Оппозиция: камо грядеши?

История казахстанской оппозиции, насчитывающая без малого полтора десятка лет, чрезвычайно богата на взаимоисключающие крайности. Когда-то, в середине 90-х, первая волна оппозиционеров культивировала в обществе ностальгию по “сытому” социалистическому прошлому, виня во всех грехах “бездушный рынок” и его проводников - вроде тогдашнего премьера Кажегельдина.

Сегодняшние оппозиционеры - почти сплошь закоренелые рыночники, почитающие Акежана Магжановича своим “духовным лидером в изгнании”. Лидеры оппозиционных партий (в особенности пришедшие в этот лагерь за последние три-четыре года бывшие министры, акимы, полномочные послы, крупные бизнесмены и видные парламентарии) сделали своей главной мишенью именно фигуру президента.


Однако совершенно очевидно, что этот путь неплодотворный, более того - тупиковый. Прежде всего потому, что общество видит: все социально-экономические подвижки последних лет связаны главным образом с именем Нурсултана Назарбаева.
В чем же главная причина этого противоречия, порождающего слабость, разрозненность и, скажем так, недостаточную общественную востребованность казахстанской оппозиции? Не в том ли, что ее лидеры, решив вроде бы против кого дружить, никак не могут определиться: за какие идеалы бороться? На какие маяки ориентироваться?

Перво-наперво, нашим оппозиционным партиям не худо бы объяснить обществу (да и самим себе), правые они или левые. Иначе говоря, ратуют ли они за индивидуальную инициативу или за государственный патернализм? Вроде бы в своих интервью и прочих публичных выступлениях лидеры оппозиционных партий позиционируют себя как правые. Все (даже коммунисты) - за рынок, за частную инициативу, за развитие малого и среднего предпринимательства. То же самое можно найти в их программных документах. В то же время они постоянно аппелируют к “социально незащищенным слоям населения”, обвиняют власти в стремлении обмануть эти слои, сделать их еще “незащищеннее”.

Далее. В подавляющем большинстве своем лидеры оппозиционных партий стыдливо обходят национальный вопрос. Что и говорить, тема довольно щекотливая. Но если совсем не касаться ее, то обществу, людям так и останется непонятным, будут ли эти партии, если придут к власти, исповедовать либерализм западного образца или поднимут на щит националистические идеи. К слову, на заре независимости часть оппозиции выбрала последний вариант. Тогда на политической сцене появились партии “Желтоксан” и “Алаш”, а в пику им - движение “Лад”, различные казачьи объединения. Тогда эти политические образования достаточно быстро сошли со сцены - отчасти благодаря жесткому прессингу со стороны государства: для успешного проведения социально-экономических реформ нельзя было раскачивать “лодку” межнационального согласия. Однако теперь, когда Казахстан достиг очень многого в экономической и социальной сферах, люди хотят знать, какой видит оппозиция политическую модель будущего страны - либерально-европейской или национально-азиатской?

Кроме того, обществу очень важно знать, представляют ли казахстанские партии интересы тех или иных олигархических групп или же они социальны в полном смысле этого слова, то есть опираются на широкие общественные слои.

Современная политическая ситуация на постсоветском пространстве нередко играет с электоратом тех или иных партий злую шутку. В частности, до недавнего времени российский Союз правых сил мог считаться политическим образованием чисто олигархического происхождения. Именно эта репутация СПС, по мнению многих аналитиков в России, обусловила его безоговорочное поражение на последних выборах в Государственную думу.

И вдруг один из недавних лидеров СПС Борис Немцов однозначно поддерживает кандидата в президенты Украины Виктора Ющенко, а после его победы в многомесячном противостоянии со ставленником олигархических группировок Донбасса Виктором Януковичем даже становится советником Ющенко... Впрочем, и казахстанская партийная “тусовка” преподнесла аналогичный сюрприз.

Я имею в виду предвыборный блок “КПК - ДВК”, принявший участие в парламентских выборах осенью прошлого года. Что бы ни говорили лидеры этих партий об “административном ресурсе”, включенном против них властью, о голосах, “украденных” у них избирательными комиссиями, а факт остается фактом: этот противоестественный союз сбил с толку, а то и просто напугал очень и очень многих. В самом деле, что может быть общего у успешного бизнесмена, создателя одной из лучших на постсоветском пространстве образовательных структур - Международной академии бизнеса, президента Центральноазиатского фонда развития менеджмента (САМАМ) Асылбека Кожахметова с бывалым советским функционером, ни дня не проработавшим в бизнесе Серикболсыном Абдильдиным? А чего стоит неожиданный для многих приход в КПК на пост секретаря ЦК удачливого предпринимателя Толена Тохтасынова, друга и партнера по бизнесу лидера ДВК Жакиянова?

Как ни странно, казахстанская оппозиция щедра на подобные мезальянсы.
А чем объяснить тот факт, что сегодня Амиржан Косанов - бессменный пресс-секретарь, пропагандист и интерпретатор “антинародного” (пользуясь терминологией оппозиции середины 90-х) премьера Акежана Кажегельдина - чуть ли не дословно совпадает в суждениях и оценках с давним и убежденным критиком власти Нурбулатом Масановым? И вот эта группа людей (которую трудно назвать “союзом убежденных”, скорее это “клуб заинтересованных”) утверждает, что способна объединиться и выставить единого кандидата на президентских выборах, победить власть в “честной и конкурентной борьбе”? Очень сомнительно... Во-первых, такие союзы ненадежны и недолговечны. А во-вторых, народ за 14 лет независимости достаточно поднаторел в политике, чтобы увидеть: оппозиция наша борется не столько с властью за его “народное счастье”, сколько между собой - за пальму первенства.

По существу, это открыто признает в одной из своих статей известный идеолог оппозиции Петр Своик: “Посмотрите, кто в лидерах оппозиции: бывшие министры, акимы, депутаты... Причем чем выше должность и чем ближе этот человек был к президенту, тем выше его место в оппозиции.

Каждый из них (говорит это вслух или держит в себе) видит именно себя заменой Назарбаеву. Для них демократия - не цель, а средство, а всякое объединение полезно лишь настолько, насколько оно может продвинуть его лично к власти. (Для начала хотя бы в оппозиции). Не будем показывать пальцем, но все мы с вами знаем: такие люди есть”.

Что ж, автор этих строк, в отличие от Петра Владимировича, готов и “пальцем показать”. Возьмем недавний фактически раскол партии “Ак жол”. Хотя, строя руководящие структуры этой партии на принципах поливождизма (сначала три сопредседателя, затем - пять), “отцы-основатели” “Ак жола” надеялись счастливо избежать столкновения лидерских амбиций, им это, судя по всему, не удалось.

Вообще большинство наших оппозиционных партий - партии вождистского типа. Тогда как на Западе политическая партия - четко отлаженный и абсолютно прозрачный механизм, ведущие “шестеренки” которого регулярно заменяются. Ротация кадров в таких партиях происходит чаще всего по итогам их участия в очередных выборах. Собственно говоря, такие механизмы “разогрева” электората “включаются” исключительно во время избирательных кампаний. Ведь на Западе, с его устоявшимся индивидуализмом (“каждый за себя”), быть постоянно “мобилизованным и призванным” партией просто нерентабельно...

Иное дело - различные неправительственные организации (НПО). В странах Запада НПО давно стали неотъемлемой частью социально-политического ландшафта. Для Казахстана, впрочем, они уже тоже не в диковинку. На сегодняшний день в стране зарегистрировано более 5 тысяч НПО - экологических, правозащитных, образовательных, молодежных. В неправительственном секторе занято более 200 тысяч человек.

По нашему закону о партиях, который многие оппозиционеры считают “драконовским”, этого с лихвой хватило бы на четыре полновесные партии. Впрочем, речь не об этом. А о том, что на сегодняшний день неправительственный сектор - благодатное электоральное поле для любой партии. Кто вовремя “вспашет и засеет” это поле - тот и окажется на коне к очередным выборам (парламентским, маслихатовским, президентским - каким угодно!). Однако нога нашей оппозиции на это поле еще не ступала. Она (оппозиция) предпочитает жить по старинке: проводить бесконечные заседания-совещания, обнародовать бесконечные “воззвания” к казахстанцам, напоминающие “предпраздничные призывы” ЦК КПСС.

А все почему? Потому что в нашей уважаемой оппозиции, говоря стихами Грибоедова, “господствует смешение языков - французского с нижегородским”. Правые либералы братаются с левыми радикалами, лидеры, “пораженные бациллой” вождизма, говорят о необходимости перехода Казахстана от президентской к парламентской республике...

До тех пор, пока каждый из обитателей этого политического “Вавилона” не заговорит на своем (и в то же время понятном всему обществу) языке, его шанс быть услышанным народом остается ничтожным.
http://www.np.kz/2005/13/rots.html

Куаныш ТОРЕБАЕВ, политолог
НП
07 Apr 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom