Только не зеленый

"Этот цвет может быть каким угодно, кроме зеленого" - об этом говорят и в Москве, и в Вашингтоне. Основного производителя демократических революций на постсоветском пространстве - США - в киргизских событиях беспокоит в первую очередь рост радикальных исламистских течений, которые стали катализатором пока еще псевдореволюции в Киргизии. Россия также готова сотрудничать с адекватной киргизской оппозицией, так как понимает опасность возможного экспорта исламской революции в страны региона. Вопрос лишь в том, кто станет генподрядчиком налаживания ситуации в Киргизии - Москва или Вашингтон.

"Фундаментальный факт состоит в том, что пространство вокруг России меняется, причем драматическим образом" - так срезюмировала события в Киргизии госсекретарь США Кондолиза Райс. И добавила: "Это только начало". По мнению Райс, происходящее "не будет вопросом контроля (со стороны России).

"Безопасности России и США никакие внутренние изменения в Киргизии не угрожают до тех пор, пока сама страна находится в нашем поле. Исламский фундаментализм на этом пространстве - это тот вопрос, который остается открытым", - заявил "Известиям" глава международного комитета Совфеда Михаил Маргелов. Сейчас, по его мнению, важно, чтобы к власти пришли внятные лидеры внятной оппозиции, то есть признанной и Москвой, и Вашингтоном. Для этого, правда, нужно уломать Акаева публично подать в отставку.

Каменно-мародерская революция в Киргизии вызывает вопрос: когда волна событий достигнет граничащих с Киргизией среднеазиатских стран? "Президенты Казахстана и Узбекистана должны учитывать ситуацию в Киргизии и корректировать свой курс", - считает член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. Корректировать, по мнению Малашенко, можно полярными способами: либо подавить оппозицию, либо попытаться договориться.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (именно его ОБСЕ публично пригласила оказать содействие в урегулировании ситуации в Киргизии) уже назвал два противореволюционных рецепта: не допустить критического скопления социальных проблем и не показать слабости власти. Казахстан ограждается от возможных революций еще и законами: в парламенте страны в эти дни, за год до президентских выборов, рассматривается поправка, запрещающая проведение публичных массовых акций за день до выборов и вплоть до момента окончательного официального объявления результатов. Узбекистан, Таджикистан и Туркмения пока прикрыты сильной авторитарной властью, которая, в отличие от Акаева, в случае чего не будет рассуждать о своевременности применения силы.

Однако во всех странах региона следует учитывать не только демократический оппозиционный фактор, но и радикальные исламистские движения. А их влияние на толпу более существенно. Опыта построения демократического общества, за которое так ратуют США, здесь нет. А ислам исповедуется испокон веков.

"Такие террористические организации, как "Аль-Каида", "Хизб-ут-Тахрир", Исламское движение Узбекистана, могут воспользоваться ситуацией, сложившейся в приграничных с Таджикистаном Ошской и Джалал-Абадской областях Киргизии, и предпринять усилия для дестабилизации обстановки в регионе" - так объяснял решение перекрыть границы страны начальник главного штаба таджикских пограничников Нуралишо Назаров. Именно радикальное исламистское движение "Хизб-ут-Тахрир", запрещенное в России и других странах СНГ, абсолютно легально действует в Киргизии.

Проблема еще и в том, что население Киргизии неоднородно. Юг наполовину узбекский, Север - настолько же казахский. Не стоит сбрасывать со счетов и присутствие казахского бизнеса в Киргизии. Так что и Астане, и Ташкенту придется принять участие в решении киргизского вопроса, и от того, как это будет сделано, зависят вектор киргизской революции и ее последствия для них самих.
http://www.izvestia.ru/politic/article1470262

Дмитрий Литовкин, Наталья Ратиани
Известия
28 Mar 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom