"Бархатные" революции развращают оппозицию"

Наш собеседник Йозеф Бодански, директор одного из отделов Института стратегических исследований (Вашингтон), более двух недель находился в нашей республике в составе миссии наблюдателей Лондонского международного института демократии - неправительственной организации, объединяющей экспертов из разных стран для участия в проектах по исследованию демократических процессов в государствах Азии и Африки, мониторинге угроз международного терроризма и других проблем. Это не первая его поездка в Кыргызстан: минувшим летом господин Бодански принимал участие в Иссыккульском форуме "Евразия в XXI веке: диалог культур или конфликт цивилизаций?". Четверть века Иозеф Бодански занимается политикой, последние шестнадцать лет возглавлял отдел конгресса США по предотвращению распространения оружия массового поражения и терроризма.

- Вы работали в составе миссии международных наблюдателей во время президентских выборов в Украине. В чем сходство и различие ситуации в стране, пережившей "оранжевую" революцию, и у нас?

-Я хотел бы отметить два момента: хорошие новости и плохие. Первое: к началу выборов Украина была серьезно разделена на два лагеря: запад и восток. Население западной части чувствовало себя отстраненным от экономических рычагов управления, считая, что все они сосредоточены у русскоязычной восточной части. Поэтому существовала, по меньшей мере, одна социальная группа, готовая стать основой для революционных перемен. Здесь же ситуация иная. Хотя есть определенные различия между севером и югом и населяющими страну этническими и региональными группами, есть и условия для их сближения, взаимопроникновения элит.

К тому же здесь другая экономическая ситуация: если в Украине в последнее время наблюдался экономический спад, то в Кыргызстане экономика стабильно растет, жизнь людей улучшается. Здесь нет кардинально неудовлетворенных социальных групп. Второй момент - из разряда "плохих новостей". При том, что в Украине был определенный экономический потенциал для "революционных" настроений, сами по себе эти люди не были способны и не намеревались совершить революцию. Как и грузинская "революция роз", она была искусственно организована и финансирована Западом. Это всегда срабатывает, когда в подобный проект вливаются большие деньги и определенным людям предлагается роль лидеров оппозиции.

И они с готовностью принимают эту роль даже не потому, что у них есть какие-то претензии к правительству, а просто потому, что появился шанс стать лидером. Такая угроза существует и для Кыргызстана и нужно достаточно серьезно к ней отнестись. Хотя, повторяю, ситуация здесь выгодно отличается от украинской.

- Тем не менее, ряд западных СМИ продолжает утверждать, что сами по себе финансовые вливания якобы не сыграли решающей роли и что массовые выступления в Грузии и Украине были вызваны
исключительно недовольством действующей властью. Насколько, по-вашему, искренни подобные заявления?

- Настроения недовольства были, но они ни к чему бы не привели без финансового и иного вмешательства внешних сил, и если бы не было таких "голодных" до власти лидеров, как Ющенко и Тимошенко. В Киеве, когда сторонники Ющенко перекрывали центральную площадь и осаждали правительственные здания, туда подвозили в автобусах безработных со всей республики и платили за участие в пикетах.

- Во время Иссыккульского форума Аскар Акаев одним из первых среди политиков выразил озабоченность в связи с использованием "бархатных" революций в качестве инструмента современной геополитики...

- На Западе широко распространено заблуждение, что если мы приведем к власти "нужного" лидера, то он будет делать то, что хорошо для нас. Но очень часто оказывается, что это не тот курс, который нужен народу, и, продолжая поддерживать своего ставленника, Запад фактически поддерживает антинародный режим и защищает такого лидера от собственного народа.

Другой момент - это то, что лидеры революций и сами не ожидали получить власть, они не готовы к этой миссии. Запад в свое время поддержал революцию в Иране, которая свергла шаха, потому что шах - это недемократично. Но никто не ожидал, что в итоге этой революции власть перейдет к аятоллам. Какой бы мирной, "бархатной" ни была революция - это всегда хаос, нестабильность и самые непредсказуемые последствия.

- Проблема преемственности власти остается одной из острых на постсоветском пространстве...

- В любой стране лидер политической элиты стремится подготовить себе преемника. В США, как правило, это вице-президент. Например, Билл Клинтон продвигал Альберта Гора и вложил немало средств в его избирательную кампанию. Проблема постсоветских государств в том, что распад СССР произошел неожиданно и на тот момент во всех республиках эффективно функционировали только партийные структуры. И многие из тех, что в свое время начинали как партийные боссы, стали сегодня авторитетными лидерами либеральных обществ.

Задача в том, чтобы сформировать многопартийную систему, чтобы появилась ответственная и эффективная оппозиция, которая смогла бы выдвигать своих кандидатов во власть.

Проблема большинства постсоветских стран в том, что здешняя оппозиция неконструктивна и не готова к тому, чтобы принять властные полномочия. Люди, называющие себя оппозиционерами, всячески декларируют свою неприязнь к действующему лидеру, но при этом даже не пытаются объяснить, в чем принципиальное отличие предлагаемого ими курса.

Кстати, еще один минус украинского сценария в том, что он препятствует процессу естественного формирования и развития эффективной и ответственной оппозиции. Легче найти спонсора для реализации сиюминутных политических амбиций, чем самостоятельно сформировать партийную структуру и выработать конструктивную программу, альтернативную курсу действующей власти. "Бархатные" революции развращают оппозицию.

Ваш Президент Аскар Акаев принял страну - обломок развалившегося Союза, и за эти годы сумел добиться огромного прогресса. Кыргызстан сегодня - состоявшаяся страна, которая развивается экономически и социально. Таким образом, ваше руководство за тринадцать лет сделало гораздо больше, чем руководство обычной страны. И будет совершенно правильно, если он оставит после себя преемника, который сможет продолжить этот курс. Может ли местная оппозиция доказать, что она способна предложить лучшую программу развития страны или лучшего лидера, который сможет продолжить политику Акаева? Пока я здесь ничего такого не заметил. Вся энергия оппозиционных политиков уходит отнюдь не на созидание, а на негативные эмоции, выражение недовольства и неприязни.

Придет время, и в стране вырастет нормальная, в классическом понимании этого слова, оппозиция. Но создать ее искусственно, в одночасье невозможно.

- На одной из встреч с журналистами вы сказали, что во время предвыборной кампании проводили мониторинг кыргызской прессы. Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями.

- Как и в любой стране, у вас есть серьезные, вдумчивые журналисты и в проправительственных, и в оппозиционных газетах. Но есть и так называемые таблоиды и желтая журналистика. Не хочу вдаваться в подробности, чтобы не вызвать неприязнь со стороны ваших коллег, но один момент хотел бы отметить. Это часто встречающееся непонимание специфики парламентских выборов. Выбирая кандидатов от местных округов, мы, прежде всего, ожидаем, чтобы этот человек был способен представлять в парламенте интересы нашего округа, сообщества проживающих здесь людей, чтобы он хорошо знал специфику и проблемы этой территории. Это главное для будущего депутата, а не то, насколько он способен быть общенациональным лидером.

- Миссия наблюдателей Лондонского международного института демократии дала высокую оценку прошедшим выборам, более высокую, чем ваши коллеги, представлявшие СНГ, или местные наблюдатели, в отчетах которых имелись определенные критические замечания. Что касается оценок ОБСЕ и некоторых западных политиков, то здесь различие особенно заметно. Чем оно объясняется?

- Во-первых, идеальных выборов вообще не бывает. Во-вторых, в составе нашей миссии работали эксперты, которые хорошо знают специфику Центральной Азии и ситуацию в соседних республиках, что позволяет дать более объективную оценку происходящим в стране процессам. В-третьих, что касается отчета ОБСЕ, то в части оценки самого процесса голосования наши мнения в главном совпадают: выборы признаны легитимными, свободными и прозрачными.

Основная критика со стороны ОБСЕ относится к предвыборному периоду, и здесь содержатся некоторые противоречия. Прежде всего, это касается вопроса о дисквалификации ряда кандидатов. С одной стороны, речь идет о необходимости неукоснительного соблюдения законов. С другой, критикуя организаторов выборов за то, что некоторые кандидаты были отстранены от участия в выборах, эксперты ОБСЕ не принимают во внимание, что это было сделано исключительно на основании закона. Закон, может, и нехорош, несправедлив, но, пока он действует, надо его соблюдать.

А дело наблюдателей - следить за соблюдением выборного законодательства, а не критиковать законы. Что касается требований несостоявшихся кандидатов изменить законодательство в "пожарном" порядке, то, по моему мнению, нельзя принимать законы под нажимом определенных групп, в спешке, исходя из ситуативных побуждений. Пусть придет новый состав парламента, рассмотрит еще раз положения Избирательного кодекса, взвесит все "за" и "против" и примет поправки.
http://www.kabar.kg/rus/calendar/05/Mar/18/14.htm

Л.Павлович.
"Слово Кыргызстана"
19 Mar 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom