Соучастник «Казахгейта» - нефтяной магнат из Челси

ФРИДХЕЛЬМ ЭРОНАТ – один из наиболее успешных нефтяных дельцов в мире. В то же время, это одна из самых загадочных фигур в Великобритании. Его состояние оценивается в 100 миллионов долларов (55 миллионов фунтов), которое он заработал на сомнительных миллиардных сделках – зачастую в партнерстве с компанией Mobil - в таких отдаленных и «трудных» местах как Нигерия, Россия и Казахстан. Но подробной информации о нем нет. Он избегает публичности.

Он живет в викторианском доме на Челси-сквер стоимостью 20 миллионов фунтов. В его роскошном доме на стене висит картина Дега и есть отменный винный погреб. Он женат на известной красавице Мелиссе Лоутон. Симптоматично, однако, что когда в прошлом году в «Роял Аскот» ее засняли папарацци, ее мужа не было нигде видно рядом. Он стал гражданином Великобритании в 2003 г. после того, как отказался от американского паспорта. В настоящее время он проживает в Лондоне, откуда руководит своей империей Cliveden Petroleum. Его друзьями являются финансист Роберт Хэнсон и ливанский бизнесмен Эли Халиль (которого обвиняли в участии в финансировании неудавшегося переворота в Экваториальной Гвинее, в котором был замешан Марк Тэтчер).

С таким «джентльменским набором» Эронату более пристало бы фигурировать в списке богатых людей «Санди Таймс» или позировать вместе с женой для журнала «Хелло!»

Тем не менее, слышали о нем немногие. Но суд по трудовым спорам в Вест-Кройдон был вынужден снять покров с частной жизни этого человека, напоминающего Великого Гэтсби. Д-р Питер Фелтер, юрист и бывший исполнительный директор компании Cliveden Petroleum, подал иск против компании на 8 миллионов фунтов за несправедливое увольнение. Фелтер сообщил, что он был уволен за разглашение информации о стратегической нефтяной сделке между компанией Эроната и Китаем. Рассмотрение этого дела вынудило 51-летнего Эроната наконец выйти из тени. А газета «Ивнинг Стэндарт» смогла впервые за все время составить более-менее целостную картину его необычной жизни.

В результате рассмотрения дела выяснилось, что Эронат находится в центре «новой схватки за Африку», в которой США, Китай и наемники типа руководителя переворота в Экваториальной Гвинее Саймона Манна, стремятся получить свою долю от нефтяных запасов континента. Эронат не жалует журналистов. Когда после неудачных попыток связаться с ним, корреспонденты «Стэндарт» пришли в его дом, слуга филиппинец впустил их, однако нефтяной магнат выгнал их из своего дома. Адвокаты Cliveden Petroleum попытались – несмотря на возражения «Стэндард» - не допустить прессу на слушания в Вест-Кройдон, однако суд постановил, что пресса может остаться. Это позволило широко открыть завесу и взглянуть на его жизнь. В нефтяном бизнесе его окружает ореол тайны. Даже имя – Эронат – кажется ненастоящим. Говорят, что неизвестно точно, где он родился – то ли в лагере беженцев из Восточной Европы, то ли в Луизиане. Однако на самом деле, родился он в Преме, Бавария, в 1954 году.

О ранних годах его карьеры сведений мало, однако известно, что сейчас он вращается в высших кругах. Суду было рассказано, что мир Эроната – это исключительная сфера: в круг его общения входили премьер-министры, он участвовал в конференциях, проводимых OPEC (его другом является Рилвану Лукман, бывший нигерийский глава этой организации), заключал многомиллионные сделки в отелях на Парк-Лэйн, катался на лыжах в Сен-Морице. Он ничего не доверял бумаге – даже контракт Фелтера. Кем бы он ни был, он всегда имел в виду конечный результат – по его выражению, «деньги в кармане».

Суммы, которыми он оперирует, изумляют. («Эронат сказал мне, что он заработал на одной нефтяной сделке 40 миллионов долларов комиссионных от Phillips Petroleum, - рассказывал Фелтер. Неудивительно, что Фелтер, до 2001 директор по энергетике компании Clyde & Co, зарабатывавший 375 тысяч фунтов в год, уже тогда в течение многих лет адвокат Эроната, стал сотрудничать с Cliveden Petroleum. (Предполагают, что Эронат пообщеал Фелтеру, что «все будут получать огромное вознаграждение».)

Однако при всем том, что он любит делать деньги, он не любит ими делиться. Жан-Габриель Антони, женевский финансовый менеджер Эроната, рассказал в суде, что Cliveden Petroleum, зарегистрированная на британских Виргинских островах компания, которая в 2003 году сообщила о чистом доходе в 63 миллиона долларов, «нигде не платит налогов».

Чтобы понять, в чем суть возникшего спора, необходимо вернуться к тому замечательному обеду, устроенному в доме Эроната 18 декабря 2003 года. В тот вечер отмечалась победа Китая в битве за Африку. Банкет, на который были приглашены Фелтер и китайские официальные лица, состоялся в подвальной части дома, расположенной на три этажа ниже уровня улицы в Челси. Эронат отмечал получение огромной концессии – "Конвенции Чада". По некоторым оценкам запасы нефти в этой бедной африканской стране составляют 10 миллионов баррелей нефти.

На приеме произносились тосты в честь заключения сделки с участием Китая, крайне нуждающегося в нефти.

Для китайцев это был большой шаг вперед. Чад признал врага Китая – Тайвань, и инициатива Чада была частью политической стратегии (Эронат способствовал установлению отношений между правительствами Чада и Китая), которая, как предполагалось, была одобрена премьер-министром Китая. Сделка имела такое значение, что подписывать ее в Лондон прилетел один из могущественнейших людей в Китае, Вань Юн, председатель государственной корпорации Citic, капитал которой составляет 60 миллиардов долларов. Совместно с китайской государственной нефтяной корпорацией CNPC, она приобрела 50% пакет акций Cliveden за 46 миллионов долларов. Сделка была парафирована в доме Эроната.

Под хлопки открываемого шампанского Фелтер частным образом напомнил боссу, что здесь может возникнуть проблема. Остальные 50% акций Cliveden было продано еще год назад за 46,5 миллионов долларов канадской нефтегазовой компании EnCana. Сделку организовывал Фелтер. Он считал, что EnCana имеет формальное право узнать о своем новом партнере, но, принимая во внимание тайваньский вопрос, эта информация может ей не понравиться. Согласно утверждениям Фелтера, Эронат не хотел поднимать шума. Разгорелся спор, и когда через несколько дней Фелтер вновь напомнил Эронату о том, что он считал своей обязанностью сделать, Фелтер закричал «Нет!» и бросил телефонную трубку. Потом, как он говорит, его бойкотировали в течение семи недель.

Здесь на сцене появляется Эли Калиль. Фелтер надеялся, что как друг и помощник Эроната, ливанский бизнесмен, который живет буквально за углом, сможет отговорить Эроната от его «безумного плана». Хотя у двух этих людей были очень тесные деловые отношения, Калил не одержал верх. В январе 2004 г. Фелтер проинформировал EnCana об участии китайской стороны. Эронат был «взбешен». К середине февраля, после собрания акционеров, состоявшегося в Пекине, Фелтер был освобожден от занимаемой должности. Фелтер утверждает, что именно благодаря ему капитал компании Cliveden составляет 1,2 миллиарда и что он был отставлен потому, что рассказал EnCana о китайской стороне. Он считает, что в данном случае «разглашение информации» было совершено на законном основании (в рамках правил трудового законодательства).

Эронат же считает, что Фелтер "не годился для этой работы", называет его поведение «самонадеянным» и «вызывающим», несовместимым с китайским стилем ведения бизнеса. Он утверждает также, что раскрытие информации компании EnCana не имеет никакого отношения к увольнению Фелтера.

Cliveden утверждает, что закон не требовал информировать EnCana и компания действовала корректно. EnCana никак не прокомментировала обстоятельства спора для «Стэндарт», однако теперь, как говорят, уходит из Чада. Фелтеру нанесли тяжелый удар.

Будучи другом Эроната и его официальным советником с середины 1990-х годов, он говорит, что, пытаясь «действовать правильно», он действовал исключительно из «ложно понятой» преданности. И его отставка задевает его еще больше потому, что, по его словам, он преданно защищал своего клиента "против возможных обвинений в мошенничестве и отмывании денег правительством США".

Это относится ко времени присутствия Эроната в 1990-е годы в Центральной Азии, которую тогда назвали новым Ближним Востоком. Эронат был близок к Mobil Oil. Из расписаний Фелтера, составленных в тот период, которые были приобщены к документам суда, последний выступал от имени своего клиента по нескольким делам ($350 в час): гражданский иск ($42 млн, выигран), два расследования Большого жюри США и швейцарское дело.

Это, очевидно, относится и к потенциально противозаконной нефтяной сделке, заключенной между Ираном и Казахстаном, а также к так называемому «Казахгейту», самому громкому в США делу о даче взяток иностранным должностным лицам: утверждают, что $78 миллионов было незаконно выплачено главой торгового банка Джеймсом Гиффеном президенту Казахстана за выгодные нефтяные концессии. Против Эроната по этом делу – которое в следующем году будем слушаться в суде - не было выдвинуто никаких обвинений. Однако он проходит в обвинении как CC-1 (соучастник преступного сговора № 1), так как, согласно обвинению, именно его компанию друг Эроната Гиффен использовал в качестве средства для перенаправления части этих денег.

Преследуемый этими проблемами, Эронат поспешил убраться восвояси из Казахстана, из США и подальше от Mobil. Сейчас он находится в Лондоне, вместе с Калилем занимается Африкой, и очень тесно работает с китайцами. Слушание проходят в закрытом режиме. Суд изучает материалы и вряд ли что-то станет ясно раньше, чем через несколько недель.

Не каждый день суд сталкивается с делами о государственных сделках и многомиллионных комиссионных – правда, расследования Конгресса раскрывают их и того меньше.
«Ивнинг стандарт», Лондон, 26 мая 2005 г.

Адриан ГАТТОН
эл.почта
31 May 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom