньшей мере 750 человек. Правозащитники заявляют, что Ташкент скрывает масштабы насилия, примененного против по большей части мирного гражданского населения.

Один из прибывших в Узбекистан американских сенаторов, республиканец Джон Маккейн (Аризона), вновь призвал к независимому расследованию того, что он назвал андижанской «кровавой бойней». Маккейн подчеркнуто отказался прислушаться к мнению узбекского правительства, заявившего, что протесты в Андижане были развязаны исламскими террористами. Каримов отклонил требование о проведении независимого расследования.

Андижанские события превращают Узбекистан в испытательный полигон для конкурирующих между собой концепций внешнеполитических приоритетов США. С одной стороны, Каримов – союзник Соединенных Штатов, который помог Вашингтону в антитеррористической кампании и предоставил в распоряжение американских вооруженных сил узбекскую авиабазу. С другой стороны, Каримов продемонстрировал свое неприязненное отношение к целям глобальной демократизации, заявляемым президентом США Джорджем У. Бушем.

В Вашингтоне сегодня размышляют над вопросом: какой политике следует отдать предпочтение? Следует ли Соединенным Штатам оказывать поддержку диктатору, проводящему в целом проамериканскую политику? Или Вашингтон должен поддерживать процесс демократизации, невзирая на образующиеся в результате стратегические, военные, энергетические и другие геополитические издержки? В Вашингтоне пока нет консенсуса по этому вопросу и, возможно, никогда не будет. Тем не менее администрации Буша, скорее всего, придется сделать выбор, и, по мнению многих вашингтонских аналитиков, стратегическая необходимость может возобладать над самыми благими демократическими намерениями.

Узбекская проблема способна привести к возобновлению борьбы между Государственным департаментом, Пентагоном и другими американскими правительственными органами. У Министерства обороны явно нет никаких сомнений в необходимости союза с диктаторами в целях обеспечения большей безопасности США. Например, на недавней конференции в Вашингтоне высокопоставленный офицер американского военного ведомства поднял вопрос о направлении вооруженных сил в Туркменистан. Размещение там американских войск, по этой теории, могло бы оказать давление на Иран и заставить его выполнять требования международного сообщества, касающиеся ядерной программы Тегерана. Гражданские участники конференции пришли в ужас, когда прозвучало предложение о создании базы в Туркменистане, однако старший офицер продолжал говорить о необходимости «широких взглядов» и начале «диалога» с туркменским лидером Сапармуратом Ниязовым по вопросу о создании базы.

Офицер полностью проигнорировал тот факт, что в постсоветский период Туркменистан следовал политике нейтралитета, а также то, что в последние годы Ниязов стремится оградить страну от любых внешних влияний. Поэтому крайне маловероятно, чтобы Ашгабат дал согласие на какие бы то ни было базы. Ниязов стоит во главе режима, который обычно считается одним из самых деспотичных в мире.

Государственный департамент, по-видимому, лелеет надежду, что Буш будет и впредь проводить политику демократизации. Филип Зеликов, советник госсекретаря Кондолизы Райс, заявил на конференции, прошедшей в Центре стратегических и международных исследований и посвященной отношениям между США и Саудовской Аравией, что Буш сознает возможность прихода к власти в процессе демократизации исламистских сил, и «готов пойти на этот риск».

По мнению многих американских политических деятелей, на Каримова должно быть оказано давление – как на двустороннем, так и на многостороннем уровне, – чтобы принудить узбекское правительство к выполнению давно обещанных политических и экономических реформ. К числу таких реформ относится наделение оппозиционных партий – таких, как «Эрк», «Бирлик» и «Солнечная коалиция», – большим пространством для маневра и ослабление государственного контроля над СМИ. В двусторонних отношениях администрация Буша, вероятно, могла бы поставить вопрос о выполнении намеченных реформ как условии продолжения стратегических отношений с Узбекистаном.

Несмотря на то, что наилучшим вариантом было бы оказание давление на Каримова, значительное число вашингтонских аналитиков считают, что узбекский президент не способен измениться. Неспособность «открыть» политическую и экономическую системы Узбекистана наносит ущерб интересам национальной безопасности США, поскольку опора Каримова на силу толкает потерявших надежду узбеков на путь вооруженной борьбы и вынуждает их вступать в ряды исламистов. В итоге в Вашингтоне усиливается неприязнь к Каримову, и многие были бы не прочь видеть в Ташкенте другого лидера – при условии сохранения стабильности.

Однако в настоящий момент американские власти, по-видимому, считают невозможным отделаться от Каримова, полагая, что угроза радикального исламизма слишком велика. И в самом деле, если администрация Каримова падет, нет никакой другой силы, кроме исламских радикалов, которая могла бы заполнить образовавшийся вакуум власти.

Позиция США определяется также тем, что как Россия, так и Китай оказывают твердую поддержку Каримову. Во время недавнего визита в Пекин Каримов подписал выгодный контракт на строительство газопровода стоимостью в 600 млн долларов. Такая помощь вряд ли способна подтолкнуть Каримов к осуществлению реформ и ослабляет рычаги давления на Ташкент, которыми располагают Соединенные Штаты.
http://www.eurasianet.org/russian/departments

Ариэль Коэн
Eurasianet
04 Jun 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom