После развода

Формулу "СНГ создан для цивилизованного развода" придумал не Путин, она часто звучала в 1992 году. Однако с тех пор на официальном уровне ее старались не использовать. Страны СНГ воспринимались как "канонические территории" российского влияния. При этом и западные, и исламские страны активно действовали на постсоветском пространстве, закрепляя там свои интересы, но право России контролировать местную власть и разрешать конфликты никто особенно не оспаривал.

В этих условиях российская политика по отношению к странам СНГ сводилась к попыткам сохранить этот контроль. А главным рычагом этого контроля была ориентация на сохранение постсоветских властных элит. Некоторое время такая позиция России находила понимание на Западе.

Однако в начале 2000-х ситуация изменилась. Запад перешел условную границу канонических территорий и начал менять властные элиты постсоветских государств, не особо интересуясь мнением России. В ответ Россия еще больше ужесточила свою позицию и противопоставила революционной волне концепцию нового "священного союза".

Как известно, эта концепция потерпела поражение на Украине и тогда же потеряла всякий смысл. Зафиксировав этот факт, большинство экспертов сошлось на том, что противостояние на постсоветском пространстве теперь еще больше обострится. У Запада, осуществившего успешную смену элит в Грузии и на Украине, вроде бы нет никаких причин останавливаться. России же противопоставить этой экспансии почти нечего.

Однако последнее заявление кое-что меняет. Фактически Путин признал, что постсоветские режимы изжили себя, что они не комфортны и не технологичны ни для Запада, ни для России, ни для населения соответствующих стран. Поняв это, Россия развязывает себе руки и становится свободным игроком, у которого нет вечных врагов и вечных друзей, а есть интересы.

Впрочем, похоже, что не только Россия поменяла свой взгляд на СНГ. Во многом изменилась и американская позиция. Сегодня Америке уже невыгодно формировать кольцо нестабильности и конфликтов вокруг России - слишком высоки издержки не только "упразднения России", но даже окончательного удаления ее с постсоветского пространства.

Америка, разумеется, остается ключевым игроком и по-прежнему настроена активно участвовать в сменах тяжеловесных и нетехнологичных режимов постсоветских стран. Для Америки, безусловно, важен контроль над ситуацией в регионе, причем главным инструментом этого контроля в Вашингтоне считают не "своих сукиных детей", а демократические режимы - они лучше управляемы и лучше настраиваемы. Для России такие режимы тоже вполне годятся. К тому же большинство постсоветских режимов для России являются проблемой едва ли не меньшей, чем для США.

Впрочем, говоря о позиции США, важно понимать, что для нее важна еще и презентация этих режимов внутри страны. А потому демократия для них не только технологично наиболее приемлемый вид власти, но и единственный подходящий для презентации в американских СМИ. Потому наследственная или клановая передача власти, при всей возможной технологичности, Америку не устраивает. В случае со среднеазиатскими республиками у такого подхода обнаруживается серьезная проблема при реализации. Устройство тамошней власти и тамошнего общества принципиально кланово. Но тем не менее проблема эта будет решаться.

Таким образом, смена постсоветских режимов - объективная и субъективная неизбежность. Однако в каждой стране своя ситуация и свои нюансы. Интересы и возможности США далеко не везде одинаковы, так же как и позиция России. Более того, некоторые режимы могут и сами, без революционного толчка, осуществить смену властной системы. То есть пришло время просто внимательно посмотреть на карту и попытаться проанализировать расклад сил.

Закавказье. Азербайджан

Сегодня Азербайджан - страна с динамично развивающейся экономикой и вполне твердой властью. Местному руководству пока удается находить оптимальные решения и играть самостоятельную партию в зоне перекрестных интересов США, России, Ирана и Турции.

В 2003 году США и Россия сделали все возможное, чтобы после смерти Гейдара Алиева власть в Азербайджане осталась в руках прежней элиты, а президентом стал его сын Ильхам. Для России новая-старая азербайджанская власть стала едва ли не самым адекватным партнером, несмотря на неподконтрольность Кремлю и тесные контакты с США.

С американцами все вышло немного сложнее. С момента прихода к власти Ильхама Алиева отношение американцев к власти в постсоветских государствах существенно изменилось. Постепенно они склонились к тому, чтобы сделать ставку на разрыв клановых связей, а не на преемственность. На революционные технологии, а не на аппаратные интриги. На подконтрольные демократии, а не на мягкие диктатуры с культом личности. Однако упрекнуть режим Алиева-младшего им, в общем, не в чем. Возможно, Америке хотелось бы иметь куда более контролируемую власть в этой стране, однако пока нынешний режим выглядит вполне предсказуемым, технологичным и лояльным и Америку вполне устраивает.

Кроме того, на стороне нынешней власти в Азербайджане играют американские и мировые корпорации. Еще Алиев-старший сделал ставку на открытую экономику и привлечение крупных инвесторов. Сегодня инвесторы очень уверенно чувствуют себя в Азербайджане и вкладывают деньги уже не только в нефтянку. Крупным компаниям, работающим в Азербайджане, решительно не нужны никакие революции, а с их мнением приходится считаться как госдепу, так и другим центрам выработки внешнеполитических стратегий США.

Тем не менее нельзя не замечать, что именно глава государства Алиев-младший, авторитет которого держится только на авторитете отца, является главной слабостью азербайджанского режима. Граждане самого Азербайджана открыто называют его слабым и не способным к управлению. Впрочем, его слабость компенсируется силой окружения (аппарат президента) и популярностью жены. Ее называют регентшей, реально управляющей страной от имени "настоящего наследника" - внука Гейдара Алиева.

Эта слабость Алиева-младшего создает благодарную почву для оппозиции, и она в Азербайджане есть. Азербайджанская оппозиция в последнее время весьма активно сотрудничала с международными организациями и давно готовится повторить в Баку тбилисский сценарий. Однако Алиев недавно объявил амнистию и начал включать оппозиционных лидеров в политическое поле. Этот ход, возможно, снизит давление западных общественных организаций, требовавших от Белого дома действий по устранению тоталитарного режима Алиева.

Однако в любом случае сегодняшнюю Америку наследственная передача власти не устроит, и вопрос о смещении "алиевского клана" через некоторое время может встать весьма остро.

Закавказье. Армения

У Армении нелегкое положение. У нее нет богатых природных ресурсов, выхода к морю, большой промышленности и общей границы с Россией - единственным историческим и стратегическим союзником. Кроме того, у Армении весьма напряженные отношения с непосредственными соседями - Азербайджаном и Турцией. С последней у Армении даже нет дипломатических отношений. Причем если конфликт с Турцией - отголосок далекого прошлого (геноцид армян в начале ХХ века), то конфликт с Азербайджаном еще на памяти у нынешнего поколения жителей обеих стран. Из-за этого Армения находится в определенной транспортной зависимости от Грузии, через нее Армения осуществляет экономическое сотрудничество с Россией и европейскими странами (в том числе получает турецкие товары).

Для России Армения важна, во-первых, как едва ли не единственный последовательный союзник, а во-вторых, как стратегический плацдарм в Закавказье и на границе с Турцией. Для США Армения важна в первую очередь как фактор возможной (и крайне нежелательной) дестабилизации в регионе. Кроме того, на политику Америки так или иначе может влиять армянская диаспора США - достаточно многочисленная и влиятельная. По этой же причине ситуация в Армении небезразлична и Франции.

Положение нынешнего президента Роберта Кочаряна весьма непрочно. Он - карабахский армянин, для ереванской элиты чужой, кроме того, его не слишком поддерживают американская и французская диаспоры. Влиятельный министр обороны Серж Саркисян, поддерживавший последние годы Кочаряна, сегодня стал самостоятельным игроком. Однако и оппозиция Кочаряну сегодня хоть и многочисленна, но раздробленна - более 110 партий. Впрочем, в последнее время стала формироваться новая оппозиционная сила (партия "Новые времена"), которая, сохраняя традиционную для всех армянских политических сил пророссийскую ориентацию, выступает за расширение экономического присутствия США в Армении.

Ситуацию подогревает то, что около года назад в Армению назначен новый посол США, что является весьма значимым событием - почти во всех странах, где произошла революционная смена власти, за год до того или чуть раньше сменялся и американский посол. Новым послом стал господин Джон Эванс. До назначения в Армению профессиональный разведчик Эванс руководил в госдепартаменте США управлением анализа по России и Евразии, некоторое время был также директором всего российского направления. Говорят, что знаменитый "посол революций" Майлс был его учеником. Важно и то, что в середине 90-х Эванс был генеральным консулом США в Санкт-Петербурге и потому имеет хорошие контакты с нынешним российским руководством.

Правда, выборы президента и парламента в Армении запланированы только на 2008 год, а потому уверенно говорить о скорой смене власти в Армении пока, очевидно, не стоит.

Закавказье. Грузия

Революция в Грузии - безусловный успех США. И не только потому, что она стала первым применением революционной технологии на постсоветском пространстве. Получив контроль над Грузией, Америка закрепилась в Закавказье, теперь у нее есть плацдарм для окончательного включения этого стратегически важного региона в свою систему безопасности.

Однако Михаил Саакашвили оказался слишком эмоционален, резок и непрогнозируем. Что уже стало проблемой и для США. Грубо говоря, американцы не для того ставили Саакашвили, чтобы он "задирал" Россию без спроса. Тем более столь настойчиво и оголтело. Перспектива горячего конфликта в регионе, где американцы намерены разместить свои базы, их совсем не радует. К тому же в Вашингтоне сегодня явно не хотят спровоцировать российское руководство на резкие, непредсказуемые действия. Судя по изменившемуся тону вашингтонских кураторов тбилисского режима, американцы воспринимают нынешнего лидера Грузии как "нетехнологичного" и уже задумываются о некотором переформатировании грузинского руководства.

Кроме того, спустя год после революции в Грузии начала обостряться и внутренняя обстановка. Американская помощь помогла на некоторое время снять остроту экономических проблем в стране, но сегодня они снова стали ощутимы. Кредит доверия новой власти иссякает, и недовольство жизнью уже начинает перерастать в недовольство новой властью. Ситуацию усугубляет все то же рвение Саакашвили. Его резкие заявления и непродуманные действия вызвали серьезное недовольство в районах компактного проживания азербайджанцев и армян. А "атака на российские базы" со стороны грузинского руководства привела к массовым выступлениям в Аджарии и Ахалкалаки (район компактного проживания армян) в защиту этих баз (базы обеспечивают большую часть доходов жителей этих районов).

Средняя Азия. Узбекистан

Узбекистан - самая населенная страна Среднеазиатского региона. Узбеки - народ с богатой культурно-политической традицией и с соответствующим самосознанием. Однако, несмотря на все усилия, лидером региона Узбекистан так и не стал, и по экономическому, и по политическому влиянию он сегодня заметно отстает от Казахстана.

В начале 90-х годов Узбекистан одним из первых поддержал идею Москвы о создании системы коллективной безопасности на территории СНГ, активно, с помощью России, создавал собственные вооруженные силы, участвовал в военно-экономическом сотрудничестве (в Узбекистане находится ряд важнейших предприятий бывшего союзного ВПК). Однако в дальнейшем, по мере укрепления отношений с Западом, а также с исламскими странами, Ташкент резко сменил акценты политики и еще в конце 90-х по сути дела вышел из зоны влияния России. Впрочем, роман Ислама Каримова с Западом оказался недолгим. Жесткая восточная деспотия и закрытая экономика Узбекистана сегодня не устраивают Америку. К тому же Каримов так и не справился с исламистскими движениями, что в общем лишает смысла поддерживать его как "меньшее из зол".

Почувствовав угрозу своей власти, Каримов начал заигрывать с Россией. Россия весьма прагматично подошла к новому повороту узбекской внешней политики: в июне прошлого года Путин с Каримовым подписали соглашение на 35 лет, по которому Россия получает права на разработку газовых резервов Узбекистана. Но очевидно, что восстановить доверие России Каримову не удалось, а потому в Кремле вряд ли будут сильно возражать против его замены. Тем более что у нынешних узбекских властей весьма напряженные отношения с Казахстаном, который сегодня является главным союзником России в регионе.

Впрочем, смена власти в Узбекистане - дело очень опасное. Главная оппозиционная сила в сегодняшнем Узбекистане - радикальные исламисты, представленные Исламской партией Туркестана (бывшее Исламское движение Узбекистана) и группировкой исламских радикалов "Хизб-ут-Тахрир". Исламская партия Туркестана ставит своей задачей создание на территории Центральной Азии исламского халифата, который должен включать населенные мусульманами государства этого региона. Сегодня наиболее сильные позиции у них в Ферганской долине. Вряд ли случайно совпадение, что активисты "Хизб-ут-Тахрир" были замечены среди демонстрантов в киргизских городах Ош и Джалалабад. И если в Киргизии бунт, начавшийся в Ферганской долине, не стал началом исламистского восстания, то в Узбекистане этого избежать будет крайне трудно. К тому же боевики Исламской партии Туркестана имеют свои базы в Таджикистане и Афганистане, а также поддерживают самые тесные контакты с уйгурскими террористами в Китае.

Средняя Азия. Таджикистан

Таджикистан - самая нестабильная и бедная страна на постсоветском пространстве, пережившая тяжелейшую гражданскую войну. До недавнего времени Таджикистан занимал ключевое место в системе внешнеполитических приоритетов России в Центральной Азии. Границу с Афганистаном охраняли российские пограничники, кроме того, в республике дислоцирована российская 201-я дивизия. Впрочем, сегодня российские пограничники уходят с таджикско-афганской границы, уступая место войскам НАТО, при этом ни у кого нет сомнений, что натовские войска не смогут адекватно охранять границу и препятствовать наркотрафику из Афганистана. Россия же должна будет обустраивать свою границу, что, безусловно, скажется на общем отношении России со странами Среднеазиатского региона: теперь это будет уже не пограничная, а заграничная территория.

Мечущийся Эмомали Рахмонов не контролирует страну. Здесь регулярно происходят локальные столкновения различных кланов, но от более радикальных конфликтов стороны удерживает память об ужасах недавней войны, повторения которой не хочет никто.

Разумеется, американцам хотелось бы иметь в Таджикистане более надежную и сильную власть, но сегодня Рахмонов обеспечивает хоть и относительный, но мир в стране, а потому снимать его в ближайшее время вряд ли кому-то придет в голову.

Средняя Азия. Туркмения

Карикатурно-тоталитарный режим Сапармурата Ниязова весьма стабилен. Большие запасы нефти и газа обеспечивают Туркмении экономическую независимость, а режиму Ниязова - дополнительную устойчивость.

Однако независимость, неподконтрольность, строптивость и та же карикатурная авторитарность Ниязова раздражают многих как в Москве, так и в Вашингтоне. Недавний отказ Ниязова принять в Ашхабаде Рамазана Абдулатипова в качестве российского посла вообще выглядел как плевок в сторону Москвы. Путин, который, по слухам, испытывает личную неприязнь к туркменскому лидеру, и Буш с радостью узнали бы о его смене. Но в условиях ниязовского авторитаризма "революционно-демократические технологии" работать не будут. Ниязов почти не оставил шансов для демократической смены власти в стране. Его показательная расправа над всеми возможными лидерами оппозиции почти не оставила шансов и революции. Единственной реальной силой, которую можно сегодня выставить против режима, являются компактно проживающие на востоке туркменские узбеки. Но, судя по межэтническим столкновениям 1999 года, туркменские узбеки весьма легко могут превратиться в радикально-исламистскую силу.

Впрочем, из скудных данных, поступающих из Туркмении, можно заключить, что определенная работа там уже ведется и курс на смену власти в этой стране взят. К тому же технологии революций могут быть разные: если что-то случится с самим Ниязовым, то смена власти в Туркмении может произойти вполне спокойно, режим Ниязова - один из немногих на постсоветском востоке, который построен не на клановой "вертикали власти". Так что есть очень большая вероятность, что культ личности Туркменбаши сменит контролируемая американцами квазидемократия.

Соглашение, подписанное "Газпромом" в апреле 2003 года и дающее российской компании право в течение 25 лет распоряжаться туркменским газом, дает России весьма неплохие рычаги влияния (или, по крайней мере, оставляет большое пространство для торговли) в случае смены власти в стране. При этом непредсказуемый Ниязов в любой момент может просто отказаться от выполнения контракта, как он уже это неоднократно делал.

Средняя Азия. Казахстан

Сегодня Казахстан по темпам экономического роста, объему инвестиций, финансовой системе, открытости экономики и общему экономическому климату - самая успешная страна на постсоветском пространстве. Более того, Казахстан - единственное государство с однозначно пророссийской ориентацией, при этом не находящееся в конфликтных отношениях с Западом. Однако само по себе это не гарантирует стабильность режима. Сколь бы ни был предсказуем и "технологичен" Нурсултан Назарбаев, нынешняя кланово-олигархическая властная система Казахстана не устраивает Запад.

При этом почва для возможного раскручивания революционного сценария в Казахстане есть. Наиболее крупные политические партии в Казахстане представляют собой симбиоз финансово-промышленных групп и политической элиты, которые борются за влияние на президента. Борьба между влиятельными бизнесменами и членами семьи Назарбаева - в первую очередь его дочерью Даригой - благодатная среда для реализации революционной технологии. Кроме того, наличествует и заметное напряжение между казахстанскими элитами севера и юга.

Американцы, впрочем, в любом случае будут весьма осторожны. Москва ни при каких обстоятельствах не даст добро на смену казахстанского режима, к тому же в ситуацию может в любой момент вмешаться Китай, для которого Казахстан - важное звено энергетической безопасности (Китайская национальная нефтегазовая корпорация заключила соглашение на строительство трубопровода Актюбинск-Синьцзян). Ну и, наконец, в Казахстан вложено немало денег западного бизнеса, который в большинстве своем заинтересован в сохранении нынешней ситуации.

Да и сам Назарбаев, судя по последним его действиям, очень хорошо понимает ситуацию: сохранить власть внутри клана, передав ее дочерям или кому-либо из ближайшего окружения, - значит обречь страну на потрясения. На прошедших в минувшем году парламентских выборах он неожиданно для всех показательно "опустил" партию своей дочери Дариги. После чего стал искать преемника на стороне - причем в том числе и среди оппозиции. Если ему удастся повторить "подвиг Ельцина", Казахстан может стать второй после России страной, вышедшей из постсоветской властной системы самостоятельно, без внешнего воздействия.

Средняя Азия. Киргизия

Смена власти в Киргизии произошла столь неожиданно и стремительно, что никто толком не успел разобраться, что за люди идут на смену Аскару Акаеву. Когда же толпа южан ввергла столицу Киргизии в хаос грабежей и мародерства, оппозицию и вовсе перестали воспринимать сколько-нибудь серьезно. Однако пришедшей к власти оппозиции на удивление быстро удалось навести порядок. Трудно сказать, насколько прочно контролирует ситуацию новая власть, но сегодня она выглядит именно властью, а не полевыми командирами, занявшими столицу.

Едва ли не первым заявлением Курманбека Бакиева и его соратников стало заверение в самом искреннем расположении новой власти Киргизии к России. Судя же по весьма лояльной реакции Путина буквально на следующий день после революции, эти заверения - не пустая риторика. Оказалось, что все лидеры оппозиции буквально за неделю до революции были в Москве и вели переговоры с представителями российской власти.

То есть, судя по всему, переворот в Киргизии (во всяком случае, в его завершающей стадии) случился не без одобрения Москвы, а нынешняя власть Киргизии будет вполне пророссийской.

Европа. Белоруссия

Александр Лукашенко не устраивает никого. Человек-заноза, который тормозит развитие отношений Минска и с Западом, и с Москвой. Запад давно начал кампанию по смене белорусской власти - мощнейшая кампания в прессе, серия дипломатических скандалов и, наконец, санкции, введенные ЕС и США. Собственно, именно в Белоруссии начали обкатывать украинский сценарий, с делом пропавшего оператора Дмитрия Завадского на месте "дела Гонгадзе".

Однако Лукашенко до сих пор удавалось сохранять свое положение, играя на противоречиях России и Запада, а также жестко подавляя оппозицию. Как бы в Кремле ни относились к нынешнему белорусскому режиму, Белоруссия осознавалась стратегическим плацдармом, который ни в коем случае нельзя отдавать Западу. К тому же в отличие от украинской белорусская оппозиция весьма слаба, раздробленна и не пользуется авторитетом у большинства населения страны.

Сегодня ситуация может измениться. После революции на Украине Россия уже не намерена мертвой хваткой держаться за контроль над странами СНГ. Брешь в постсоветском окружении России пробита, и у России больше нет резонов поддерживать по сути дела антироссийский режим в Белоруссии только на том основании, что он еще и антизападный. Теперь Лукашенко предстоит тяжелый выбор: потерять власть либо в результате "управляемой революции", либо того самого объединения с Россией, о котором он сам столько говорил в конце 90-х.

Европа. Молдавия

Молдавия на первый взгляд не играет существенной роли в формировании структур безопасности на пространствах СНГ, к тому же она не имеет общих границ с Россией. В то же время в своей геополитической зоне Молдавия имеет достаточно серьезное значение именно с точки зрения обеспечения безопасности и стабильности. Она интересна, пожалуй, прежде всего в плане возможного влияния на поведение Украины. "Великая Румыния" может изменить баланс сил в зоне Балканы-Карпаты.

Молдавские коммунисты проскочили через выборы и сохранили власть в первую очередь за счет шумной антироссийской кампании. Собственно, Владимир Воронин устроил предвыборную постановку, в которой действующая власть играла ту роль, которую по революционному сценарию полагалось играть оппозиции.

Прозападно ориентированный Воронин устраивает и Америку, и Европу. Он вполне предсказуем и пока условно "технологичен". Россию он, в общем, тоже устраивает, даже несмотря на острое противостояние во время выборов. Потеряв призрачный контроль над руководством Молдавии, мы получаем большую свободу маневра. При этом у России в Молдавии по-прежнему весьма сильные позиции: экономика этой страны очень сильно зависит от экспорта в Россию, кроме того, весьма существенным фактором является многочисленная молдавская диаспора в России.

Впрочем, в любом случае наши отношения с Молдавией будут зависеть от того, как будет решаться проблема Приднестровья. США выступают за скорейшее решение этой проблемы: им нужна единая и лояльная Молдавия без инородных тел в виде русского Приднестровья, способная войти в блок причерноморских государств, став мостом с южного фланга НАТО в направлении к Украине. Нового конфликта в Европе никто не хочет, а потому решать вопрос с Приднестровьем, скорее всего, будут при помощи технологии управляемой смены власти.

Европа. Украина

Революция на Украине завершилась, но до спокойствия еще далеко. Конфликт между президентом Виктором Ющенко и премьер-министром Юлией Тимошенко практически неизбежен.

Не успела затихнуть перепалка между Тимошенко и министром юстиции Украины Романом Зваричем, как развернулся новый спор между премьером и секретарем Совбеза Украины Петром Порошенко, который является другом и кумом Ющенко. Конечно, в основе этих конфликтов - экономические интересы различных группировок, но за ними можно усмотреть и заботу Юлии Тимошенко о своем политическом будущем. При определенной слабости Ющенко перспективы Тимошенко вполне могут оказаться реальными. Правда, она не устраивает Вашингтон, что стало очевидным при заминке во время утверждения премьера, но, учитывая отсутствие у Тимошенко четкой политической ориентации и конкретных личных интересов, Россия могла бы попробовать найти с ней общий язык, используя ставшие известными широкой общественности инструменты, в том числе и экономические.

Кроме того, не будем забывать, что Украина не монолитна. Есть западная часть - крайне антироссийская, восточная - практически русская и живущая за счет сотрудничества с Россией, и Крым, по поводу которого комментарии, вероятно, излишни. Так что взрывоопасность на Украине сохраняется, равно как сохраняется и масса рычагов для построения выгодных для России отношений с Украиной.

Мозаика СНГ

Каково может быть резюме из этого краткого разбора ситуации в странах Содружества?

В крайне мозаичной структуре пространства СНГ зоны пророссийской ориентации немногочисленны. Это Казахстан, Армения, Киргизия, Азербайджан и Белоруссия. Эти страны в разной степени, но либо политически, либо экономически, либо с точки зрения доли русского населения заинтересованы в России. При этом элита Казахстана и Азербайджана достаточно прагматична и ответственна, чтобы рассчитывать на то, что она будет осмысленно действовать в направлении создания современного и демократичного режима.

Туркмения, Узбекистан, Таджикистан и Грузия остаются взрывоопасными регионами. В стабилизации Туркмении США просят поучаствовать Россию. Все остальное берутся контролировать сами. Но здесь можно ожидать и весьма горячих событий.

Украина настроена откровенно прозападно. И в этом смысле у России развязаны руки. Она может строить свои отношения на абсолютно прагматичной основе.

Тяжесть происходящих на территории СНГ изменений вполне оправданна. Это пространство неожиданно для себя оказалось в эпицентре геополитики, и сегодня, через революции, идет превращение стран этого пространства в адекватных современности политических игроков. Смена элит будет идти, будут формироваться оппозиции и в конечном итоге склонное к клановости общество СНГ, скорее всего, будет в большей или меньшей степени модернизировано.

Желание американцев создать вокруг России пояс нестабильности и вытеснить ее из СНГ сильно преувеличено. Есть Китай, есть Евросоюз - конкуренты США, и, чтобы сдерживать их, Штатам нужна дееспособная Россия.

Неизбежный процесс модернизации территории СНГ будет очень долгим, и все это время пространство Содружества будет одним из центров геополитики. Поэтому у России есть повод выстроить долгосрочную политику в отношении государств СНГ, и с каждым осмысленным шагом она имеет возможность серьезно наращивать свое геополитическое влияние.
http://www.expert.ru/expert/current/data/13-tema.shtml

Валерий Егозарьян, Андрей Громов
Эксперт
06 Apr 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom