Легенды и фобии СНГ

События в Грузии и на Украине, выборы в Молдове, на которые не пустили наблюдателей из России, – все это свидетельства того, что Содружество Независимых Государств переживает явный кризис. Прошедший недавно в Москве саммит глав МИД СНГ не привнес ясности в перспективы развития организации. Так каким быть СНГ? И быть ли ему вообще? Ответы на эти вопросы дает «НГ» первый заместитель председателя думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Ахмед Билалов.

-Ахмед Гаджиевич, что, на ваш взгляд, можно сегодня сказать о СНГ – пациент скорее жив, чем мертв, или наоборот?

– Давайте разграничим два понятия: первое – это события, то есть «фасад» происходящего, и второе – непосредственно суть проблемы. Сегодня можно с полной уверенностью говорить, что и первое и второе явно свидетельствуют о глубочайшем кризисе, переживаемом СНГ. Возьмем для примера недавнее предложение России по углублению сотрудничества в деле борьбы с терроризмом. Какова была реакция государств – членов СНГ? Украина отказалась, указав на необходимость сохранения Содружества в качестве исключительно экономической организации. Грузия увязала этот вопрос с проблемой вывода российских войск с ее территории. Другие промолчали – вроде бы как и не заметили предложения из Москвы, решили выждать, как отреагируют «ведущие» игроки. Единственный, кто поддержал Москву и даже развил поступившее из Кремля предложение, – Минск. Но оно и понятно.

– В чем же, по-вашему, причина кризиса?

– В том, что СНГ сегодня является международной организацией лишь по своей форме. По сути – это набор мифов и фобий. Все страны – участницы «проекта СНГ» с момента образования организации преследуют свои, подчас весьма иррациональные цели. Эти цели не имеют ничего общего с объективными экономическими интересами или, например, стремлением к расширению своего политического влияния в том или ином регионе. Но самое главное, что над тем Содружеством, которое мы сегодня имеем, довлеет советское прошлое. Как мы ни старались, избежать появления связанной с этим фобии внутри СНГ не получилось.

– О чем идет речь?

– До сих пор, по крайней мере на уровне подсознания, а то и вполне осознанно, некоторые страны-участницы воспринимают СНГ как некоего «троянского коня», оставленного в их стане Россией, жаждущей восстановить былую империю и вновь вернуть их в круг своего подчинения. В России, в свою очередь, витают иные настроения: мол, Содружество, конечно, может поспособствовать консолидации усилий на постсоветском пространстве, но это затратный и убыточный проект, сосущий соки из российской экономики. Пока такие настроения будут сохраняться, а СНГ будет рассматриваться через призму СССР или как инструмент появления новой империи (пусть на новых условиях, но Империи с большой буквы и с центром в Москве), до тех пор на постсоветском пространстве не удастся создать живой и прибыльной организации межгосударственного сотрудничества, как принято сегодня говорить, «наподобие Евросоюза».

– Так что же, по-вашему, следует сделать?

– С учетом того, что альфой и омегой в СНГ по-прежнему является позиционирование по отношению к России, именно Москве нужно подать пример. Для начала четко заявить о своих интересах в отношении каждой из стран. Может быть, это будет не слишком дипломатично (хотя и такое заявление можно сделать с соблюдением всех необходимых формальностей и протокольных церемоний), но по крайней мере снимет часть тех иррациональных страхов, что глубоко укоренились в менталитете наших партнеров по Содружеству. И лейтмотивом нового отношения России к СНГ должна стать выгода. Даже так: Выгода с большой буквы. Мы должны дать понять нашим визави, что мы выстроили эту организацию не потому, что мы великие благотворители или плохие экономисты, а потому, что нам это выгодно. Где-то это экономическая выгода – например, на Украине, с которой тесно связана российская промышленность. Где-то это прежде всего стратегическое партнерство, необходимое для решения вопросов безопасности, как, например, в отношениях с Грузией. И так далее.

– Но Россия вроде как уже неоднократно заявляла о своих планах и намерениях?

– Значит, или не слишком конкретно, оставляя для партнеров возможность додумывать «подноготную» наших действий и искать опять же проявление имперских амбиций, или тон в диалоге был выбран неверный. Наши власти предержащие сами не замечают, как время от времени сбиваются на эдакий покровительственный тон. Нет-нет да и прозвучат в СМИ хорошо знакомые словосочетания о «старшем брате», о необходимости «объединения вокруг одного центра» и тому подобное. И депутаты Госдумы грешат этим не меньше других чиновников, если не больше. Я понимаю, что это делается в большинстве случаев подсознательно – нас так воспитали, но пора научиться тщательнее себя контролировать.

– А какие действия можно было бы предпринять уже в ближайшем будущем?

– Еще раз повторюсь: для России, как и для других стран – членов СНГ, экономически выгодно развивать межгосударственные отношения в рамках Содружества. Помимо Украины, Грузии, Белоруссии, есть еще, например, Казахстан, который уже по целому ряду показателей заявил о себе как о развитой европейской державе. С другой стороны, подписаны сотни межправительственных документов о сотрудничестве, но вы где-нибудь видели, чтобы в поездках в страны СНГ первых лиц России сопровождали бизнесмены? Почему-то в Европу или США они едут десятками, а вот на пространстве Содружества каждый решает свой бизнес-вопрос как может. Здесь почему-то действует принцип: государственные интересы – отдельно, бизнес – отдельно. А это неправильно! Надо делать так, как делают во всем мире: первое лицо встречается с тамошними бизнесменами или организуется встреча для российских бизнесменов с тамошним первым лицом. Только на таких встречах и можно решить все интересующие вопросы и снять большинство проблем.

– Истина всегда конкретна. О каких проблемах может идти речь?

– Например, об ограничении доступа на рынки. И не только товаров. Как сопредседатель Российско-Казахской межпарламентской межпалатной комиссии я недавно столкнулся с тем, что многие наши авиаперевозчики могут потерять возможность летать в Казахстан. Казахская сторона ввела европейский норматив на системы предупреждения о сближении самолетов. И теперь для полетов в воздушном пространстве Казахстана надо устанавливать систему TCAS II. В России действуют другие нормативы. А установка системы возможна только в заводских условиях. Мы подсчитали расходы и увидели, что наши перевозчики даже не сумеют окупить затраты на ее установку. А результат? Одна только авиакомпания «Ютэйр» вынуждена в этом году отказываться от открытия рейсов в Казахстан из Москвы, Сургута, Тюмени, Новосибирска, Самары, Магнитогорска и Екатеринбурга. А если бы вовремя вопрос обсудили на должном уровне, то и связи с Казахстаном (в том числе и человеческие) были бы куда более интенсивными.

– Ваш рецепт реанимирования СНГ понятен. Но ведь может существовать и другой способ. Например, выбрать новую цель существования Содружества – скажем, безопасность и защиту от терроризма. Ведь помогла такая смена целей в НАТО?

– Так это потому, что НАТО – военный блок. Для него смена одной военно-стратегической доктрины на другую приемлема и даже необходима в нынешних условиях. Другое дело СНГ – организация, чьи цели и задачи шире и масштабнее натовских. Содружество без бизнес-наполнения, без решения экономических задач мертво. Ибо только это является фундаментом для построения образования наподобие Евросоюза. Все остальное будет регулярно удобрять почву для размножения всяческих фобий и подозрений. Подобный тип отношений нам известен. Чем он закончился – тоже. Стоит ли усилий повторение пройденного? Нужно полностью освободиться от этого «наследия», расчистить площадку, предложить новую основу и схему построения отношений. А строить на руинах нельзя.
http://www.ng.ru/ideas/2005-03-04/10_bilalov.html

Дмитрий Кораблев
Независимая газета
04 Mar 2005

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom